Ждать ли к выборам 2016 года массовых протестов? Социологи о запасе прочности россиян

Кофе-брейк
11 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Россияне начали ощущать на себе негативные последствия продовольственного эмбарго, введенного Москвой в ответ на санкции США и ЕС – показал недавний опрос Левада-центра. Число тех, кто одобряет этот запрет, по сравнению с августом снизилось с 78% до 73%. Количество респондентов, у которых в связи с антисанкциями не возникло никаких проблем с питанием, напротив, уменьшилось — с 63 до 52%. А людей, которые заметили, что из-за эмбарго продукты в магазинах сильно подорожали, оказалось почти вдвое больше, чем в августе, — 64% опрошенных против 35%. Кроме того, 61% россиян ждет в ближайшем будущем снижения уровня жизни и экономического кризиса, а 56% согласны с тем, что это станет прямым следствием присоединения Крыма и российской помощи ополченцам Донбасса. 

Что означает эта терпеливость? Татьяна Арно поговорила с Денисом Волковым, социологом Левада-центра.

Арно: Я так понимаю, что общая картина такова – россияне ощущают на себе все признаки экономического кризиса, но готовы терпеть.

Волков: Да, ощущают экономический кризис. Вопрос в том, насколько они напрямую связывают это с санкциями. И второе – то, что цены выросли, но пока что влияния, которое ощущают россияне, оно незначительное. По крайней мере, говорят о том, что влияние незначительное, и готовы терпеть дальше.

Арно: Население отмечает растущие цены, а кого люди в этом винят?

Волков: Я думаю, что здесь несколько причин. Одно дело, что есть те санкции, которые ввел Запад. Здесь это однозначно люди отмечают. Дело в том, что абсолютное большинство просто не понимает, в чем смысл этих санкций, не понимает, что заставило Запад ввести эти санкции. Второе – это контрсанкции, которые ввела Россия. Здесь надо понимать, что это не просто контрсанкции, это санкции на продовольствие. Изначально до санкций большинство поддержало бы такие меры, просто потому что, как говорится, надо есть свое, не надо все завозить с Запада. Я думаю, что здесь руководство пошло на эти меры уже потому, что большинство россиян было изначально готовы поддержать.

И третий момент – это в целом ухудшающаяся обстановка, цены на нефть, экономический кризис. Важно еще отметить, что повышение цен, может, не такое большое, как сейчас, постоянно ожидаемо у населения, люди готовы, что цены будут расти. Другое дело, что сейчас они растут быстрее. Здесь большинство не готово винить в этом руководство страны, не готово винить в ухудшении положения, по крайней мере, пока.

Арно: А почему не растет недовольство у людей в связи с такой резко обостряющейся каждый день ситуацией?

Волков: Это не так, недовольство растет. Другое дело, что оно не получает какое-то направление, оно диффузное недовольство. Оно очень высоко. Мы видим, что есть и забастовки, есть митинги врачей. Постоянно какое-то бурление мы видим. Другое дело, что это не направленно, не имеет какого-то направления, люди не готовы винить высшее руководство.

Арно: А кого обычно винят?

Волков: Здесь предложена очень хорошая цель – это Запад, который ввел санкции, причем непонятно почему. Та композиция, которая есть на Западе, из тех целей, которые они преследуют, они непонятны большинству населению. То сообщение, которое Запад, может, и хотел донести не только до руководства, но и до населения страны в целом, оно не проходит, потому что здесь другие интерпретаторы на государственных каналах, которые смотрит абсолютное большинство населения. И тут получается интересная ситуация, что все следят за тем, что происходит на Украине, все доверяют тому, что говорят телеканалы. Абсолютное большинство не понимает вообще, почему это происходит.

Арно: Скоро, по мнению экспертов, цены могут вырасти на 80% еще. Чего нам ждать? Люди возмутятся или они будут терпеть? Какой запас прочности у россиян?

Волков: Пока что запас прочности большой, потому что влияние пока незначительное. И первая реакция большинства на ухудшение жизни – будет просьба о помощи к власти, не против власти, а, скорее, обращение к тому, чтобы власть обратила внимание, разрулила ситуацию, помогла. И уже только потом, когда ситуация ухудшится до того, что мы видели в 1998 году или в середине 90-х, когда все обращения к власти не помогали. Пока что есть и стабилизационные фонды, пока зарплаты выплачиваются. Пока что у большинства населения есть установка на то, чтобы просто сокращать свои расходы, отказываться  от каких-то расходов.

Для большинства населения это привычная стратегия – установка на понижение уровня жизни. Поэтому протестов массовых тут же ждать не следует, все будет зависеть от того, насколько быстро будет ухудшаться ситуация, будет ли она ухудшаться. Пока мы видели, что то, что происходит с валютой, это заботит 15%, максимум 20% населения, кому есть, что терять, а большинству терять нечего, они не ездят на Запад, нет сбережений в банке, нет долларов, чтобы их менять на евро или обратно. Большинство населения уже чувствует повышение цен, но пока можно терпеть и сокращать эти расходы. Поэтому протестов завтра-послезавтра ждать пока не стоит.

Арно: А если к выборам 2016 года, к думским?

Волков: Это большой вопрос. Посмотрим, насколько будет развиваться экономическая ситуация. Для устойчивости системы, мне кажется, важно не только настроение населения в целом, но важно настроение элиты, элиты не только в Москве, но и в регионах, насколько все будут готовы брать под козырек, когда деньги будут заканчиваться. У руководства есть силовые способы держать ситуацию под контролем.

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.