Реальная цель изменений в «Яндексе», курс рубля стал феноменом, льготы для бизнеса = отсутствие гарантий

Интервью с экономистом Олегом Буклемишевым
18 ноября, 20:20 Лев Пархоменко
14 491

Гость этого выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ. Поговорили об отношениях «Яндекса» с государством, о том, каково будет место цифровых платформ в экономике будущего, в каком состоянии инвестиционный климат в России. А также о том, зачем депутаты предлагают отказаться от плавающего курса рубля и почему государство не может потратить оставшийся в бюджете триллион рублей. 

Добрый вечер! Это программа «Деньги. Прямая линия» на телеканале Дождь, меня зовут Лев Пархоменко. Как всегда по понедельникам вечером, мы здесь встречаемся с ведущими экспертами, финансистами, экономистами ― в общем, с людьми, которые хорошо понимают все про деньги, для того, чтобы, собственно, деньги в широком смысле этого слова и обсудить. У нас сегодня в гостях Олег Буклемишев, директор Центра исследований экономической политики МГУ. Олег Витальевич, добрый вечер!

Добрый вечер!

Спасибо большое, что пришли. Ну что, прямо с пылу, с жару хочется с вами обсудить одну из главных новостей, наверно, сезона, я бы так сказал, да, а именно очередной, кажется, возможно, финальный поворот в истории с «Яндексом» и государством. Сегодня «Яндекс» выступил с предложением, как решить проблему «Яндекса». Сам себя, в общем, он как-то решил наказать в некотором смысле, как унтер-офицерская вдова. Или нет?

Упорядочил скорее.

Да-да-да, мы сейчас это и обсудим. Буквально очень вкратце для наших зрителей, которые еще не слышали, так сказать, суть этого предложения: государство хотело в виде внесенного законопроекта ограничить долю иностранных инвестиций в «Яндексе» в 20%, что, в общем, означало очень тяжелые последствия, очевидно, для компании.

Вместо этого «Яндекс» предлагает создать некий фонд общественных интересов, в который войдут представители разных образовательных центров, в том числе, кстати, и МГУ, и этот фонд общественных интересов будет согласовывать сделки с акциями больше 10%, передачу существенной интеллектуальной собственности, изменения в регламенте компании по части больших данных, личных данных, собственно, данных российских пользователей, и возможные партнерства компании с правительствами других стран.

Давайте на части как-то разобьем эту историю, сначала с точки зрения «Яндекса». Как вам кажется, это хорошая история, это плохая, но лучшая из возможных? Как это можно оценивать с точки зрения компании?

Оценивать можно очень по-разному. Действительно, разрешен короткий кризис, но будет ли разрешен такой вот наш перманентный, постоянный, долгий кризис ― это большой вопрос, потому что хотя структура объявлена, непонятно, как она будет насыщена, кто будет персонально, какие вообще структурные элементы будут заложены в этот траст, насколько я понимаю.

И тут другое дело, что нам намекнули в очередной раз, что частная собственность в стране ― это такой условный феномен, он может зависеть от самых разных вещей. Одна из этих вещей ― это инфраструктурная значимость. Когда кто-то решает, что та или иная компания, тот или иной актив обладает некой значимостью со стратегической точки зрения, сразу же понятие собственности отступает на второй план, на первый план выходит та самая стратегия.

 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю