«Десять миллионов» йогов, на пуантах по бревнам и полет в ФРГ на воздушном шаре — Слава Полунин рассказывает о своих самых безумных приключениях

25 июня, 01:30 Михаил Козырев
609

Славе Полунину исполнилось 70 лет, и он дал интервью Михаилу Козыреву, полную версию которого можно будет посмотреть в субботу, 27 июня. А пока — небольшой фрагмент в программе «Би Коз», в котором Полунин ответил на вопросы про все «самое-самое».

 В связи с этим самое странное и удивительное место на земном шаре, в которое вас занесла судьба?

Ой, этого много, этого просто очень много.

Я знаю, что этого много.

Просто я выискиватель странного, фантастического, неожиданного. Я обязательно ставлю себе цель: в этом году вот сюда, вот сюда, вот сюда и вот сюда. А в этом году вот сюда и вот сюда. Например, конечно, я часто вожу «Академию дураков» в разные праздничные места, как только услышу, что где-нибудь самое праздничное место еще появилось, я собираю человек пятьдесят, и мы летим туда стаей, чтобы там попраздновать.

Вот, например, конечно же, наше любимое место, наши партнеры ― это Burning Man, «Горящий человек» в пустыне Невада в Америке. Это просто удивительное место, где десятки тысяч человек собираются на одну неделю, чтобы праздновать творчество, потому что каждый день творчество, там каждый человек проявляет себя и выдает какие-то такие пенки, которые никогда в жизни невозможно нигде увидеть.

Я не знаю, мой любимец ― это один мужчина, американец, который водит длинные составы, большие, холодильники через всю Америку, возит рыбу. Так вот, он целый год работает, чтобы заработать на один этот трейлер рыбы. И вот он покупает целый трейлер рыбы, и везет на Burning Man, и привозит, и ходит по всем, а там 80 тысяч человек, и он обходит все-все палатки и раздает бесплатно эту рыбу, которую заработал годом своей жизни.

Там практически все поступают так, то есть это место, где нет денег, где другие смыслы, другим люди живут. И главная цель человека в эти дни ― что-нибудь такое сделать для другого сегодня. И вот это «сделать что-нибудь для другого» становится целью вообще этого места. У тебя вот такой каталог, и там на каждой странице написано, где ты можешь что получить бесплатно: вот сюда в баню сходить, здесь это самое, здесь философ с тобой поговорит… То есть и физическое, и психическое, и чего там только нет, и все сумасшедшие мира собираются там на эту неделю праздновать жизнь по-другому.

Потрясающая деталь, которая меня поразила, ― это то, что они исчезают бесследно. То есть они оставляют пустыню ровно в том первозданном виде, в котором она была до того, как они осуществили туда это вторжение. Это, конечно, меня поразило.

Так как они арендовали это у индейцев с условием, что все будет так, как когда они приехали, и вот они выполняют уже в течение многих лет это свое условие.

Такая же история, я собираюсь… Раз в 12 лет собирается великий фестиваль Кумбха Мела, где десять миллионов йогов съезжаются вместе и рассказывают друг другу, как добиться вечной жизни. Я собираю сейчас всю академию, когда следующие 12 лет будет, мы должны обязательно там поучаствовать в дискуссиях.

Это какое место в Индии?

Это на Ганге, там несколько есть мест, и они движутся, то в одном месте, то в другом. Это нужно в книжечку залезть, уточнить и к нам прицепляться, ехать в следующий раз, когда мы едем.

Вспомните какое-то место, где вы видели самое удивительное небо. Со звездами, например.

Ой, самое удивительное небо в двух местах. У Миши Шемякина, это где-то серединка Франции, это, наверно, где-то почти центр Франции. Там очень высокое небо, там облака все многоэтажные. И Майами, это просто можно фотографировать, лечь просто и с утра до ночи фотографировать небо, настолько фантастические там облака, как будто замки.

Вот это два места в мире, наверно, больше всего меня поразили. То, что говоришь, со звездами ― это, конечно, Новая Зеландия. Это такой силы, не знаю, не то искажение какое-то, не то там воздух какой-то особенный, но как через лупу ты смотришь мироздание, оно прямо вместе с тобой, ты там в него окунаешься.

Новая Зеландия… Частичку неба можно увидеть в кино про хоббитов, собственно, там.

Наверно, да.

Конечно, я никогда не мог туда добраться, это одна из целей моих ― обязательно туда попасть.

А вот в каком самом маленьком пространстве вам приходилось, например, проводить ночь? Самом небольшом. Комната какая-то, кладовка или, может быть, каюта?

Ничего не помню. Наверно, я никогда не измерял размерами какие-то вещи, размеры всегда от меня ускользовали. По поводу каюты я расскажу смешную историю, я ее очень люблю. Первые мои гастроли прошли, это был Енисей. Мы студенты разных вузов, кто что умеет, я кукольник, кто-то танцор, мим и так далее, вот мы собрались, договорился тоже кто-то из наших друзей с леспромхозами на Енисее, мы должны были на катерочке двигаться по Енисею, останавливаться, и там, где валят все эти сосны, мы выступаем.

Так что произошло? Оказывается, леспромхозы были так этим впечатлены, что они каждый раз там, куда мы приезжали, строили новую сцену. То есть мы приезжали, и на поляне огромная, только что срубленная, фантастически пахнущая просто блестела белая сцена. Но туда еще надо было попасть, а мы когда подплывали к берегу, то до берега еще метров двадцать-тридцать, потому что бревна, которые они свалили, они скидывали в воду, и вот это все плавало здесь. И нужно было по этим бревнам перейти и попасть. И с чемоданами с костюмами, а все бревна крутятся, и ты должен был только… Нельзя было приостановиться, очень быстро, бегом, только касанием. Если долю секунды на бревно, оно не успевает утонуть и повернуться. И ты летишь, как ласточка: та-да-да-да, бум, хлюп ― кто-то не добежал.

И это каждый день, этот фантастический марафон с чемоданами по этим бревнам. Примерно 30% оказывалось в воде, и потом мы ждали, пока высохнем, чтобы начать концерт.

Потрясающе! На пуантах просто, на пуантах.

А на каком самом удивительном корабле или лодке какой-то вы путешествовали или бывали? Самый странный корабль?

Наверно, два корабля. Один корабль я построил сам, с моей помощью австралийские архитекторы построили в Москве на Москве-реке из сорока тонн бамбука шестисантиметровой толщины построили Корабль дураков. Мы его поставили возле гостиницы «Россия», построили на десять тысяч человек амфитеатр, и публика смотрела, как наша Олимпиада театральная собирает все персонажи на этот корабль и отплывает. И вот мы подплываем к мосту, опускается наш этот самый… Как же это называется? Парус кладется на пол, и мы плывем под мост, а за нами закрывается огненный занавес. Фантастической красоты эта вся история с этим кораблем.

Кстати, а вез корабль как будто велосипедист, то есть длинный бамбук выходит вперед носа, привязан, а к нему привязаны два троса, и на них висел велосипедист и крутил велосипед, и такие лопатки как будто толкали воду. Но это, конечно, нереальная история.

Но вторая, конечно, моя любимая, я очень люблю Индию, я время от времени, раз в десять лет туда езжу и по порядку, то Раджастан, то Керала, я исследую по порядочку все регионы. Первый раз я вообще поехал с человеком, который погружен в религию индийскую, и он меня по самым-самым священным местам, куда не ходят даже туристы. И мы на велосипедиках таких или на мотоцикликах объехали с ним везде по самым-самым потаенным местам.

Так вот, мы доехали до Кералы, а там мы сняли в аренду домик из тростника. Это такой красоты, наверно, самый совершенный кораблик, не знаю, вообще на Земле. Такой красоты плетут из этого тростника эти кораблики. Мы на нем уже дальше плавали. Как он называется? Лодочник нас кормил, останавливает где-нибудь, сбегает на рынок, рис сварит, сорвет банановый лист, наложит все это на банановый лист, рядом всякие приправы. Мы руками едим с этого листа и потом бросаем, подходит корова, съедает, ничего не остается, никаких последствий. Удивительное путешествие, одно из самых моих любимых.

Кстати, когда я в первый раз попробовал есть рис или кашу, вообще употреблять продукты руками, это для меня было абсолютное открытие, потому что меня уговорили на это мои друзья-студенты в Калифорнии, сказали: «Ты просто открываешь для себя новое измерение еды, то есть получаешь удовольствие не только от вкуса, но еще и на ощупь, это еще одна грань такая». И я помню это первое сильное впечатление, поэтому сейчас, когда вы сказали, что на этих банановых листьях, вы рис с них руками ели, я очень хорошо могу себе это представить.

Я извиняюсь, не при детях будет сказано, я до сих пор ем руками. Как только компания приличная, то есть не будут ругать, я чувствую, что я в свою компанию попал, я сразу откладываю вилки, ложки и ем руками. Это такое удовольствие! И поэтому да, это последствия того, что мы были в Индии, потому что мы еще ездили по этим самым… Как называются? Ваня, как называются эти места религиозные, где мы спали?

Ашрамы?

Ашрамы, да. Приходишь в какое-нибудь местечко в ашрам и говоришь: «Чем помочь?». Говорят: «Ну, помой полы». Помоешь полы, тебе говорят: «Вот тебе койка бесплатная, а вот тебе еда бесплатная». И ты опять на листочке этого банана все это, фантастика. Один доллар в день я тратил, целый месяц мы путешествовали. Это, конечно, чудо, я обожаю просто Индию.

С водой мы разобрались, как насчет воздухоплавательных аппаратов? На каких самых интересных воздушных шарах, самолетах, я не знаю, птицах вам доводилось летать?

Я, конечно, очень трусливый человек. Я боюсь опасностей, я всегда стараюсь сто раз проверить, на что я сажусь, куда я лечу, каким путем передвигаюсь и так далее, и так далее. Я обхожу опасные места, но рядом со мной время от времени происходят какие-то чудеса.

Однажды мы поехали в Мюнхен снимать фильм. Фильм назывался «Убить дракона», снимал из «Ленкома» режиссер Захаров.

Марк Захаров!

Да, Марк Захаров. Надо было воздушный шар, приезжает герой на воздушном шаре. Достали воздушный шар, у нас крепость, в крепости я там что-то… Я как раз был герой, который дал главному герою этот воздушный шар. И вот он садится, взлетает и улетает в ФРГ! Из Восточной Германии в Западную. И как быть? Нарушение всех правил! И потом через неделю его еле-еле оттуда выцарапывают через кучу всяких знакомых, юристов и так далее, и так далее. Он раньше, чем тот, который на Красную площадь-то сел, помнишь?

Матиас Руст.

Он раньше. Наверно, они отомстили за эту историю потом на Красной площади.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю