Павел Зайцев: отчет о смерти Щекочихина – месть «Новой» за сбор подписей против Думы

Кофе-брейк
15 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Заявление Следственного комитета о том, что версию насильственной смерти журналиста Юрия Щекочихина следователи даже не будут рассматривать, обсудили с адвокатом, бывшим следователем и другом семьи Щекочихина Павлом Зайцевым.

Макеева: Вы должны были лично знакомы с Юрием Щекочихиным. Я напомню, что Павел до того, как стать адвокатом, был следователем и занимался кроме всего прочего делом «Трёх китов», и считал, что к делу о контрабанде причастен центральный аппарат ФСБ, а Щекочихин как раз об этом писал.

Зайцев: Да, версия такая была, и Щекочихин ею занимался.

Макеева: Расскажите, как вы с ним познакомились, как сотрудничали.

Зайцев: Когда пошла эта история с уголовным делом о контрабанде в адрес «Трёх китов», то Юра стал об этом много писать, в Думе поднимать этот вопрос. Там я с ним и познакомился, а через год стал его помощником.

Макеева: Вы сказали там, вы в Думе познакомились?

Зайцев: Вообще познакомился в Думе, я обнаружил статью в «Новой газете», нашёл телефон Щекочихина в Думе, позвонил ему и сказал: «Я тот следователь, который расследовал это уголовное дело», он захотел со мной познакомиться. Я пришёл к нему в Думу и познакомился.

Макеева: И как потом вы общались, сколько это длилось?

Зайцев: Общались мы фактически до смерти. Сейчас я представляю его семью, его двух детей, которые являются потерпевшими. Уголовное дело возбуждено по факту его смерти.

Макеева: Как вы в итоге стали адвокатом?

Зайцев: Я следователем был до 2009 года, а потом стал адвокатом, после этого ко мне обратились его дети и попросили представлять их интересы.

Макеева: А вы с ними были знакомы до этого?

Зайцев: Конечно.

Макеева: То есть вы прям близко общались с Щекочихиным?

Зайцев: Да, если с Юрой общался, можно было общаться со всеми его родными.

Макеева: Вы удовлетворены результатами  расследования, которые нам сегодня огласил Следственный комитет?

Зайцев: Я сильно удивлён заявлением Маркина. На самом деле нет никакого информационного повода сейчас говорить об этом деле, потому что о такой экспертизе мы договорились  ещё в середине прошлого года и фактически начали её проводить. Она не закончена, и французские эксперты указывают, что «учитывая, что использовался наихудший с точки зрения метод хроматографии тонкослойной, обнаружить что-либо в анализах останков Юрия Щекочихина было невозможно». Это очень старый метод, обладающий крайней низкой чувствительностью. То есть французские токсикологи нам говорят, что те методы, которыми наши эксперты исследовали останки, очень старые и обладают низкой чувствительностью. Судить о том, убили его или нет, мы можем только после того, как у нас будут выводы экспертов. Выводов нет, у нас есть версия, что его убили боевыми отравляющими веществами, но это только предположение.

Макеева: Это выводы французских экспертов на каком этапе были сделаны?

Зайцев: Это несколько месяцев назад.

Макеева: А как они работают?

Зайцев: Они знакомятся с теми материалами, которые мы им предоставили, и они проводят своё исследование. Я очень сильно был удивлён высказываниями Маркина, потому что информационного повода нет, с чего  это вдруг они вспомнили Юрино дело? Голословно утверждать, что там смерть не криминальная, это противоречит здравому смыслу.

Единственное объяснение этому в том, я думаю, что Юра был зам. глав. редактора «Новой газеты», которая сыграла роль в возбуждении уголовного дела  по факту смерти Юрия Щекочихина, а сейчас газета явилась инициатором сбора подписей и попыталась инициировать переизбрание Думы. Я думаю, что Следственный комитет пытается подвести, что «Новая газета» слишком много говорит о тех вещах, которые не соответствуют действительности. Я думаю, что те действия, которые были совершенны газетой  несколько дней назад, и послужили поводом для таких высказываний. Я думаю, что за этим через некоторое время нужно ждать каких-то репрессий со стороны правоохранительных органов.

Что сейчас говорить о деле Юры, если не установлено убийство это или не убийство? Постановления о прекращении уголовного дела нет, если они считают, что это не убийство, почему они его не прекратили? Какой смысл говорить о том, что там, скорее всего, смерть не криминальная, если дело не прекращено? Я думаю, что следователи уверены в том, что смерть не слишком соответствует естественной смерти, и следователи этого не говорят. Сказали бы просто, что назначена экспертиза.

Макеева: А как вы считаете, французские специалисты способны как-то помочь в этой ситуации? Ведь и британские эксперты тоже своё экспертизу проводили.

Зайцев: Я не знаю про то, что британские эксперты участвовали на стадии расследовании уголовного дела. До возбуждения дела, да, там друзья семьи Щекочихиных предпринимали шаги. Могу сказать, почему экспертиза проводится не у нас - у нас экспертов нет. Есть версия, что он был отравлен боевыми отравляющими веществами, а в России Следственный комитет не смог найти таких экспертов.

Макеева: А это какое-то официальное заключение?

Зайцев: У меня документов об этом нет, к сожалению.

Макеева: А при каком обстоятельстве это выяснилось?

Зайцев: Просто экспертов не было, и мы сами, друзья, родственники стали искать их. Мы стали обращаться в Следственный комитет, и они не могли найти таких экспертов, и нашли экспертов только в США, в Великобритании и во Франции. Францию, скорее всего, выбрали из политических каких-то соображений, чтобы не ехать в США и Великобританию.

Макеева: Расскажите о перспективах этого расследования.

Зайцев: Перспективы зависят от выводов, которые нам даст эксперт. Если эксперт скажет, что это убийство, значит, дело будет расследоваться. С момента смерти Юры прошло 9,5 лет, а срок давности - 15 лет. А если эксперт скажет, что невозможно установить, тогда будем ждать, когда появятся более современные методы.  А если скажет, что ничего криминального нет, тогда мы опустим руки, и дело будет прекращено.

Макеева: А дело точно не прекращено?

Зайцев: Я буквально пару часов назад говорил, дело не прекращено.

Макеева: По делу «Трёх китов» кто-то кроме Зуева сел или нет?

Зайцев: Конечно, насколько я помню Саенко, Латушкин…

Макеева: А они кто?

Зайцев: Они представители или «Трёх китов», например, Саенко отвечал за таможенное оформление, но кроме этого там были люди, которые закупали, продавали.

Макеева: Когда умер Юрий Щекочихин, было много версий, с чем может быть связана эта смерть, если считать, что его убили. Высказывалось, что это было связано как-то с расследованием, которое он предпринимал в отношении «Трёх китов». Вы для себя такой вариант рассматриваете?

Зайцев: Вполне может быть. С этим уголовным делом было достаточно много смертей, того же Саенко, который был осуждён, пытались расстрелять, в него стреляли, и благодаря чистой случайности он остался жив, несмотря на то, что ему пуля в голову попала. Расстреливали свидетелей, в госпитали приходил киллер.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.