«Мне претензий за обложку с Крымом не предъявляли». Уволенный главред журнала Esquire познакомился со своим преемником в прямом эфире Дождя

Кофе-брейк
29 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Карина Орлова
Теги:
СМИ, Медиа

Комментарии

Скрыть

Главный редактор Esquire Дмитрий Голубовский покидает свой пост. Ему на смену придет журналист Игорь Садреев. В студии Дождя они рассказали о причинах и последствия этих перемен.

Орлова: Дмитрий, это увольнение или вы сами уходите?

Голубовский: Руководство нашло главного редактора, так что, скорее, увольнение.

Орлова: А вам объяснили причины, по которым вас увольняют?

Голубовский: Причины изложены по большей части в том пресс-релизе, который был опубликован.

Орлова: Я зачитаю часть из пресс-релиза. Тут сказано, что у журнала Esquire миллион лояльных поклонников, но «мы ставим перед собой еще более амбициозные задачи – это увеличить лояльность аудитории, сохранив ее качественные параметры, и нарастить выручку особенно в сегменте моды. Вкусы и ожидания аудитории меняются, и мы должны меняться вместе с ней».

Я предлагаю, чтобы наши режиссеры показали последнюю на сегодняшний день обложку журнала Esquire. На ней актер Райан Гослинг на фоне ковра, а называется он «Крым». Дмитрий, как вы думаете, может, эта обложка стала последней каплей? Все-таки тема Крыма довольно нервная для нынешней политической и общественной жизни страны сейчас.

Голубовский: Я в этом сильно сомневаюсь, и никто о таком не говорил. Крым – это одна из важных тем, которая есть в этом номере, там интервью с диссидентом и одним из самых авторитетных представителей крымских татар, Мустафой Джемилевым. Это одна из тем в журнале, которую в силу ее важности мы отразили на обложке.

Орлова: Игорь, я так понимаю, перед вами поставят задачу сохранить качественные параметры аудитории, нарастить выручку особенно в сегменте моды. Это что значит – журнал Esquire будет больше похож на конкурентов или как?

Садреев: Если честно, я понятия не имею, потому что это же не мои слова, это слова издателя Михаила. Видимо, он так видит эту задачу.

Орлова: Соответственно, вы тоже должны будете так видеть задачу. Или у вас свое видение, которое отличается от видения издательства?

Садреев: Оно у меня еще толком не сформировано. Честно говоря, я довольно странно себя ощущаю, потому что я не знаком еще с Дмитрием, я не знаком с редакцией. На самом деле это все, что я могу сейчас сказать, потому что ребята еще работают, Дмитрий еще работает. Мне кажется, что единственная правильная вещь сейчас – это, как в больших корпорациях принято, заранее объявляется, что готовятся некие перемены, чтобы все это восприняли спокойно, чтобы у всех было время подготовиться, привыкнуть, узнать друг друга, ну и дальше уже работать вместе.

Орлова: Вы, конечно же, читали и читаете журнал Esquire, я так должна думать.

Садреев: Я должен признаться, что я не такой прям поклонник.

Орлова: Но вы понимаете, что это за журнал?

Садреев: В последние недели я ознакомился.

Орлова: То есть вы знали? А всем объявили о перестановках только вчера.

Садреев: Как вы догадываетесь, такие решения не принимаются за день, все равно идут встречи, может быть, немножко ухаживание с разных сторон. То есть это процесс довольно длительный. И за это время у меня была возможность изучить, что в последних номерах выходило.

Орлова: А как вам кажется, после ухода Филиппа Бахтина из журнала, который его создал таким, какой он есть, изменился качественно журнал с приходом Дмитрия Голубовского?

Садреев: По качеству?

Орлова: По содержанию, по направлению. Стало ли там, например, больше моды или политики, или ничего не изменилось?

Садреев: Он, конечно, изменился. Мне кажется, что такие журналы, как Esquire, во многом отражение главного редактора, его некого видения. Можно было сказать, что Esquire Филиппа Бахтина – это в первую очередь его взгляд на мир, как мне, потребителю, все время казалось. То же самое с Дмитрием. Понятно, что журнал изменился, и дальше он будет меняться. Это естественно. Мы разные люди с Дмитрием, разного поколения даже, наверное, разных взглядов, это нормально.

Орлова: Дмитрий, вы, как главный редактор, как вы видите изменение журнала в период своего главного редакторствования?

Голубовский: Я-то работаю в журнале больше, чем возглавляю его, поэтому для меня это все время было органическое развитие. Понятно, что после ухода Филиппа какие-то вещи стали меняться, я это воспринял как плавный процесс.

Орлова: А что именно стало меняться?

Голубовский: Во многом стала меняться еще и окружающая жизнь, которая все больше еще и при Филиппе начинала влиять на содержание журнала. В последние годы она влияла сильно больше, чем хотелось бы, поэтому мы не могли про это не писать.

Орлова: Я хотела бы напомнить, что Дмитрий Голубовский возглавил Esquire в конце 2011 года, а в конце 2012 75 номер журнала был посвящен  третьему сроку, он назывался «Третий срок», это был месяц, когда Владимир Путин в третий раз стал президентом. Это моя любимая обложка. Содержание там такое – опросили нескольких осужденных по третьему сроку, такой провокационный.

Голубовский: Людей, у которых есть уже опыт третьего срока.

Орлова: Да, но только в тюрьме, а не президентском посту.

Голубовский: Да, совершенно верно. Надо сказать, что этот номер мы делали вместе с Максимом Ковальским, которого к тому моменту пару месяцев как уволили из журнала «Власть», этот материал он придумал, мне кажется, он совершенно эсквайровский, потому что он берет две жизненные ситуации: одна в политической жизни серьезная, возвращение Владимира Путина на третий срок, вторая – социальная проблема тюрем. В результате ее скрещения получается такой ироничный взгляд на проблему. 

Орлова: Игорь, изначально вы работали шеф-редактором «Центрального телевидения», еще на заре.

Садреев: Изначально я работал в журнале «Большой город», потом еще где-то там.

Орлова: Потом в журнале FHM, такой журнал с девушками.

Садреев: С девушками на обложке, совершенно верно.

Орлова: А потом вы были шеф-редактором интернет-издания Village.

Садреев: Нет, не совсем. Я был шеф-редактором программы «Центральное телевидение» с Вадимом Такменевым на НТВ, после этого я был три года главным редактором газеты The Village.

Орлова: При вашем участии у Village очень возросла посещаемость, это стал очень популярный интернет-ресурс. При том, что Village по содержанию совершенно отличается от «Центрального телевидения», если можно сравнивать, и уж тем более от журнала FHM. У меня вопрос сначала к Дмитрию. Читаете ли вы Village, читаете ли вы FHM? И как вы считаете, в каком направлении должен изменяться журнал Esquire, раз уж вы сказали, что он должен изменяться как-то?

Голубовский: Что я могу посоветовать? Это, скорее, Игорю решать.

Орлова: Не советовать, конечно. Как вы видите? Вы еще главный редактор до сих пор.  

Голубовский: Я просто не буду никак влиять на ситуацию, поэтому довольно странно. Village я читал наряду с какими-то другими интернет СМИ. И FHM тоже, в какое-то время FHM входил в наш издательский дом.

Орлова: А как вы считаете, в нынешней ситуации возможно существование глянцевого журнала, коим формально является Esquire с таким серьезным журналистским политическим содержанием? Или все сведется к глянцу с девушками на обложке и к моде?

Голубовский: Это опять-таки вопрос к Игорю, а не ко мне. Мы делали то, что считали правильным, изо всех сил старались делать классный, смешной, интересный журнал. Я думаю, Игорь тоже приложит все усилия для того, чтобы делать классный, смешной, интересный журнал. Ему уже определять приоритет.

Орлова: Игорь, как вы считаете, возможно ли существование таких журналов, как Esquire, в таком виде?

Садреев: Короткая прелюдия, почему я согласился пойти в этот издательский дом и в этот журнал. Мне кажется, что он реально один из последних, если не последний, свободный абсолютно. Думаю, тут Дмитрий подтвердит, что никаких претензий со стороны издателя, со стороны прочего в отношении политических вещей и прочих не было.

Орлова: Претензий нет, есть увольнение главного редактора. 

Садреев: Насколько я знаю, оно не связано ни с Крымом, ни с какими-то политическими вещами. И Дмитрий считает так же. Это было очень важно - идти в свободный журнал, который делает то, что он считает нужным. Это главный момент. Таких мест за пределами интернета, которые и так довольно жестко цензурируются, а будут еще больше, их практически нет. И для меня это был один из решающих факторов. И то, что говорит Дмитрий, что журнал должен быть интересным, клеевым, смешным, я с этим абсолютно согласен. Он, как мне кажется, таким и будет.

Орлова: Это понятно, но формально, как это будет? Можно же сделать классный, смешной, наверное, про моду. Будет ли больше лайфстайла? Будет ли больше моды? Будет ли больше девушек?

Садреев: Честно, я даже затрудняюсь ответить на этот вопрос. Подождите чуть-чуть, дайте мне хоть чуть-чуть присмотреться. Это не будет журнал GQ, это не будет журнал FHM. Больше того, британский, американский Esquire …

Орлова: Он как раз больше похож на GQ. Это как раз российский уникальный журнал. За это мы его и любим.

Садреев: Да, они очень сильно отличаются от российского. Ровно за это я тоже люблю российский Esquire. Меня в сети, на Фейсбуке принялись уже воспринимать человека, который поставлен, чтобы что-то разрушить, чтобы писать про кремы по уходу за кожей и прочее, но это глупость абсолютная.

Орлова: А можете рассказать, почему вы ушли из Village?

Садреев: Да.

Орлова: Вы ушли на волне успеха Village, да?

Садреев: Да, более того я ушел в тот момент, когда редакция Village объединилась с нашей братской редакцией Hopes & Fears, в принципе, когда у проекта чуть поменялся формат. Это стала уже не городская интернет-газета, а глобальное медиа. Это случилось на той неделе, когда была история в метро, когда была история с малайзийским «Боингом», ребята отлично отработали. Видно было по комментариям специалистов в медиа, которые говорили, что…

Орлова: Да, вы сделали отличный материал, я помню. Я им пользовалась даже.

Садреев: Не мы, а они. Я тут со стороны уже наблюдал, что ребята молодцы. Но эта история была уже без меня. Я довел до какой-то логичной точки историю про городскую интернет-газету, с 2011 по 2014, на этом все у нас и кончилось.

Орлова: Дмитрий, а чем вы собираетесь заниматься после ухода из Esquire?

Голубовский: Я в раздумьях.

Орлова: А вы раздумываете над продолжением работы в СМИ или нет?

Голубовский: Если найдется классное СМИ, то почему бы нет?

Орлова: Игорь, вы встречались с издателями.

Садреев: Встречались, безусловно.

Орлова: Михаил Дубик, например, вы с ним встречались?

Садреев: Да. Они формально наниматели.

Орлова: Михаил Дубик – это издатель группы мужских изданий Sanoma Independent Media, который заявил, что нужно наращивать выручку особенно в сегменте моды. Неужели перед вами не ставились конкретные задачи?

Садреев: Там были некоторые задачи – журнал менять. Это как бы очевидно.

Орлова: Почему? Для меня неочевидно, почему журнал Esquire надо менять. Упала выручка, упала аудитория? Что?

Садреев: Насколько я понимаю, и время вокруг нас меняется… Слушайте, есть масса разных факторов…

Орлова: Время меняется. У нас что, случился невероятный прогресс?

Садреев: На самом деле происходят важные вещи, про которые в том числе стоит говорить. Условно говоря, рынок мобильной рекламы растет на 200% в год. Нужно на это реагировать или это совершенно несущественная вещь, которая к жизни журналу, у которого также есть сайт, но пока нет мобильной версии, это не относится?

Орлова: А это относится к ведению главного редактора или к коммерческой службе?

Садреев: Насколько я себе представляю, по крайней мере, по моему опыту предыдущему, к ведению главного редактора относится все, что происходит в данном конкретном издании. Есть довольно много вопросов. Здесь и Михаил это подчеркивал, и я на самом деле считаю это своим достоинством, что я успел в разных информационных средах поработать, это и телевидение, и журналы, и интернет, и радио когда-то было. И меня прет больше всего от каких-то кроссплатформенных вещей, от того, как соединяются различные жанры, взятые из разных сред.

Чтобы очень коротко объяснить, чтобы люди не подумали, что я сумасшедший. В Village мы в свое время придумали, мне кажется, прекрасный формат под названием «Утро в городе». С 9.00 до 12.00 корреспондент сидит и как бы в прямом эфире рассказывает людям то, что происходит в городе и везде. Формально это такое радио-шоу, принципы его абсолютно такие же. Вот то, что люди в машине слушают с 9.00 до 12.00, так же и здесь, только в интернете с 9.00 до 12.00. Это встреча одной среды информационной и жанра из другой информационной среды. Вот что-то такое мне ужасно интересно. Мне кажется, что такие вещи мы тоже попробуем делать тоже с Esquire.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.