Могут ли протесты поменять что-то в экономике, два невыполнимых условия роста при Путине, и никакая амнистия не защитит от ФСБ

Интервью с Сергеем Алексашенко
23 сентября, 20:50 Лев Пархоменко
28 874

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» — экономист, бывший зампред Центрального банка Сергей Алексашенко. С ведущим Дождя Львом Пархоменко он обсудил, почему даже президент не может защитить бизнес от аппетитов ФСБ, какие два невыполнимых действия нужно осуществить Путину, чтобы экономика России начала расти, а также могут ли массовые протесты повлиять на экономическую политику правительства. 

Всем добрый вечер. Это программа «Деньги. Прямая линия» на телеканале Дождь. Как всегда по понедельникам в это время мы встречаемся с ведущими экспертами в области экономики и финансов для того, чтобы обсудить все последние новости из мира денег. Меня зовут Лев Пархоменко, и я очень рад, что сегодня у нас в гостях, правда, удаленно, по видеосвязи, наш регулярный гость Сергей Алексашенко, экономист, бывший зампред Центрального банка России. Сергей Владимирович, добрый вечер.

Добрый вечер, Лев.

Сергей, сезон, что называется, в самом разгаре, есть некоторое количество новостей, которое хочется с вами обсудить. И начать хочется с сегодняшней такой, казалось бы, довольно специфической новости, но в общем, кажется, она довольно симптоматична. Я имею в виду сюжет, который описала сегодня газета «Ведомости», с амнистией капитала, которую внезапно Федеральная служба безопасности предъявила фактически в качестве обвинения одному из своих обвиняемых уже к тому времени. Это Валерий Израйлит, который был одним из совладельцев «Компании Усть-Луга», строившей порт на Балтике. В общем, если вкратце для тех, кто не в курсе этого прекрасного сюжета, этот господин, Валерий Израйлит, подал заявление об амнистии капиталов, собственно, как это предполагалось, согласно всей этой новой процедуре. И вот теперь, собственно, вооружившись этим документом, ФСБ в суде предъявляет обвинения этому бизнесмену, среди прочих, скажем так, обвинений. И это, конечно, довольно поразительная история, потому что ранее и министр Силуанов, и даже сам президент Владимир Путин говорили о том, что участники этой амнистии полностью защищены, никто никогда не будет спрашивать у тех, кто решится подать такие заявления об амнистии своих зарубежных активов, капиталов и так далее, никто не будет спрашивать их больше никогда об этих деньгах, но вот, как мы видим, все получилось иначе. Много разных комментариев сегодня было по этому поводу. Но какой все-таки главный вывод мы можем сделать из этой истории, Сергей Владимирович?

То, что российскому государству верить нельзя. Хотели, как лучше, получилось как всегда, это вечная истина Виктора Черномырдина, она, собственно, наглядно проявляется в том, что мы видим, потому что происходит прямо на наших глазах. Я бы не стал всерьез апеллировать ни к президенту Путину, который когда-то говорил, что «ЮКОС» не будет обанкрочен, ни к министру финансов Силуанову, который говорил, что налоги не будут повышаться, а они постоянно повышаются, и уж тем более нельзя предъявить никаких претензий к ФСБ, которая вообще никому ничего не обещала. ФСБ давно наплевала на закон, и в общем то, что нужно Службе безопасности, она делает это, невзирая на то, что написано в российском законодательстве, и нет такого органа, ни суд, ни Верховный суд, ни прокуратура, никто не может остановить, знаете, как не остановить бегущего бизона, так не остановить рвущуюся к деньгам Федеральную службу безопасности. Поэтому, мне кажется, можно считать, что это неприятность, но было бы странно, если бы этого не случилось.

Но если говорить более конкретно, как вам кажется, все-таки причины какие? То есть это какая-то несогласованность, они были не в курсе, эти офицеры ФСБ, что вообще-то этого делать нельзя? Или это реально поменялись как-то правила игры? Что здесь произошло, как вы думаете?

Лев, мне кажется, что офицеры ФСБ, которые все это дело осуществляли, они всерьез считали, что их организация существует над законом. И то, что вы не сидите, это не есть ваша заслуга, а есть наша недоработка. Если законодательство позволяет вам что-то спрятать, значит, мы должны сделать так, чтобы вы это спрятать не могли, а впоследствии нужно будет поправить закон, чтобы все, что мы сделали, было по закону. Вот опять, я думаю, совершенно откровенно, точно также, как Федеральная служба безопасности, Росгвардия, полиция, суды плюют на гражданские права, на 31 статью конституции и на прочие другие российские законы, и вытворяют на улицах столицы и других городов все, что хотят. А уж ФСБ, которая вроде как должна заниматься безопасностью страны, борьбой со шпионами, не знаю, с киберпреступлениями, с наркотрафиком, ФСБ больше всего любит заниматься экономическими преступлениями, там где пахнет деньгами, там где можно у кого-то что-то откусить, оторвать, отобрать. Знаете, поэтому надеяться на то, что офицеров ФСБ остановит какая-то фраза в законе, мне кажется, что это несерьезно, это могут говорить только люди, которые не понимают, как устроена жизнь в современной России.

Тут даже не фраза в законе, тут фраза президента буквально, в 2014 году.

Тем более.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю