Срочно
В Пакистане пропал пассажирский самолет
7 декабря
5 082

Рекламная индустрия в России на шаг впереди кинематографа

Рекламный пельмень
3 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Лучшие из лучших в вопросах видеорекламы, специалисты по съемкам рекламных роликов, за лепкой пельменей обсудили, почему российский снег снимают на просторах Аргентины.
Телеканал ДОЖДЬ благодарит за инфоподдержку adme.ru и sostav.ru.

Изюмская: Хорошо. А вот таких вот мужчин как вы сказали, около 30 лет, их…

Добужинский: За 30.

Изюмская: За 30. Их где обычно берут?

Фирайнер: В Калифорнии.

-В Калифорнии много, кстати.

Изюмская: Есть такие интернет-ресурсы, где, как вы рассказывали про места, где лучше что снимать, а тут да, сайты смотришь: актеры до 30 лет - лучше ехать за такими в Соединенные Штаты, женщины после 50-ти хороши в Германии, нет?

Алексеев: На это я вам отвечу, что например, с антиподами, то есть с ЮАР, связана та же самая история. Все супер-модели находятся в Южной Африке по этой же причине.

Добужинский: Женщин после 50-ти в Германии надо искать?

Фирайнер: Да, да.

Изюмская: Я спрашиваю.

Фирайнер: Я снимал старушек, лучшие старушки, правда, в Германии. Они ухоженные. У нас люди не следят за собой. Ну, это общая проблема. Они плохо выглядят. Актеры, которые тоже ищут себя - очень сложная организация души, - они пьют. И с этим тоже ничего поделать нельзя. Реально пьют. Я знаю, на съемках фильма моратории какие-то включают, чтобы люди не пили, что на Западе нонсенс пьющие актеры. Знаете, есть еще такая тенденция: на Западе любая модель - лучший актер, чем русский актер. То ли это школа, то ли это то, что мы запутались в этой школе Станиславского, и остановились в ней в 60-х годах, но как бы никуда не сдвинулись. Реально.

Добужинский: Погодин сказал, что система Станиславского - это последнее прибежище бездарности?

Фирайнер: И реально любая модель на Западе, модель, играет лучше, чем наши актеры.

Изюмская: И говорят, еще и стоит дешевле?

Фарбер: Нет, нет.

Адельшин: Вообще не дешевле.

Алексеев: Связано это с правами. Потому что права использования образа на территориях - это определенная тема, и она здесь явно мешает.

Изюмская: А теперь объясните, как вы во всей этой сложной обстановке работаете?

Фирайнер: Ох, тяжело.

Добужинский: По частям зарабатываем довольно приличные деньги. Как пазл собираем каждый проект.

Изюмская: Скажите, а когда у нас все встанет, на какие-то, ну я не знаю, цивилизованные рельсы? Когда у нас будет как в ЮАР, что у нас будут ездить наших актеров приглашать?

Фарбер: Нашей рекламной индустрии 20 лет, а индустрии западной…

Добужинский: В ЮАР столько же.

Алексеев: Подождите, начнем с того, что никак не можем соперничать с ЮАР, потому что хотя туда и далеко относительно лететь, но мы, как сейчас помню, за один день сняли три лакейшна с точки зрения континентов - Китай, Австралию, Европу. Где это еще может снять? В Сочи? Нет.

Фирайнер: Я думаю, что никогда. Это вообще не наш вид спорта в данном случае.

Изюмская: Вы согласны? Согласны с тем, что говорит Роман, что это не наш вид спорта?

Фирайнер: Когда у нас индустрия будет как в Лос-Анджелесе? Никогда не будет такой индустрии!

Добужинский: Что касается Лос-Анджелеса, то индустрия действительно там за сотню лет. Что касается ЮАР, то ей ровно столько же, сколько отечественной. Дальше вопрос, во-первых, действительно им свезло, потому что логистика это самое непроизводительное, что есть в кинематографе, то бишь, она стоит денег, но на экране ты ее не видишь. Переехать с локейшна на локейшн - это стоит дорого. Но ты не видишь этого на экране. А вот, и поэтому с этой точки зрения ЮАРу повезло, потому что в течение 15 минут переезжаешь куда угодно. Но, помимо этого, в ЮАР уже двадцать с лишним лет действует государственная программа поддержки местного кинематографа. Причем даже не кинематографа, а индустрии, то есть продакшена. Здесь этих программ нет вообще, кроме того, что на кино деньги раздаются. Это как раз, мне кажется, вредная вещь.

Фирайнер: И в рекламе много денег.

Добужинский: А продакшн как таковой, то есть, индустрия, которая здесь в принципе есть и существует вопреки воле государства, а не благодаря ему.

Фирайнер: При этом Тимур хорошо очень говорит, что у нас уровень продакшн...

Изюмская: Мы будем вам на ухо вам это говорить. Тимур, скажите нам, всем.

Фирайнер: Это Марат.

Изюмская: Ой, Марат.

Фирайнер: Тимур Бекмамбетов. Он говорит очень правильно, что например, рекламная индустрия у нас еще на шаг впереди киноиндустрии по сервису, по организации работы.

Алексеев: И объяснить это очень легко, потому что рекламная индустрия все-таки работает в режиме конкурентной экономики, и вообще говоря, почти всегда так работала.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.