Сергей Шпилькин: таких чистых выборов не было с начала 2000-х годов – чтобы доказать фальсификации, нужен ручной пересчет бюллетеней

Кофе-брейк
9 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Павел Лобков узнал, действительно ли эти выборы мэра Москвы были такими чистыми, как о них говорит победивший Сергей Собянин, у физика, блогера  и независимого наблюдателя Сергея Шпилькина, который проверяет открытую информацию о результатах голосования при помощи математического анализа.  
Лобков: Сергей, ваш вывод, вы согласны с Собяниным, что это были самые чистые выборы?

Шпилькин: В каком-то смысле, да. Пожалуй, это были одни из самых частых выборов в Москве, может быть, такие, как президентские 2012 года, которые тоже прошли в Москве очень аккуратно. А предыдущие такие были, дай Бог, в году 2003, может быть, даже в 2000.

Лобков: Давайте посмотрим вашу презентацию и объясним, что такое распределение Гаусса. Это такая колоколообразная кривая, то есть очень мало участков, где явка ноль, очень мало участков, где явка 100%.

Шпилькин: Грубо говоря, есть среднее значение явки, разброс относительно этого среднего значения, как показывает опыт, это не догма, это не постулат, это просто экспериментальный факт, что когда на какую-то величину влияет много разных факторов, то она оказывает…

Лобков: Например, поднос избирателей в массовые автобусы.

Шпилькин: Нет. Разных случайных независимых друг от друга факторов: характер населения конкретного дома, набор домов в конкретном участке, погода, лужи, работа ЖЭК и так далее. Когда все эти факторы суммируются в разных направлениях, то величина, которая от таких факторов зависит, как правило, оказывается распределена - то, что называется по распределению Гаусса.

Лобков: А что значит первая, вторая и третья?

Шпилькин: Это данные, которые можно было получить для этих выборов, еще до того, как были опубликованы результаты. ЦИК публикует в 10, 12, 15 и 18 часов данные о явке. Просто участковые комиссии докладывают. Эти данные очень полезные, потому что видно, что происходит. Если вдруг на каких-то участках начнется вброс, соответственно, появится аномально много участков с большой явкой. Соответственно, у этого симметричного распределения отрастет хвост в сторону больших явок. Здесь показано 12, 15 и 18 часов, левая - это самая узкая…

Лобков: Вообще идеальная.

Шпилькин: Нет, на самом деле все одинаковы, просто левая уже, поэтому на ней меньше заметны шероховатости. К 18 часам видно, что ничего особо не происходило.

Лобков: То есть те самые надомники на явке не сказались?

Шпилькин: Во-первых, с надомниками отдельный вопрос. Когда их учитывают в явке, не исключено, что часть надомников учитывают в последний момент при подсчете, выгружая урну. Здесь нет последнего графика, поскольку это предварительный слайд, он собирался еще до поступления окончательных данных. Окончательные данные поступили только сегодня в 11.25.

Лобков: Давайте по кандидатам посмотрим теперь.

Шпилькин: Это классическая россыпь такая. Здесь только Собянин - сверху розовый, и Навальный - снизу синий.

Лобков: В принципе это вертикальные срезы…

Шпилькин: По вертикали это результат…

Лобков: То есть каждая точка - это участок.

Шпилькин: Да.

Лобков: По оси абсцисс это явка, по оси ординат - это процент, полученный кандидатом.

Шпилькин: Да.

Лобков: То есть, условно говоря, независимо от того, какая была явка, процент должен быть одинаковым, то есть тоже распределяться по Гауссу, тоже кружок формировать?

Шпилькин: Не совсем так. У нас было мало опыта чисто подсчитанных выборов, ни в 2007 году, когда мы начинали заниматься такими подсчетами, ни в 2008, выборы особо чистыми не были. Первые чистые выборы случились в 2000 году в Москве, в Москве было очень много наблюдателей, и считали очень аккуратно, с очень маленькими дефектами. Тогда выяснилось, что результат оппозиционного кандидата с явкой растет немного внутри очень узкого распределения, а результат кандидата власти падает. И это эффект не подвоза, это эффект социальный. Более активный электорат, грубо говоря, живет в центре города, где и явка выше. Там, где явка выше, там живут более политизированные, более сознательные люди. То есть левый и правый край этих пятен - это, скорее, окраина и центр.

Лобков: То, что справой стороны, участки, которые выпадали полностью из разброса, можно ли это считать случайностью? Поскольку разрыв  1,37%, она больше, это 32 тысячи голосов. Может ли этот мусор, который слева и справа, дать те 32 тысячи голосов, которые, по мнению штаба Навального, объясняются фальсификацией? Могут ли быть в этом правом хвостике розовом зарыты 32 тысячи человек?

Шпилькин: Могут быть. Я не считал, сколько там зарыто человек, но в принципе могут. Более того, есть еще мусор сверху справа, там на повышенных явках повышенный результат Собянина, вот там розовый такой мусор, и снизу - пониженный, снизу слева, снизу у синего, и сверху у розового. Вот это может быть результат каких-то манипуляций . Но, к сожалению, разрыв настолько мал, и вообще все возможности наших… Наши методы были заточены, грубо говоря, под миллионные фальсификации в масштабе страны, и срабатывали они, когда в Москве в 2009-м добавили миллион или в 2008-м добавили миллион голосов, тогда это было видно.

Лобков: Давайте сравним, кстати. Первый слайд, который я подготовил, - это распределение голосов по результатам президентских выборов по стране в 2012 году. Вот мы видим: оранжевый - Путин. Мы видим зависимость процентов, полученных на выборах от явки. Внизу красненьким эталонный кандидат Богданов, которым никто не занимался вообще. Как они внизу лежал при любой явке, так он внизу и лежит.

Шпилькин: Да, он более-менее постоянен.

Лобков: А вот у Путина лисий хвост уходит вверх.

Шпилькин: Это, конечно, не отдельные участки, это окружные комиссии, это субъекты федерации. Это означает, что у нас с ростом явки одному кандидату добрасывают, а остальные кандидаты остаются при своих.

Лобков: Это разительно отличается от того, что мы видим сейчас.

Шпилькин: Да.

Лобков: Давайте посмотрим еще по президентским выборам еще один ваш слайд, как дело обстояло, если говорить о количестве голосов, полученных при энном участке.

Шпилькин: К сожалению, этой картинки у меня пока сейчас нет.

Лобков: По кандидатам вы пока не сделали, да?

Шпилькин: Такой картинки нет.

Лобков: О чем такая картинка говорит? Мы видим кандидатов, у них относительно неплохой «Гаусс». И видим зеленного кандидата по фамилии Путин, у которого есть очевидный хвост, причем с зубцами.

Шпилькин: Хвост с зубцами означает две вещи: во-первых, что на высоких явках почему-то один из кандидатов получает значительно больше голосов, чем другие, а остальные остаются при своем, то есть там пропорции между кандидатами остаются постоянными, только один наращивает свою долю. А зубцы означают, что почему-то завышенное количество участков с крупными цифрами…

Лобков: 75, 80 и 85%.

Шпилькин: Это значит, что некоторые комиссии пытались показать явку, которая могла бы понравиться кому-то вышележащему, поскольку у нас круглые числа любят, это обычное свойство человеческой психологии, соответственно, появляется такая пила…

Лобков: Напомню, этот сайт относится к прошлому году, по этому году по Москве такого еще распределения нет.

Шпилькин: Да, и этот слайд относится к прошлому году по всей стране, в Москве были три идеальные кривые Гаусса.

Лобков: Я построил пространственную модель.

Шпилькин: Давайте я подержу. Если взять вот такое распределение, если считать, что это у нас явка, а это у нас результат, то при правильных выборах у нас будет вот такой одинокий горб. Как на него ни смотри со стороны результата, так со стороны явки, мы будем видеть колоколообразную кривую. А если мы начинаем добавлять явку…

Лобков: Встревожился начальник, 7 вечера…

Шпилькин: 7 вечера и не хватает числа, надо срочно докидывать. Что при этом происходит? Мы докидываем одному из кандидатов, у нас возрастает явка, и возрастает кандидат этого результата. Если мы смотрим со стороны явки, мы видим такую кривую со вторым горбом, если мы смотрим со стороны результата, мы тоже видим такую же кривую со вторым горбом. Такие истории были, они очень смешные. На думских выборах 2011 года в Нижнем Новгороде, например, докидывали в последние два часа, и это как раз было очень …

Лобков: То есть был такой горный верблюд?

Шпилькин: Тот первый слайд, который я показывал, картинка явки, была такая кривая, в 12 часов был аккуратный одинокий горбик, в 15 часов аккуратный одинокий горбик, в 18 аккуратный одинокий горбик, а вдруг в 20 часов появлялся второй двугорбый верблюд.

Лобков: А здесь мы видим, что все-таки…

Шпилькин: До 18 часов точно ничего нет, думаю, что и после 18 тоже нет.

Лобков: Были предположения вчера, что разрыв был трехчасовой в сообщениях Мосгоризбиркома о явке, предположили, что там что-то мухлюют, судя по этим данным, не мухлевали.

Шпилькин: Может, и мухлевали, но мухлевали настолько мало, что… Поскольку разрыв был крошечный, 1, 2, 3% мухлежи на такой общей картине могут быть не видны. Давайте следующий слайд посмотрим из моей презентации. Вот полезный слайд, который был построен среди ночи, когда официальных данных было еще мало - где-то на 2 миллиона голосов. Их очень было мало, они пошли ближе к полуночи. Но уже были данные SMS-ЦИКа, это наблюдатели, которые подписав протокол, присылали свои данные протокола в центр организованный. Данные SMS-ЦИКа – это сплошные кривые, левая кривая – это все кандидаты кроме Собянина и Навального, то есть их результат группируется в районе 15%, синяя кривая – это результат Навального, тоже вполне аккуратная дугообразная кривая, и зеленая кривая – это результат Собянина, который группируется где-то в районе 50% чуть-чуть левее.

Лобков: То есть 49%?

Шпилькин: Буквально 50%. А снизу пунктирными линиями показаны те данные, которые были у Мосгоризбиркома.

Лобков: Что любопытно, там тоже форма кривых хорошая.

Шпилькин: да, но они чуть-чуть сдвинуты. Навальный сдвинут налево к меньшему результату, Собянин – к большему.

Лобков: То есть либо вбрасывали аккуратными очень порциями и очень медленными…

Шпилькин: Я бы не стал говорить, что это результат вброса. Это, скорее, результат того, что подсчет начали с более удобных мест. В первой порции участков чуть не половину составляли мелкие закрытые участки, и это позволяло говорить, что у Собянина высокий результат.

Лобков: У Собянина в течение ночи опускался плавно и по гиперболе, замедляя падение.

Шпилькин: Можно следующий слайд. Вот это через некоторое время подкинулась вторая порция данных, это то, на чем кончилась прошлая ночь.

Лобков: Мы видим, что почти сошлись независимые наблюдатели и Мосгоризбирком.

Шпилькин: Да, и надо отметить очень важную вещь: везде, где данные по участкам были одновременно у независимых наблюдателей и Мосгоризбиркома, они совпадали.

Лобков: До бюллетеня.

Шпилькин: До единицы. Несовпадения были на полутора десятках участков, и то там местами технические, один голос, два голоса. Это означает, что SMS-ЦИК сработал просто великолепно. Это очень важно, что такой проект оказался успешен, точен, адекватен.

Лобков: То есть получилась вполне себе альтернатива официальному подсчету?

Шпилькин: Да, весь подсчет, который был выдан SMS-ЦИКом, оказался правильным.

Лобков: И это значит, что не подыгрывал SMS-ЦИК Навальному, в чем часто упрекают.

Шпилькин: Абсолютно никому не подыгрывал. Везде, где они были на участках, они получили ровно те результаты, которые ЦИК. Более того, когда SMS-ЦИК был уже опубликован, данных ЦИКа еще не было. Это означает, что они не подстраивались.

Лобков: Сейчас сложилась политическая ситуация, при которой 1,37% определяют, будет ли второй тур или нет, и это примерно 32 тысячи избирателей. Могут ли аналитические методы дальше помочь или нужен ручной пересчет?

Шпилькин: Я думаю, что аналитические методы помочь уже не могут. Вот это окончательный результат, что получилось. Теперь сплошные линии – Мосгоризбирком, а пунктирные – это SMS-ЦИК. Вот, что у нас получилось, если посчитать по окончательным данным, которые сейчас лежат на сайте Мосгоризбиркома, там не хватает, кажется, 15 участков. На участках, где был SMS-ЦИК, и тут есть консенсус, что эти участки правильные, то есть, нет расхождений между Мосгоризбиркомом и SMS-ЦИК никаких, Собянин получил 49,97%. Вот тут могут быть расхождения с разными аналитиками. Я считал только те участки SMS-ЦИК, где не было нарушений контрольных соотношений. Если брать те, в которых такие есть, там явно есть ошибки, в SMS-ЦИКовских данных тоже небольшие.

Лобков: То есть это значит, что там, где есть наблюдатели, там честнее?

Шпилькин: Не факт. Может быть другой эффект, есть сдвиг в распределении наблюдателей, если наблюдатель идет ближе к своему дому, наблюдатели - это люди более политизированные, более образованные, это означает, что они населяют более политизированные, более образованные районы города.

Лобков: Мы сегодня смотрели карту, где кроме центра довольно обеспеченного, еще два хвоста есть у Навального, это северо-запад, район Строгино - экологически чистый и дорогой, и юго-запад университетский…

Шпилькин: Эта классическая картина существует с 1999 года, точно так же выглядело голосование за «Яблоко» на думских выборах 1999 года. Эти картины очень хорошо рисует Александр Киреев, такой электоральный географ. Это классика избирательной картины, выглядят выборы, как совершенно натуральные.

Лобков: И Новая Москва показала результат без всяких вбросов, который показывает село обычно.

Шпилькин: Наверное, да. Новая Москва немножко сдвинута. Не надо обижать Новую Москву, надо понимать, что Новая Москва - это еще и Троицк, помимо села, который совсем не деревня. У жителей Троицка могут быть свои интересы.

Лобков: То есть главный ваш вывод заключается в том, что более прицельным, более точным, если вы будете сидеть за компьютером и смотреть, и смотреть, вы все равно не получите однозначного диагноза, выиграл Собянин в первом туре или нет?

Шпилькин: Не выиграл. Поскольку консенсусная часть результата выглядит так, что Собянин получил ровно 50% минус какая-то совершенно ничтожная цифра, а не консенсусная часть, где не было SMS-ЦИК, есть официальные данные - это 53 и 33 получается. Но в консенсусной части нет расхождений, тут спорить не о чем. Я бы не брал на себя ответственность на основе этой статистики говорить, что были нарушения. Понятно, что есть люди, у которых есть локальные данные, есть наблюдатели, которые видели вбросы, есть надомное голосование, которое, безусловно, сыграло на руку Собянину. Вопрос: насколько легитимно со стороны и.о. мэра привлекать свой административный ресурс и раздавать продовольственные подарки, рассылать приглашения и засылать социальных работников к пенсионерам, которые явно составляют его электорат…

Лобков: Но это политический и юридический.

Шпилькин: Да, вообще ситуация дошла до такой стадии, когда здесь должен был бы вступить какой-то суд, который бы сказал, правомерно ли надомное голосование в таких масштабах, правильно ли оно было организовано.

Лобков: Вычленить надомное голосование классическими методами невозможно, они обезличиваются, правильно ли я понимаю?

Шпилькин: Нет, они не обезличиваются, на каждом участке есть цифра, сколько проголосовало на дому, на дому проголосовало очень много для Москвы.

Лобков: То есть, если к вам поступят цифры надомного голосования, вы сможете их проанализировать и…?

Шпилькин: Они есть. Безусловно, без голосов надомного голосования Собянин не выигрывает. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.