Поддержать программу
Спорт на Дожде
14:09
11 ноября 2013
Спорт

Почетный президент ОКР Леонид Тягачев: принципиальное решение о заявке Петербурга на проведение Олимпиады-2024 уже принято

Расписание
Следующий выпуск
5 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00

Заслуженный тренер СССР и России, почетный президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев рассказал Никите Белоголовцеву о перспективе возможной заявки Санкт-Петербурга как хозяина летних Олимпийских игр 2024 года.

Белоголовцев: Тема, которая возникает в последнее время все чаще, - Санкт-Петербург  как столица Летних Олимпийских игр. Откуда это вообще возникло? Насколько это все реально, с вашей точки зрения?

Тягачев: Весь мир знает, и россияне тем более, что исторически мы Санкт-Петербург выдвигали даже в советское время на проведение Зимних Олимпийских игр, а горнолыжная часть должна бы состояться на Кольском полуострове в городе Кировске. Но мы знаем, что наша страна в 1980 году выиграла Олимпиаду в городе Москве. Конечно, много мероприятий мы планировали провести в Санкт-Петербурге. Прошло время, мы выиграли Олимпиаду в Сочи. Это организационно большое мероприятие, которое позволило о стране говорить совершенно по-другому. И, конечно, те важные экономические форумы, которые страна проводит в Санкт-Петербурге, заставили не только членов МОК, но и президентов крупнейших международных финансовых компаний, президентов многих стран, поскольку Владимир Владимирович Путин грамотно провел там и «восьмерку», и «двадцатку», все это говорит о том, что Санкт-Петербург – это и культурно, и спортивно, и исторически важное место.

Белоголовцев: Вы сказали, что мы получили Сочи, это действительно так. Но помимо Сочи мы получили Универсиаду 2013 года, Чемпионат мира по легкой атлетике 2013 года, Универсиаду в Красноярске 2019, Чемпионат мира 2018, Питер и Краснодар претендуют быть частью Евро-2020, которая будет размазана по Европе. Куда столько?

Тягачев: Вы как раз перечисляете то, за что борются все страны мира. Чем больше мероприятий страна проводит, тем быстрее идет развитие страны. И Олимпиада в первую очередь это показывает. Когда была Олимпиада в Москве, построив все и организовав Олимпиаду, мы на 20 с лишним лет опередили свое развитие. Город Сочи никогда бы на протяжении 30 лет не получил то развитие, о котором сейчас говорит вся страна и весь мир. После Олимпиады мы получим большое наследие как великолепный горнолыжный курорт и центр для организации всех отдыхов и проведения мероприятий. Санкт-Петербург, поскольку я перечислил те важные качества и тех больших заинтересованных жителей, руководителей города, включая и Георгия Полтавченко, который стремится оставить тот след, который называется «развитие города – развитие страны». Такой культурный город, если мы берем историю и говорим о том, что впервые Рио-де-Жанейро получило право провести Олимпиаду, затем спустя 4 года, совсем недавно Токио выиграло также проведение Олимпийских игр, то выдвижение такого прекрасного города как Санкт-Петербург, является показателем нашей страны и жителей города.

Белоголовцев: В теории все так, но ведь практика показывает совсем другое. Европейские города крупнейшие один за другим отказываются даже от борьбы за Олимпийские игры как от чумы. Отказался Мюнхен, недавно отказались швейцарцы, отказывается Вена, непонятно, будут ли бороться норвежцы за 2022 год. Почему это они делают? Потому что во многих городах олимпийские объекты стоят бесхозными. В Барселоне разваливается телебашня, построенная к 1992 году, Нагано – Олимпиада 1998 года – пришел в запустение. Не понимают, что делать, и в Сочи, как мне кажется, тоже не до конца понимают, что делать с двумя катками, с дворцом для керлинга. Может быть, это какая-то излишняя гигантомания?

Тягачев: Я уверен в том, что можно сказать, что какой-то удивительно непонятный сюжет, когда кто-то отказывается. Давайте по порядку. Для того, чтобы отказаться, надо получить и завоевать...

Белоголовцев: Нет, отказываются от борьбы. Мюнхен подал заявку, там провели референдум, и местные жители говорят: зачем нам наши налоговые деньги - миллиарды - тратить на строительство стадионов. У вас есть уверенность, что жители Питера, если будет устроен референдум, после всех тех гигантских затрат на стадион «Зенита», скажут: «А давайте потратим еще больше и на Олимпиаду»?

Тягачев: Я с вами согласен в том, что выдающиеся центральные города с мировым именем как Мюнхен или как Осло или Вена, они настолько развитые, что догонять им в принципе и некого. Дополнительно мосты, дороги, гостиницы, может быть, не следует строить, когда к тебе приедет такое количество людей. Но, в принципе, каждая страна, и вы со мной согласитесь, борется за то, чтобы как можно больше по возможности туристов приехало в эту страну. Мы называем маленькую Вену и знаем, что это горнолыжная страна, в том году маленькая Австрия, которая равна по количеству жителей городу Москвы, получила 17 миллиардов евро за горнолыжный туризм, за развитие и за участие. Так почему нам или почему тем странам не бороться за то, чтобы количество туристов, если это Зимняя Олимпиада, то это две недели, это не такое количество времени для того, чтобы мощно все перестраивать.

Там все есть, есть стадионы, поскольку эти страны проводят Кубки мира по всем зимним видам спорта. Летом то же самое, от легкой атлетики до плавания, водные ресурсы у каждой страны большие, как и у Питера. Потому что, проводя Олимпиаду в Москве, мы планировали не только в Таллинне, но именно в Питере, на Финском заливе, проводить регату и прочие вещи.  То есть того вклада, как в Сочи, питерцам не нужно делать, футбольный стадион будет как центровой построен. Конечно, экономика должна обсчитываться, но количество туристов позволяет развиваться стране, экономически лучше получать тот потенциал, который называется «будущее».

Белоголовцев: А вам не кажется, что в принципе сама практика, чтобы навести порядок в каком-то регионе, там нужно что-то провести, она немного порочная? То есть происходит какая-то подмена понятий. Мы вкладываем десятки миллиардов долларов в Сочи со словами: «Ну мы же иначе не построим Сочи». Сейчас будут вложены деньги, сопоставимые с бюджетом Олимпиады в Ванкувере, в Универсиаду в Красноярске, это только стартовые цифры бюджета.

Тягачев: Правильно.

Белоголовцев: Мы как бы говорим, что Чемпионат мира нам тоже нужен, чтобы дороги, аэропорты, вокзалы привести в порядок. Неужели Питер – настолько маленький город, что там нельзя навести порядок без такого гигантского и затратного мероприятия как Олимпиада?

Тягачев: Порядок будет обязательно, его наведут, но не с той скоростью, что позволяет Олимпиада. Ведь Олимпиада – это не только наши бюджетные деньги, это огромные инвестиции, это участие всех ведущих фирм в Олимпиаде. Экономически все в конечном итоге борются за Олимпиаду, люди, как говорится, умирают. Это я говорю, поскольку я в более 15 Олимпийских игр участвовал и в качестве спортсмена, главного тренера сборной СССР, министра спорта, президента Олимпийского комитета. Также мой коллега Виталий Георгиевич Смирнов, Шамиль Тарпищев, олимпийский чемпион Саша Попов, и сейчас стал от страны членом МОК Александр Жуков. То есть все люди заинтересованы не в том имидже – мы проведем Олимпиаду, истратим сотни миллионов евро и ничего взамен не получим. Нет, мы получим. Мы получим то развитие, которое необходимо. Кроме Олимпиады ждать второго, третьего, это да, это можно ждать, но лучше сделать тот план, который называется «детский спорт», «спорт высших достижений», «строительство мини-площадок, больших стадионов», тем более, что в Питере практически все есть.

Белоголовцев: А кто будет принимать финальное решение по этому поводу и когда оно будет принято? Например, удачное или неудачное выступление в Сочи может как-то на это повлиять? И кто должен быть тем человеком, который скажет: «Все, строим, вкладываем, заявку подаем, давайте документики в папочку и быстренько в МОК побежали»?

Тягачев: Я много лет мечтал и уговаривал президента нашей страны Владимира Владимировича Путина организовать сначала Кубок мира и Чемпионат мира по горным лыжам. Он говорит: «А если мы замахнемся на Олимпиаду?». Было совещание со всеми министрами, Герман Греф, Алексей Кудрин и по нарастающей. Я честно убедил Владимира Владимировича, что Олимпиада в Сочи, даже если бы мы ее не получили, то за счет организации предварительных мероприятий, мы бы построили очень много. Конечно, нам не нужно шесть ледовых стадионов, конечно, нам не нужно отдельно керлинг, но нам нужно то, что ежедневно весь мир доказал, что лучшие курорты - горнолыжные, а у нас нет горнолыжных курортов, теперь будет. У нас не было трамплинов  такого класса, они будут для всей страны. У нас не было специально биатлонных и лыжных трасс…

Белоголовцев: Когда будет принято финальное решение по Санкт-Петербургу?

Тягачев: Сейчас обсуждается, вы, скажем, председатель правительства, я – президент. Мы подумали, пригласили министров, сделали экономическое исследование.

Белоголовцев: Решение принято уже или нет?

Тягачев: Решения нет. Мы осуждаем с вами. Это будущее. Поскольку еще впереди Олимпиада в Бразилии, в Токио, но обсуждение мы ведем уже сейчас. Если бы вы меня спросили нужно или не нужно, я бы твердо сказал, что да, в Питере Олимпиада нужна.

Белоголовцев: А есть уже мнение Путина по этому поводу?

Тягачев: Я еще не спрашивал про мнение Владимира Владимировича, но если Георгий Полтавченко выступал, если Валентина Матвиенко, с которой мы много десятилетий работаем и сейчас в Совете Федерации, если она уже озвучила, будучи губернатором, то значит, какие-то важные разговоры и события уже были по этому поводу. Наверное, нам необходимо просто знать международную олимпийскую хартию, скажем, Сочи. Я – президент Олимпийского комитета, я пишу заявку на президента Международного олимпийского комитета, а уже президент страны вместе с председателем правительства дает, точнее, президент страны дает гарантию. После этого официального заявления, которое я делал в присутствии Путина в Пекине, и Жак Рогге утвердил после того, как мы в Гватемале выиграли, что мы пошли на финишную прямую организовывать все это дело. Поэтому президент Олимпийского комитета и президент страны в конечном итоге должны подать заявку. Пока заявки нет, идет только обсуждение у нас с вами, можно и нужно ли, почему Мюнхен, почему Осло. Но, в конечном итоге, если созреет Мюнхен, созреет Осло, созреет Рим, Япония не отсталая страна, но они поборолись.