Поддержать программу
Спорт на Дожде
33:15
21 мая 2013
Спорт

Леонид Слуцкий о чемпионстве ЦСКА, регулярных звонках Абрамовича, похабной кричалке Дзагоева и ощущении, что находится в рабстве

40 424
2
Расписание
Следующий выпуск
12 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00
Главный тренер ПФК ЦСКА Леонид Слуцкий пришел в СПОРТ НА ДОЖДЕ через три дня после того, как его команда наконец завоевала титул чемпиона России по футболу. О том, во сколько он лег спать после вечеринки в честь чемпионства, об обидах со стороны друзей, о трансферных планах и вылете из Лиги Европы, который оказался спасительным, а также о том, что болельщики отныне будут требовать гораздо больше, – все это Слуцкий рассказал в эксклюзивном интервью Маше Командной. 
Командная: Леонид Викторович, в субботу вы выиграли чемпионство, сыграли вничью с «Кубанью», и всё стало хорошо вдруг. В воскресенье сильно голова болела наутро?

Слуцкий: Утро наступило не утром, а чуть позже, поэтому да нет.

Командная: А во сколько утро воскресенья наступило?

Слуцкий: Утро наступило в воскресенье в обед.

Командная: Чем тогда вы занимались ночь наутро?

Слуцкий: Естественно, мы праздновали, как любые нормальные люди, всей командой, достаточно долго.

Командная: Я хочу каких-то подробностей, вы же понимаете.

Слуцкий: Например, группа футболистов посетила концерт Сергея Жукова и группы «Руки вверх».

Командная: А, это то, что «Крошка моя, я по тебе…».

Слуцкий: Да, «Чужие губы тебя ласкают…»

Командная: Вы тоже там были?

Слуцкий: Да.

Командная: Ну, и как? Как он вживую поёт, Серёжка-то Жуков.

Слуцкий: Он молодец, и я могу сказать, что, несмотря на то, что прошло уже много лет с его хитов, но хиты настолько настоящие, особенно в минуты радости, веселья, когда ты ни о чём не задумываешься, это просто бомба. Он большой молодец, и я думаю, что как раз-таки ту нишу необходимую заполнил, очень приятно было оказаться.

Командная: Леонид, мне кажется, что в ту субботу у вас была дикая эйфория, оно и понятно. Мне хочется понять, вы сейчас уже осознали всё то, что с вами произошло, или вы немного расплывчато себя чувствуете?

Слуцкий: Я не могу сказать, что была какая-то эйфория, скорее, это облегчение, скорее, упал какой-то груз, наступила какая-то лёгкость, мне сложно сказать. Но какой-то эйфории или сверх радости пока я не почувствовал.

Командная: Облегчение почему? Потому что кому-то что-то наконец доказали или по каким-то другим причинам?

Слуцкий: Наверное, да, прежде всего, самому себе, прежде всего, тем людям, которые за меня переживали, и ты, в частности, поэтому мне было очень приятно, что я соответствовал требованиям и своим собственным, и тем людям, которые за меня болели и переживали. Теперь, наверное, будет полегче, хотя не факт.

Командная: Почему не факт?

Слуцкий: Потому что спорт – это такая вещь, что в спорте нет вчерашнего дня, в спорте важно только то, что ты делаешь сегодня. А история, конечно же, важна, но она важна, скорее, на том этапе, когда ты уже закончил со своей деятельностью.

Командная: А вы понимаете, что сейчас будет ещё сложнее? Потому что на носу Кубок, на носу Супер Кубок, и фанаты будут требовать гораздо большего.

Слуцкий: Фанаты всегда требовали большего, и будут требовать большего, поэтому, наверное, в этом плане ничего не изменится, но в любом случае титул есть титул. И когда олимпийский чемпион не выигрывает пять Олимпиад подряд, он всё равно остаётся олимпийским чемпионом, но в нашем случае это не так, мы будем пытаться становиться чемпионами каждый год, хотя понимаем, что это очень сложно.

Командная: Помните, когда вы находились в раздевалке после матча с «Кубанью», ваш полузащитник, Понтус Вернблум это, по-моему, был, кое-что нарисовал на спине вашего поло. Леонид, неужели вы не замечали?

Слуцкий: Я видел, что он что-то там рисует, и, зная Вернблума, понимал, что ничего хорошего он точно не рисует.

Командная: А как вы к этому отнеслись? Всё-таки главный тренер, такая фигура, и вдруг такое себе позволяет?

Слуцкий: Спокойно, это шутка была. Что такого? Всё нормально.

Командная: Это был очень тяжёлый сезон. Какой год в вашей жизни был самый сложный? Тот, когда вы почти год пропустили из-за того, что лежали в больнице, у вас была операция, травма после того злосчастного случая с кошкой, как вы кошку с дерева снимали, либо вот этот год? Потому что, мне кажется, что это чемпионство ЦСКА выстраданное.

Слуцкий: Когда с тобой что-то происходит в молодости, даже очень тяжёлые и сложные вещи, ты к ним относишься проще, у тебя нет времени задуматься о чём-то. Это был тяжёлый год в молодости, в больнице советской общей, тем не менее, там было больше позитива, эмоций, желания выздороветь. Конечно, годы, когда ты работаешь на самом высоком уровне, и от тебя очень много требуют, они гораздо сложнее, чем годы нашей юности.

Командная: А это самый сложный год вашего тренерского пути в ЦСКА именно?

Слуцкий: Каждый год тренерства очень сложный, потому что каждый год ты что-то доказываешь сам себе, кому-то, работая в Москве, надо было доказывать, что ты способен работать в премьер-лиге, работая в «Крыльях», доказывать, что ты соответствуешь тем высоким притязаниям клуба и болельщиков, прежде всего, а ЦСКА – это вообще топовый уровень, поэтому здесь это непрекращающийся процесс.

Командная: Помните середину апреля, мне кажется, что это было 12 число, вы тогда сыграли вничью с «Динамо», и опять пошли разговоры, болельщики начали кричать: «Слуцкий – не уровень ЦСКА», это же их любимая фраза. У вас что-то тогда дрогнуло? Вам захотелось, как в прошлом году, снова пойти к Евгению Ленноровичу Гинеру и написать заявление об уходе?

Слуцкий: Да нет. Смысл писать заявление об уходе за пять туров до конца чемпионата, когда команда лидирует в первенстве? Там было желание прийти к финишу первыми, и ничего более, хотя я понимал, что при других раскладах, наверное, никто бы мне этого не простил, и все говорили бы о том, что вновь упущено чемпионство.

Командная: Если бы вы не выиграли чемпионство, вы бы снова написали заявление об уходе?

Слуцкий: Я думаю, что давление было бы слишком высоким, и было бы достаточно сложно сохранить боевой дух и работоспособность в данной ситуации, но всё закончилось.

Командная: То есть написали бы?

Слуцкий: Я не знаю, как бы это выглядело, и какие были бы эмоции, но то, что это было бы ужасно обидно, лидируя с седьмого тура в Чемпионате, потерять чемпионство в последнем туре, конечно, это было бы большой удар.

Командная: Многие журналисты в этом сезоне называют ЦСКА семейной командой. Вам нравится эта метафора? Вообще что она означает, что бы вы сами вложили в это понятие?

Слуцкий: Чуть-чуть не так, семейные команды всё-таки – это команды не очень большие, у нас в Москве была семейная команда, в Самаре была прекрасная семейная команда. Все вместе ездили отдыхать с жёнами, детьми, проводили вместе все праздники, все дни рождения, прекрасно были друг с другом знакомы, также легко решал всевозможные текущие проблемы, которые возникали. Всё-таки в ЦСКА это невозможно, учитывая и город, и его трафик, различные задачи у каждых игроков, большое количество легионеров…

Командная: Ну, и гонор, конечно же, игроков.

Слуцкий: Гонор игроков естественно есть везде, но здесь он больше, и у каждого есть какие-то задачи – попасть в сборную, уехать за рубеж. Поэтому я не могу назвать атмосферу сверх семейной, но то, что все были объединены общим духом, общей целью, и ради этой цели стали семьёй, если так можно выразиться, то это да.

Командная: Вы сами вышли на эту тему, хочется понять, что ЦСКА сейчас будет творить на трансферном рынке. Так получилось, что все трансферы, которые вы сделали в последнее время, они сыграли. Я имею в виду упомянутого уже Понтуса Вернблума, и Расмуса Эльма. Это заслуга Гинера? Потому что поговаривают, что в ЦСКА именно он решает, кого будут покупать.

Слуцкий: Безусловно, решает, кого покупать Евгений Леннорович, потому что он платит деньги, и если вы приходите в магазин покупать платье, то вы в зависимости от вашего кошелька решаете. Поэтому, конечно же, любые ключевые решения за президентом, но, что касается спортивной части, Евгений Леннорович не смотрит игроков и не оценивает их. Он просто на основе предоставляемой информации мною или селекционным отделом принимает решение, учитывая цену-качество и необходимость этой покупки. Спортивную составляющую оценивает спортивный отдел и тренерский штаб.

Командная: А что летом будут делать Алан Дзагоев и Хонда? Останутся ли они в команде, как думаете?

Слуцкий: Хонда будет играть в Кубке конфедераций в составе сборной Японии, Алан Дзагоев сначала в национальной сборной с Португалией, потом поедет в Израиль в составе молодёжной сборной. Что они будут делать дальше – я надеюсь, что готовиться в составе в ЦСКА к новому сезону.

Командная: Вы бы хотели бы их составить в своей команде?

Слуцкий: Безусловно, любой тренер хочет, чтобы ключевые игроки из команды не уходили, и приходили только новые, более сильные футболисты.

Командная: А вам не кажется, что с Аланом Дзагоевым может случиться такая же история, как с Игорем Акинфеевым, который, грубо говоря, пересидел и сейчас, на мой скромный взгляд, ему уже поздно уезжать за рубеж, настолько он уже корнями врос?

Слуцкий: Игорю никогда не поздно уезжать, потому что у него такой уровень мастерства, что он всегда будет востребованным. Здесь же вопрос в том, если будут на Алана предложения, Евгений Леннорович всё время говорит о том, что любой игрок, если на него поступает достойное предложение, может покинуть клуб, если будет заинтересованность самого игрока и клуба. Пока таковых не было, поэтому пока нам и не чего обсуждать.

Командная: Я с Игорем-то что?

Слуцкий: В каком плане? Прекрасный вратарь, сыграл 16 матчей на нуль, установил свой личный рекорд в этом сезоне по количеству матчей на нуль.

Командная: Просто с каждым сезоном вероятность, что он уедет, и наконец, станет в европейском топ-клубе действительно большим вратарём, может, местной легендой, всё-таки он вратарь очень высокого уровня, с каждым сезоном такая вероятность уменьшается. Вы что думаете на этот счёт?

Слуцкий: Это у любого футболиста с возрастом такая вероятность уменьшается, и карьера сокращается, это, как и у любого человека, с каждым прожитым годом количество лет, которые он проживёт, становится меньше. Я могу оценить спортивную составляющую, Игорь может играть в любом клубе мира, уровень мастерства ему более чем позволяет это делать, но как сложится его карьера, хочет ли он сам это, и будут ли предложения того уровня, которые могут его удовлетворить, я просто не знаю.

Командная: Мне хочется у вас спросить про Романа Широкого, друзья, если вы не знаете, то Роман Широков заварил небольшую кашу в «Зените». Две недели назад он не пожал руку главному тренеру Лучано Спаллетти, в эти выходные он показал не самый приличный жест в адрес болельщиков питерского клуба, потому что когда он выходил на замену, они его освистывали, всякие кричалки неприличные в его адрес направляли. Леонид, вы бы взяли Романа Широкова в свою команду?

Слуцкий: Я знаю, что у Широкова за день до игры случился инцидент с болельщиками в ресторане, когда он всей семьёй ужинал, всё это достаточно трудно переживать. Я не могу говорить, взяли бы мы или не взяли. Безусловно, Роман Широков – игрок высочайшего уровня, один из лучших футболистов нашего первенства и национальной сборной, но насколько это вообще вероятно, и вообще, какие планы у него, у «Зенита», мне сложно сказать. Но это, естественно, игрок очень высокого уровня.

Командная: В общем, вы бы от него не отказались?

Слуцкий: Я думаю, что любая команда в первенстве России от него бы не отказалась.

Командная: Хорошо, топ-3 лучших игроков этого сезона.

Слуцкий: Конечно, очень сложно кого-то выделять в команде, потому что мы были сильной командой. Меня уже спрашивали, потому что журналисты очень любят всякие топ-3, топ-1, оценки, баллы. Наверное, если оценивать совокупность фактов, количество проведённых матчей, уровень относительно себя самого, стабильность и всё остальное, я думаю, что Акинфеев, Вернблум и Вася Березуцкий.

Командная: Первое место – Игорь Акинфеев?

Слуцкий: Я не могу здесь уже по местам распределять, это уже сложно, давайте по алфавиту.

Командная: Придётся, Леонид, будут же звонить.

Слуцкий: Хорошо, на А –Акинфеев, на Б – Березуцкий, на В – Вернблум.

Командная: Мне очень странно, что в этот список не вошёл Ахмед Муса.

Слуцкий: Да, он, безусловно, совершил громадный прогресс для того, чтобы входить в такие серьёзные списки, но это надо подтвердить, как качество подтверждается длительностью – раз, и всё-таки это должны быть люди, которые лидеры. Мусе ещё предстоит сделать шаг, чтобы в эти топы попасть, хотя то, что на открытие года он претендует, здесь никаких вопросов нет.

Командная: Объясните мне, что вы с ним будете делать, потому что у вас, наконец, восстановился Думбья, у вас есть Вагнер, у вас есть Муса, которого вы теперь используете чистым форвардом. Он таковым и останется или станет снова вингером?

Слуцкий: Гораздо сложнее решать вопросы, когда у тебя нет Думбьи, у тебя нет Хонды или не было Вагнера, травмирован Тошич. Эти вопросы сложные, что же делать. Что делать, когда у тебя есть группа игроков, то они всегда гораздо более приятные. Расставить наиболее сильных игроков в оптимальной позиции – это не так сложно. Мы будем смотреть, мы будем отталкиваться от текущей ситуации, и любой из вариантов возможен при том, что я уверен, что все перечисленные тобой игрокитвсё равно останутся игроками основной обоймы.

Командная: Что вы сотворили в этом сезоне с обороной ЦСКА? Почему Березуцкий, Игнашевич стали играть так здорово? Что вы им дали такого?

Слуцкий: Они всегда играют здорово, Акинфеев, Березуцкий, Игнашевич всегда играют здорово, и они доказывают тот факт, что в футболе можно прогрессировать бесконечно, то есть не факт, что обязательно должен прогрессировать молодой игрок, может прогрессировать игрок уже и опытный, устоявшийся, с высоким уровнем мастерства. Что и демонстрируют как раз-таки наши лидеры, перечисленные игроки, поэтому они большие молодцы, профессионалы. И то, что они продолжают прогрессировать, как в том фильме, «в своём уже немолодом возрасте»…

Командная: Дело же не только в них, Леонид, дело же наверняка и в вас. Может, что-то в вас изменилось, вы стали строже, может, в этом всё дело, нет?

Слуцкий: Что значит построже или не построже? Ещё раз говорю: игроков, прежде всего, мотивируют профессиональные обязанности, контракт и то, что они являются спортсменами, и уже изначально хотят выиграть.

Командная: Большой контракт – важное уточнение.

Слуцкий: Любой контракт мотивирует, потому что там чётко описано, что человек может делать, что нельзя, если он нарушает какие-то пункты, то он уже не совсем профессионален. Поэтому когда говорят о роли тренера в мотивационных факторах, это настолько смешно. Я могу сказать, очень яркий пример, что мы каждый год делали motivation movie, я специально глубоко вкладывался в мотивационные факторы, но, несмотря на это, мы не становились чемпионами. В этом году мы отказались от этого, причём, сознательно, то есть не было дополнительно мотивационных факторов, тем не менее, мотивация была запредельной, и мы выиграли чемпионат.

Командная: Почему именно в этом году? Мне кажется, что в прошлом году, в позапрошлом, в позапозапрошлом, когда были и бронза, и серебро, мотивация было не меньше.

Слуцкий: Наверное, да, но здесь же совокупность факторов, что нам удачно удалось пройти сезон…

Командная: Удачно вылетели из Лиги Европы, Леонид.

Слуцкий: ЦСКА в первый раз вылетело из крупного турнира за последние 9 лет, тем не менее, и до этого были чемпионства, и призёрства, и всё остальное. Во всех чемпионатах выиграли команды, которые играли в еврокубках. Я не стану спорить, что именно Лига Европы – неудобный турнир в плане графика. Когда ты играешь в Лиге Чемпионов, там попроще, там всё время ты играешь через три дня на четвёртый. Лига Европы – очень такой турнир, мы не вылетали специально, но то, что нам в наших условиях это, наверное, сослужило какую-то небольшую добрую службу, наверное, да. Хотя не знаю, может быть, мы ещё лучше бы играли, если бы играли в Лиге Европы.

Командная: Что бы вы предпочли – выиграть Лигу Европы, например, в этом сезоне или попасть в четвертьфинал Лиги Чемпионов, сыграть в четвертьфинале?

Слуцкий: Так как мы стартуем в Лиге Чемпионов и хотим в Лиге Чемпионов как-то успешно выступить, а выход из группы уже подразумевает тот факт, что мы уже не попадаем в Лигу Европы. Поэтому на кону стоит вопрос, чтобы выйти в Лиге Чемпионов из группы и дальше продолжать борьбу, или вылететь в Лигу Европы и выиграть этот турнир. Мы бы, конечно, хотели бы до конца принимать участие в том турнире, в котором мы начнём соревноваться, то есть Лига Чемпионов.

Командная: Вы наверняка видели то видео, которое гуляет по интернету: Алан Дзагоев, «Раз, два, три, «Зенитушка»… Дальше, я думаю, все всё поняли. Написали хотя бы СМС-ку Алану?

Слуцкий: Конечно, если говорить серьёзно, безусловно, он уже сам наутро понял, что вытворил и незамедлительно принёс свои извинения. Понимаете, говорить о том, что это плохо, это настолько банальщина, это настолько очевидно, это понимают абсолютно все, поэтому всё-таки в футбольном коллективе, как правило, такими шутками и подколками добиваются того, чтобы человек осознал, насколько это плохо. Поэтому сегодня он подвергся достаточно серьёзным издевательствам и не только с моей стороны.

Командная: Что Вася Березуцкий сказал и Лёша?

Слуцкий: В эфире даже телеканала «Дождь» нельзя говорить такие вещи. Самое простое, что можно было, это многочисленные просьбы о повторении скандирования с соответствующим эмоциональным фоном.

Командная: Я знаю, что ваши bad guy, братья Березуцкие сподвигли вас на то, чтобы поменять тачку.

Слуцкий: Да.

Командная: Расскажите, как это было?

Слуцкий: Ты сейчас сподвигаешь к тому, чтобы её дальше менять, потому что ты сейчас как эксперт выступаешь в этом деле. Никак, просто было сказано: «Тренер у нас ездит на такси. И с такими машинами вы хотите стать чемпионом? Не получится».

Командная: И пришлось покупать дорогущий автомобиль.

Слуцкий: И пришлось покупать дорогущий автомобиль.

Командная: Ваш статус ещё вырос, чтобы Maybach покупать? Они, кстати, уже не выпускаются.

Слуцкий: Ещё раз говорю, что я у тебя спрошу обязательно, когда решу, что надо менять, обязательно обращусь.

Командная: Очень хочется мне поговорить с вами на общечеловеческие темы, Бог с ним с футболом. Что сейчас будете делать?

Слуцкий: Мы ещё играем с «Ростовом», у нас кубок. Потом небольшой отпуск, который проведу с семьёй.

Командная: Рим?

Слуцкий: У нас там Мюнхен, Рим, Барселона. Вот такой тур.

Командная: Почему?

Слуцкий: В Мюнхен я еду к брату, в Рим у меня сын давно просился туда, Барселона, когда он был маленький, мы ездили в Порт Авентуру, в парк развлечений под Барселоной, его не пустили на самые крутые горки, потому что у него не было роста 1,40. Сейчас мы его измерили – 1,43, можно на всём кататься, поэтому комбек в Порт Авентуру нужен.

Командная: Читать будете, смотреть какие-то фильмы? Наверняка же во время сезона не хватает ни на что времени.

Слуцкий: Читать буду точно, насчёт фильмов не знаю, потому что чисто технически не знаю, насколько это получится. Надеюсь, что времени всё-таки будет не так много, и оно пройдёт максимально продуктивно.

Командная: Мне кажется, что пока сезон идёт, вы всё время в футболе. Какие-то каналы смотрите кроме футбольных?

Слуцкий: Я могу смотреть много чего, но ничего не понимать, что происходит. Любая вещь работает фоном, потому что я настолько внутренне погружён, на меня обижается огромное количество друзей, потому что они звонят, я не беру трубку. Я им говорю, что я чуть-чуть того, я захожу в виртуальную реальность и в ней живу, потому что я не могу энергию расплёскивать даже минимальную на любое общение. Любой разговор требует энергетики, а когда тебе надо её аккумулировать, причём килотоннами какими-то и готовить её к матчу, то, конечно, ты всю неделю её только аккумулируешь.

Командная: Получается, что вы аполитичный человек? Просто я помню, когда был Новый год, вы у нас снимались в программе «Вечерний Герасимец», и вы очень классные параллели проводили с нашими политиками и их местом на футбольном поле.

Слуцкий: Просто все эти вещи были на поверхности, тем более, они были связаны с футболом, меня спросили: «А голые политики?», ну точно ничего не знаю, не понимаю и не вникаю.

Командная: Ну, Леонид, когда вы сказали, что Сердюкову нужно на ворота, потому что он тащит хорошо, это было гениально.

Слуцкий: «Тащит» - это же футбольное слово, поэтому опять же здесь всё было на поверхности. Если бы попросили что-то другое сравнить, то мне было бы уже сложнее.

Командная: А как вы относитесь к тому, что в вашей команде есть экс-доверенное лицо Путина? Это Василий Березуцкий.

Слуцкий: Игорь Акинфеев сказал как то, что футболисты – люди сверх публичные, и что президент готов их включать в свои доверенные лица. Это очень хорошо для популяризации футбола, потому что, в основном, в КВН, шутки, прибаутки, а тут раз – и доверенное лицо. Скорее, как подчёркивание статуса именно вида спорта.

Командная: Несмотря на ваши политические взгляды, вы бы согласили стать доверенным лицом Путина или Медведева просто для того, чтобы популяризировать футбол?

Слуцкий: Сложный вопрос, я не знаю, как на него ответить. Наверное, да, но ещё раз говорю, что мне сложно как-то сказать.

Командная: А на митинги вы когда-нибудь ходили? Просто мне кажется, что вы очень современный, модный.

Слуцкий: Да, но только ради того, что это модно, лучше модную вещь какую-то купить, модный фильм посмотреть. Ещё раз говорю, что я аполитичен абсолютно. И когда у меня нет позиции по какому-то вопросу, или нет знаний в той или иной отрасли, какой смысл что-то орать. Это в футболе ни у кого нет знаний в этой отрасли, но все орут на эту тему. Мне не хотелось бы уподобляться.

Командная: Так это же святое дело.

Слуцкий: Естественно.

Командная: Леонид, я не могу молчать, но вы что-то примоднились. Я вас помню, когда вы к нам приходили в феврале, да, у вас был дорогой костюм, но сейчас я вижу, во-первых, абсолютно счастливого человека, во-вторых, я вижу перед собой очень стильного мужчину. Кто-то, что-то на вас повлияло? Вася с Лешей Березуцкие что-то отмочили?

Слуцкий: Вася с Лешей, конечно, во многом соображают, но мода – это не их козырь. У нас есть кто поинтереснее в этом плане.

Командная: А кто?

Слуцкий: Я думаю, что тот же Тошич достаточно стильно одевается, тот же Хонда очень стильно одевается, поэтому братья, конечно, нормально, но…

Командная: А вы научились давать отпор? Потому что когда братья Березуцкие начинают троллить, то хочется просто закрыть лицо руками и бежать от них, сломя голову.

Слуцкий: Я скажу большее, что, как правило, я с кем-то из них в паре выступаю. Как ты выразилась, там троллят третьего человека, то есть мы часто можем объединиться с Лёшей на того же Васю, на него нападать, но это не сложно, Васю затроллить очень легко.

Командная: У вас есть в команде человек по прозвищу ЧП. Расскажите что-то про этого человека, какую-то самую забавную историю про него.

Слуцкий: Сейчас он уже не совсем соответствует расшифровыванию своего погоняла, он уже не является чрезвычайным происшествием. Он всё-таки женился, остепенился, уже несколько лет провёл в столице нашей Родины, поэтому в последнее время я особо что-то и не вспомню. Но когда он только появился, он, конечно, мог мочить. Например, когда мы ездили в Турцию, он решил приобрести себе шубу, и вся команда пошла давать ему советы, какая шуба ему больше пойдёт. Естественно, они всё это делали в шутку, а он воспринимал абсолютно всерьёз, и когда пол команды дефилировало в самолёте на обратном пути в этой шубе, а она ещё была двухсторонняя, то есть там можно было различные варианты, это выглядело очень сильно.

Командная: А с кем из футболистов у вас сложились самые доверительные отношения? мне кажется, что с Кириллом Набабкиным, мне кажется, что у вас с ним ещё дружба с футбольного клуба «Москва».

Слуцкий: У меня с каждым из них какие-то свои взаимоотношения, не сказать, что с кем-то более доверительные, с кем-то – менее, они просто со всеми разные. Как у тебя с подругами, коллегами.

Командная: Я всех люблю и вас очень сильно.

Слуцкий: Это понятно, но отношение разное, общение разное, форма проведения досуга разное и всё остальное. То же самое здесь. Набабкину даже сложнее, потому что я его ещё сознаю, когда он был пацаном в дубле, и соответственно, я иногда могу к нему обращаться, как к молодому дублёру, забывая, что сегодня он уже 27-летний футболист национальной сборной России.

Командная: Я вообще за него болею душой после того, как вы мне рассказали, что он очень собак любит.

Слуцкий: Он сейчас поменял, бедный, он этих собак всех раздал, взял двух других.

Командная: А сколько было у него собак?

Слуцкий: Если точно, то пять, хотят там всякие ходили цифры.

Командная: А есть у вас в команде неуправляемый футболист? Или Широкова надо брать для этих целей?

Слуцкий: Неуправляемый в каком плане?

Командная: Ну, с которым вы до сих пор притираетесь.

Слуцкий: Со всеми на самом деле, потому что все они личности, все они тяжёлые, Вагнер – однозначно который гуляющий сам по себе, и вписать такое вольнолюбивое животное в какой-то поток достаточно тяжело. Но в педагогике, как и в медицине, нет готовых рецептов. Что такое медицина? Это обобщённый опыт того, что происходит, но тем же гриппом каждый человек болеет по-разному, и одни и те же средства могут не помочь. Так и здесь, каждая новая ситуация требует каждого нового разбирательства и подхода, и тот, кто тебе кажется беспроблемным и спокойным, в любой момент может перестать быть таковым.

Командная: У меня возник такой вопрос – а вы Рому Абрамовича лично знаете?

Слуцкий: Да, я знаком с Романом Аркадиевичем.

Командная: А он не подкалывал, дескать, потренируешь ЦСКА, всему научишься, что можно выиграешь в России, и ко мне пойдёшь?

Слуцкий: К сожалению, мы не в таких отношениях с Романом Аркадиевичем, чтобы перейти на подколки. Мы с ним знакомы, иногда общаемся, естественно, на профессиональные темы в большей степени.

Командная: Он вам звонит или вы где-то просто встречаетесь?

Слуцкий: Иногда бывает, по-всякому. Ну, что тут такого особенного?

Командная: А как вы думаете, правильный шаг совершает Моуринью, что возвращается в «Челси»?

Слуцкий: Сложно мне сказать, в любом случае, он возвращается в ту среду, где его ценят, уважают, где он уже очень многого добился, и где создана прекрасная база для того, чтобы добиваться вновь. Потому что есть прекрасная команда, есть качественные игроки, есть средства на усиление, есть понимающий владелец, который понимает, как будут выстраиваться отношения, и есть не очень высокие позиции сегодняшнего дня, которые позволят…

Командная: Не очень?

Слуцкий: Третье место всё-таки в чемпионате Англии…

Командная: Лига Европы.

Слуцкий: Лига Европы для «Челси»… То есть, есть, куда расти. Гвардиоле, переходящему в «Баварию», к тому же, если она всё выиграет, вот это тяжело, потому что можно только повторить, но при сверх удачном стечении обстоятельств. А у Моуринью, мне кажется, есть все шансы добиться большого успеха в «Челси».

Командная: А вы втайне надеетесь, что рано или поздно Абрамович позовёт вас в «Челси»?

Слуцкий: Я вообще никогда не думал на эту тему. Мне ещё много нужно добиться, чтобы попробовать свои силы за рубежом. Прежде всего, это касается не только профессиональной деятельности, но и языка.

Командная: А вы уже как-то начали работать над этим?

Слуцкий: Если я как раз скажу, Вася Березуцкий будет очень смеяться, потому что одна из основных его форм шуток – это перековеркивание моего и так расковерканного английского, на котором я часто даю команды в ходе тренировок или общаюсь с иностранцами. Поэтому останусь без комментариев, я же не могу подвергнуться издевательствам, как Дзагоев, поэтому я не дам им лишнего повода для этого.

Командная: А нет ли в души стать для ЦСКА русским Фергюсоном? Why not?

Слуцкий: Maybe, но здесь не всё зависит только от моих пожеланий. Тренерство – это такая работа, что чемоданы должны быть, как говорил один тренер, собраны всегда, или знаменитый анекдот про эти письма. То есть очень часто.

Командная: Мне кажется, что Гинер вас ещё очень долго не будет отпускать. Вы в рабстве, Леонид.

Слуцкий: То, что я в рабстве, это я уже давно понял, но что и как будет, как будет складываться дальнейшая жизнь, учитывая нашу профессию, что 17 месяцев средняя продолжительность работы тренера в одном клубе, всё может быть.

Командная: Дважды вы уже точно поставили рекорд.

Слуцкий: Ну да.