Ведущий ДОЖДЯ Никита Белоголовцев исполнял фигуры высшего пилотажа на МАКСе

Кофе-брейк
30 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко
Теги:
Авиация

Комментарии

Скрыть
Никита Белоголовцев побывал на авиасалоне МАКС в Жуковском и поделился своими впечатлениями в традиционной рубрике КОФЕ-БРЕЙК.
Белоголовцев: Я вчера был участником пилотажной группы, которая выполняла фигуры высшего пилотажа на реактивных самолетах на МАКСе. У меня есть даже доказательство- это сертификат, мне выдали этот сертификат члены пилотажной группыBreitlingJetteam.

Дзядко: Это она чья?

Белоголовцев: Это французская пилотажная группа, здесь подпись Гастон-7. Там 7 самолетов, я летал на седьмом. Чтобы вы поняли, когда они совершают полет, это крайний слева. У каждого пилота пилотажной группы есть кличка, у моего пилота Патрика Жулье пилотажная  кличка Гастон. 25 минут длился наш полет, за это время выполняли фигуры высшего пилотажа.  Сразу скажу, что, к сожалению, в тот день нельзя было выполнять «мертвую петлю» из-за низкой границы облаков. Я, забегая вперед, скажу, что все очень смеются иностранные пилоты, когда слышат «мертвая петля», потому что на всех языках мира она называется просто петля. Русские летчики дополняют романтики.

Дзядко: Они фаталисты, видимо.

Белоголовцев: Давайте я буду рассказывать по порядку, как проходил мой день. Все началось очень рано, потому что полет был запланирован на 8 утра, то есть в 7 часов нужно было быть уже в Жуковском. Начался инструктаж и переодевание.  Во-первых, скажу, что романтике гораздо больше, чем ее есть на самом деле. Инструктаж был довольно простой, он сводился к тому, что этого делать нельзя, этого нельзя. Несмотря на то, что вы формально второй пилот, вообще ничего делать нельзя, просто ничего не трогайте. Далее форма, она очень простая и очень удобная. Это обычный комбинезон, который отличается от рабочей одежды только тем, как мне объяснили, что он не загорается. Он из специальной нано ткани, очень много карманов. Чувствуешь себя немного Анатолием Вассерманом. Шлем, в нем нет тоже ничего сверхъестественного, кроме того, что у него есть провод джек. Обычный провод от наушников, он просто втыкается в кресло. То есть можно свои наушники воткнуть, это просто встроенные в шлем наушники, обычный шлем.

Дзядко: И что ты слышишь там?

Белоголовцев: Ты слышишь две вещи:  любой пилот, находящийся в воздухе, настроен на две волны сразу, это немножечко шизофреническое ощущение. Ты слышишь все переговоры радио-диспетчеров, ты слышишь их чуть ниже, и ты слышишь переговоры внутри группы.

Дзядко: Это как мы слышим, когда ведем программу, переговоры в аппаратной.

Белоголовцев: Мне было чуточку проще, переговоры с земли шли на русском языке, в это время мы были единственной иностранной пилотажной группой в воздухе, а пилоты переговаривались по-французски.

Дзядко: Сколько это все продолжалось?

Белоголовцев: 25 минут продолжался полет. Сразу может возникнуть сомнение, что летал на какой-то выставочной игрушке. Давайте посмотрим, как садился я в самолет. Самолет Л-39 Альбатрос- это французская модель, это учебно-тренировочный самолет. То есть, он не приминается ни в каких боевых действиях, у него нет никакого вооружения, несмотря на это он реактивный. В этот день три пилотажных группы осуществляли с утра полет. Breitling- французская, китайский ВВС, они готовились к вылету. Они прислали свою пилотажную группу. Это отдельная история, там такое ощущение, что они делают все шаги вместе.

Дзядко: Французы, китайцы и…

Белоголовцев: И неожиданно венгерский самолет что-то делать на взлетной полосе. Сажают меня в кабину, пристегивают очень плотно, ты практически не можешь совершать никаких действий, единственное, что можешь держаться руками за ремни- это максимально безопасная поза. Еще один важный момент- подсоединяют джеком шлем, ты разговариваешь с пилотом как по Скайпу, слышишь его в наушниках, видишь абсолютно все. То есть стеклянный купол, который над тобой, дает тебе возможность полного обзора. Абсолютное ощущение, что ты садишься в кабину какого-то аттракциона, и ты видишь все, что происходит вокруг тебя. Разрешили взять в кабину самолет камеру GoPro, которая располагалась ровно передо мной. Это необычный самолет, при этом я подчеркну, он реактивный. Мы не проходили скорость звука, потому что в этом случае даже от второго пилота требуются некоторые навыки. Взлетали формацией 2, 3 и 2, потому что семь всего самолетов. Сразу же после взлета группа выстраивается в формации, то есть такое ощущение, что ты можешь потрогать крыло соседнего самолета. Потом рассказывали, что расстояние самое минимальное- 3 метра, но 3 метра на такой высоте, и когда ты видишь самолет рядом, это кажется намного более компактном расстоянии, чем 3 метра. Когда мы в самолете летаем, мы же привыкли, что если что-то есть, то очень далеко. Когда рядом с тобой летит кто-то, и ты видишь эмоции человека, который точно так же, как ты сидишь на заднем сидении, это невероятно. Обзор абсолютно полный, ты видишь все.

Дзядко: Там моя дача, я так понимаю.

Белоголовцев: На самом деле точно так же шутил пилот, у меня через речку от аэропорта дача моих дедушки с бабушкой, на которой я проводил все лето и видел очень много МАКСов. Главная шутка пилота была, причем я увидел ее в какой-то момент, шутка пилота Патрика, что я постараюсь сделать все, чтобы мы не приземлились ровно к ним, хотя бы на соседний участок. Скажу о самом полете, мы переживали перегрузки в 4Gмаксимум. Скажу честно, я ждал от перегрузок большего, я думал, что там тебя размазывает по сидению, и ты не можешь пошевелиться. Очень сложно двигать челюстью во время перегрузок и ощущение, как будто на тебя сели два больших человека. То есть один сел к тебе на колени и оперся на тебя туловищем, а второй сел к тебе на плечи. То есть ты не умираешь, но тебе тяжело, очень сильно давит в районе груди, чуть-чуть перехватывает дыхание. После того, как мы приземлились, я поговорил с пилотом.

Патрик, можно пару слов об этом самолете. Это реальная модель или больше тренировочная, созданная специально для шоу?

Патрика Жулье, пилот BreitlingJetteam: Никита, это реальный самолет, это не модель для шоу. В другом ты прав, летать очень просто, если ты следишь за приборами. У нас сегодня низкие облака, именно поэтому мы не сможем сделать слишком крутую петлю.

Белоголовцев:  Во время полета было ощущение, что мы летим не очень быстро, это обман зрения? Какая был реальная скорость полета?

Патрика Жулье, пилот BreitlingJetteam: Около 650 километров в час. Когда ты летишь на такой высоте, возможно, все это не производит такого большого впечатления. А если ты берешь свою машину и едешь со скоростью в два раза меньше и при этом отрываешься от земли на 40 сантиметров, да, это впечатляет гораздо больше.

Белоголовцев: Дистанция между самолетами во время полета была 3-5 метров, даже мне понятно, что это опасно. Сколько нужно учиться и тренироваться, чтобы летать так, как вы это делаете?

Патрика Жулье, пилот BreitlingJetteam: Как вы видите, у меня седые волосы, это не потому что я часто боюсь, а потому что я опытный. Это нормальная дистанция, мы тренируемся на ней. У нас у всех 20-летний стаж во Французских воздушных силах, опыт все время разный. Ты научишься летать в любую погоду и в разное время суток.

Белоголовцев: Последний вираж, который мы сделали, ощущение было такое, как будто тебя из катапульты выстрелили. Как называется этот момент? Что происходило с нами в этот время?

Патрика Жулье, пилот BreitlingJetteam: Если ты помнишь, это было на большой высоте, мы называем это просто вираж. Обычно мы этот трюк выполняем на не очень людных аэродромах, но ты должен делать его на как можно большей скорости, при этом давление н самолет примерно 4G. Я понимаю, почему ты был удивлен.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.