Поддержать программу
Спорт на Дожде
23:28
19 марта 2014
Спорт

«Тренер с усами может быть только у ЦСКА». Александр Шмурнов и Герман Ткаченко о том, почему «Спартак» зря уволил Карпина, а «Зенит» — нанял Виллаша-Боаша

7 768
0
Расписание
Следующий выпуск
12 декабря 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00

В студии «Спорта на ДОЖДЕ» — президент компании ProSport Management Герман Ткаченко и главный редактор «Чемпионата.ком» Александр Шмурнов. 

Как футбольный клуб из Ленинградской области поспособствовал увольнению Валерия Карпина из «Спартака»? Что рассказывают об Андре Виллаше-Боаше футболисты «Челси» и «Тоттенхэма»? Как юридически будет оформлено вступление крымских футбольных клубов «Таврия» и «Севастополь»  в российскую футбольную премьер-лигу? На эти и другие вопросы Ткаченко и Шмурнов отвечают Марии Командной.

Командная: Я начну с увольнения Валерия Карпина. Я думаю, что вам есть, что сказать на эту тему. Своевременно? Правильно? Зачем?

Шмурнов: На мой взгляд, это увольнение за «Тосно». Это не увольнение вообще в связи с чем-то провальным, «Тосно» и позор очень долго будут синонимами в душах спартаковских болельщиков.

Командная: Кстати, сам Валерий Карпин сказал, что это провал.

Шмурнов: И Карпин это сказал, и Федун это сказал и почувствовал, и все вокруг. Боюсь, что это решение все-таки импульсивное. Девятью турами исправить ситуацию каким угодно тренером, особенно тем, который не готовил команду, практически невозможно.

Ткаченко: Или не исправить, а не помешать.

Шмурнов: Не помешать – это тоже сложно, потому что команда подготовлена Карпиным, Эду, Гунько и Тихоновым, вместе со всем штабом. Эта команда, мне так кажется, определенные просчеты в подготовке были, но эта команда должны выйти на свой уровень, именно так ее и готовили, к концу марта – начала апреля. Значит, может быть, она и полетит.

Ткаченко: Отдавая право хозяину, акционеру клуба, совету директоров им принимать любое решение, я глубоко убежден, что увольнение Валерия Карпина в данном моменте, на той стадии чемпионата, на тех моментах, которые показывал «Спартак» своей игрой, совершенно несвоевременное.

Командная: Это ошибка?

Ткаченко: Это, может быть, не ошибка, но несвоевременно. Такое решение нужно принимать в других стадиях, потому что видно, что «Спартак» готовился. Мы все знаем, потому что все мы общаемся, как они работали. Да, они не оказались ментально готовы, чтобы стартануть с первой игры, да, произошла такая осечка, которая происходит во всем мире, проиграли команде третьей лиги, это неприятно, это давит, но никто не анализировал, что происходит, как команда готова, к чему она готова, ведь понятно было, что они играли в неплохой футбол. Рассуждение о том, что готовы физически, не готовы физически, настолько непрофессионально, настолько поверхностно, потому что анализировать каждую вводную о том, готова команда или нет. Плюс не забывайте – два центральных защитника – Таски и Бокетти, Мовсисян – это люди, которые первые двое вообще не играли по семь месяцев, соответственно, мы должны были ждать какой-то ошибки.

Командная: Почему, Саша, ты мотаешь головой?

Шмурнов: Я мотаю головой, потому что в футболе главенствующий – это результат.

Ткаченко: Результат определяет ту или иную эмоцию.

Командная: Но как можно было уволить, столько раз за это время?

Шмурнов: Секундочку, как можно было столько уволить? Карпин – первый тренер за последнее время, который выиграл у ЦСКА 3:0, тренер, при котором «Спартак» уже дважды побеждал «Зенит».

Командная: Первый тренер, который такие бляхи на ремне начал носить.

Ткаченко: Это для вас, Маша.

Шмурнов: История вот в чем, увольнять Карпина, когда не было ясно, что надрыв во всей спартаковской среде существует, было нельзя, потому что тогда бы Федун взял бы на себя. Это могло быть дикой ошибкой, мы назад историю отмотать не можем, мы не знаем, что будет.

Командная: А сейчас это решение болельщиков?

Ткаченко: Это решение болельщика.

Шмурнов: Согласен. Потому что Федун все больше и больше болельщик «Спартака». Была легенда о том, что он болел за киевское «Динамо», это не легенда, это правда, но сейчас видно по нему, как он перевоплощается в болельщика «Спартака», в том числе перенимая все свойства болельщика на себя: импульсивность, ярость реакции и так далее.

Ткаченко: И даже аргументы, что команда не готова, во всем виноват тренер, мы отдали ему все.

Шмурнов: Теперь надо разобрать, что дальше. Пошел град – это не ошибка наша с вами. То, что мы вывели детей гулять в град, - это ошибка. Уже этот град пошел, теперь – как и что, какие решения будут приняты. Будет ли работать Гунько с Тихоновым, с этим штабом 9 туров?

Ткаченко: А ведь, тем не менее, они виноваты или участники того, что происходило. Гунько играет ключевую роль в тренировочном процессе, в структурировании процесса.

Шмурнов: В подходе к тактике.

Ткаченко: Нужно на этом этапе анализировать другое: какая коммуникация между игроками и Карпиным, раздражает он их или нет, понимают ли они друг друга.

Шмурнов: Не раздражают. Я на одном из сборов был, и мне показалось, что там очень высокий уровень взаимного доверия.

Ткаченко: И это очень важно на коротком этапе. Понятно, что команда оказалась ментально не готова к тому старту, и в этой игре я не болел за «Спартак», я болел за совсем другую команду. Я должен отдать должное, что я ошибался, когда говорил, что УЕФА – это то, что помешает «Анжи». Тогда мне казалось, что нужно сконцентрироваться и решать эту задачу. На самом деле УЕФА, и это большое достижение в страховке и подготовке тренерского штаба «Анжи», оно помогло. Количество матчей в данном этапе – это то, что работает на активацию того потенциала, на активацию силы. Поэтому я уверен, что в мачте с «Краснодаром» или в следующем матче «Спартак» покажет, мне это было понятно…

Шмурнов: Другие свойства боевитости.

Ткаченко: Боевитости и физических каких-то кондиций.

Командная: Давайте вспомним, как любили какое-то время назад болельщики «Спартака» Валерия Карпина. Для меня всегда большой загадкой было то, как по-разному они постоянно относились к нему. То есть от любви до ненависти все время скакало их отношение. Чье имя они теперь будут кричать так же самозабвенно? Будут ли они кричать имя этого человека с такой же любовью?

Шмурнов: Карпин убедил всех, что он любит «Спартак».

Командная: И вы его за это и любили.

Шмурнов: В том числе болельщики за это его любили. Черчесов довольно сильный тренер, очень сильный специалист, вообще очень сильный мужчина, но у меня одно подозрение – он чуть больше будет любить себя в «Спартаке», чем «Спартак» в себе. Я желаю ему научиться абстрагироваться от собственного «я» во имя…

Ткаченко: В футболе не должно быть много «я», в футболе должно быть много «я», когда ты берешь на себя что-то плохое. В основном в футболе должно быть «мы», не надо о себе говорить в третьем лице. Это то, что мешает. Стас – мой товарищ, я к нему, если не с любовью, то с громадным уважением отношусь, как к тренеру, как к мужчине, как к футболисту, вратарю. Я убежден, что ту работу, которую он сейчас делает, и ту работу, которую он сделал, он сделал очень хорошо. Но это была его работа, это была его система координат, потому что он приходил крупнее, чем та среда. Это ни в коем случае не говорит о том, что у него не получится здесь, но для этого, когда тебе нужно все бросить, тут могут быть вопросы. Если Стас начал бы в предсезон, то шансов было бы намного больше. Плюс бросить ту, понятно, что это нужно делать, я это понимаю, что это какое-то кокетство, когда мы говорим, что «Амкар», но тут есть еще такое – не гневить Бога, потому что так получается работа, которую он сейчас делает в «Амкаре», настолько достойна уважения. Видно, что все уважают от этого удовольствие.

Шмурнов: Кстати, если он ее бросит, это будет большой минус.

Ткаченко: Если в другой этап, то это точно очень хорошее решение для «Спартака».

Шмурнов: «Спартак» нуждается в том, чтобы тренер был абсолютно спартаковским по поведение, не по происхождению, это не так важно, чтобы он был спартаковским, и это чувствовалось. Ему должны доверять не только как специалисту, структурирующему футбол.

Ткаченко: Пассионарно.

Шмурнов: Да, который ближе всех.

Командная: А Тихонов как же?

Шмурнов: Слово «пассионарно» и Тихонов…

Ткаченко: Вы плохо знаете Андрея.

Шмурнов: Андрей, на мой взгляд, при том, что он высоких моральных качеств человек, все-таки с точки зрения жесткости управления…

Ткаченко: Нет-нет, он как раз жесткий.

Командная: Давайте вспомним, как Станислав Черчесов тогда тренировал «Спартак», как тогда выступал «Спартак». В 2008-2009 годах это было. 25 матчей под его руководством «Спартак» выиграл, 14 сыграл вничью, и всего 8 проиграл. Всего было сыграно под его руководством 47 матчей, 85 мячей они забили и 55 пропустили.

Ткаченко: Мне кажется, каждый тренер «Спартака» за последние 5-7 лет точно занимал второе место. Поэтому что об этом говорить? Стас после этого стал тренером больше в нашем понимании…

Командная: Но свое «я» он же никуда не уберет.

Шмурнов: Я согласен с тем, что он способен это понять. Я немножко не договорил о том, что нужно сделать Черчесову, не чтобы добиться уважения, а чтобы его восприняли правильно. На мой взгляд, это одно и то же – правильное восприятие и дальнейший успех.

Ткаченко: То, что происходит с Пеевым и Сираковым в «Амкаре», не факт, что это может работать здесь. Но я убежден, что он может.

Шмурнов: Такими методами очень трудно работать со «Спартаком».

Ткаченко: Или только такими.

Шмурнов: Только такими.

Командная: Почему Дмитрий Аленичев сейчас не тренер «Спартака»? Все-таки он в тульском «Арсенале» какие-то чудеса творит. Я понимаю, что уровни разные.

Шмурнов: Потому что в тульском «Арсенале».

Командная: Валерий Карпин вообще не тренировал никогда в российской премьер-лиге до «Спартака».

Шмурнов: Харизматически Карпин, во-первых, он не сразу доказал свое право быть в этой системе координат, во-вторых, он с харизматикой гораздо больше, чем Аленичев. Этот путь из неоткуда куда-то в серьезную структуру он мог проделать гораздо быстрее. Аленичев, я думаю, тоже способен. Он, кстати, достаточно жесток для того, чтобы принимать решения, он и игроком был таким, мы слышим его высказывания, общение с журналистами. Это тоже важно. И с Черчесовым, возвращаясь назад, это тоже важно, как он себя будет позиционировать, если он получит эту роль, что я, наконец-то, добился, что я на коне, или что передо мной стоит такая задача. Вот не знаю, это вопрос.

Ткаченко: Он сможет. Я со Стасом много в жизни общался. Он в принципе вне стресса глубокий, здравый и рассудительный человек. Давайте говорить так, что, не имея ничего личного, тренер с усами может быть только в ЦСКА. Если понятно, о чем я говорю, усы нужно убрать. Усы как символ «я», а здесь мы. И если это мы, где я беру всю ответственность за негатив, то в этом есть большой шанс.