Что Путин скажет в послании, к чему приведет иранский кризис, кому нужна новая пенсионная реформа

Сергей Алексашенко анализирует начало 2020 года
13 января, 20:15 Лев Пархоменко
20 972

Гость нового выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — экономист Сергей Алексашенко. Поговорили о том, как дальше будет развиваться ирано-американский кризис, что скажет или не скажет Владимир Путин в послании Федеральному собранию, а также какие изменения снова может претерпеть пенсионная система, и действительно ли угрозы военных конфликтов и новых экономических кризисов в России больше нет? 

Всем добрый вечер. Это программа «Деньги. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Лев Пархоменко. Как всегда по понедельникам вечером мы встречаемся в этой студии с ведущими экспертами в области экономики, денег, финансов, задаем им все самые важные вопросы о текущей денежной повестке дня. Я очень рад, что первую программу в 2020 году мы проводим вместе с одним из наших самых надежных, я бы сказал, и постоянных гостей, это Сергей Алексашенко, экономист, бывший зампред Центрального банка. Сергей Владимирович, добрый вечер.

Лев, добрый вечер. Я думаю, мне так просто повезло по алфавиту.

Да, собственно, вы же и закончите в итоге, я думаю, этот год с нами. Ну, что, друзья, давайте начнем сразу в бой и начнем обсуждать важнейшие темы. Собственно, начнем мы с такой больше, кажется, военной, но она все-таки и про экономику тоже, я имею в виду иранский кризис и все, что вокруг него происходит. Несмотря на то, что так сказать, кажется, самая острая его фаза вроде немножко отошла и кажется, реальных военных действий крупномасштабных, по крайней мере, сию минуту между Ираном и США или их союзниками мы не ждем, но тем не менее, довольно резво реагировали рынки на то, что происходит, и в части нефти, и соответственно, в части рубля, и в части золота, в общем, особенно на фоне затишья по всем остальным фронтам. Что дальше? Можно ли ожидать какого-то эха всей этой истории, можно ли ожидать какого-то продолжения, с точки зрения какого-то нового пакета санкций и прочего? И главное, что в этом смысле ожидать нам здесь в России?

Лев, мне кажется, что вся история с ирано-американским конфликтом, она уже позади. Обе страны явно продемонстрировали нежелание идти по пути эскалации, считая, что худой мир лучше доброй ссоры. Поэтому, я думаю, говорить о каких-то последствиях или афтершоках, как после землетрясения что-то такое еще происходит, для финансовых рынков, для денежных рынков, для курсов валют, мне кажется, что эта история уже осталась позади, о ней все благополучно забыли или почти забывают, кроме тех экспертов, которые вынуждены разбираться во всяких деталях, начиная от технических и кончая политическими. Более того, я думаю, что даже те санкции, которые президент Трамп ввел, что называется, под горячую руку, сразу после обстрела американской базы, я думаю, их тоже вроде как потихонечку отменят, вроде как конфликт закончен, ну зачем лишний раз эскалировать экономические отношения. Поэтому рынки адекватно начали реагировать действительно, в тот момент, когда Иран начал реагировать, когда он начал делать жесткие заявления, и тем более, когда он обстрелял американскую базу, ну некое ощущение того, что военный конфликт все ближе и ближе, оно действительно существовало. Но сейчас все эксперты однозначно считают, что эта ситуация пройдена.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю