Поддержать программу
Искусственный отбор
10:21
6 декабря 2016

Мужские ягодицы и стройматериалы: за что дали «Оскар» в мире современного искусства

Денис Катаев о самых актуальных художниках современности
Ведущие:
Денис Катаев
4 825
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

Накануне в Лондоне вручили одну из самых престижных премий в современном искусстве — Turner Prize. Это такой «Оскар» в сфере contemporary art. Правда, скорее, BAFTA, потому что вручают эту награду только британским художникам, которые до сих пор остаются одними из лучших в мире. О том, кто главный художник здесь и сейчас, рассказывает Денис Катаев.

Премию Тернера, которая названа в честь известного британского живописца, Уильяма Тернера, вручают с 1984 года, и совсем недавно она отметила свой 30 летний юбилей. В честь этого в галерее Tate Modern даже прошла масштабная экспозиция, где выставили лауреатов разных лет.

А получили премию самые видные британцы. Преимущественно те самые дерзкие молодые британские художники, которые как раз в конце 1980-х и в 1990-е и стали арт мейнстримом. Это была целая группа, которая прославилась на весь мир. Тогда «Тернера» получили Дэмиен Херст за свою фирменную акулу в формальдегиде, Трейси Эмин со своей неубранной кроватью, которую недавно продали на аукционе почти за $4500000. Кроме них, призами награждали Стива Маккуина, который потом переквалифицировался в режиссеры, Аниш Капур, который прославился своими эффектными и массивными инсталляциями. В прошлом году награду получил лондонский коллектив Assemble, это был социальный проект в области архитектуры и дизайна, они реконструировали жилые дома для малоимущих в Ливерпуле. В этом году тоже все ждали сенсацию: мол, вручат весь приз сирийским беженцам. Но искусству все-таки повезло. Кстати, главный приз составляет 25 тысяч фунтов, остальные номинанты, попавшие в шорт лист, получают по 5 тысяч. Всем беженцам все равно бы не хватило.

Главным призом наградили снова молодую британскую художницу, в данном случае только по возрасту, это Хелен Мартен. И снова в фокусе повседневность, из которой сегодня составляют искусство.

Хелен Мартен — известный художник, которая принимала участие в 56-й Венецианской биеннале современного искусства с инсталляцией Lunar Nibs, но отметили ее не только за это, в частности за персональную выставку «Eucalyptus Let Us» в Нью-Йорке. Все эти проекты похожи, метод и почерк легко узнаваемы. Она работает с привычными нам предметами, которые мы привыкли использовать в быту. В своих скульптурах и инсталляциях она, сочетая различные материалы и объекты, выстраивает свою иллюзию. Получается такой арт сопромат, и новое направление арте повера, то есть тот случай, когда искусством могут стать подручные вещи, промышленные или нехудожественные материалы. Мусор у нее становится как скульптура Родена, письменный стол и старые стулья оживают и могут напомнить даже что то сексуальное. Председатель жюри, директор Tate Алекс Фаркухарсон, заметил, что произведения Мартен «бесконечно интригуют». «Она никогда не останавливается на одном смысле — это очень, очень открытое искусство, включающее в себя сразу несколько повествований. Мартен видит мир в движении», — сказал он. 

Это снова выход за традиционные формы и разрыв шаблонов, и так сегодня делают многие. Например, 5 декабря на фестивале NET показывали перформанс французского хореографа Жерома Беля, который намеренно выводит на сцену непрофессионалов, чтобы доказать, что театр живет в каждом, а простые движения гораздо важнее авторских многосложных концепций. Вот это стремление к простоте и всеобщей погруженности арта и демонстрирует лауреат премии Тернера этого года. При этом автор намерена из своего награждения уже сделать акцию. Она планирует разделить причитающиеся ей 25 тысяч фунтов с другими номинантами. Смысл вот в чем — она считает, что «иерархическое положение наград в искусстве в какой то степени ущербно».

И вот те счастливчики, кто помимо пяти тысяч, уже присужденных им, получат еще и долю от Хелен Мартен. Кстати, судя по всему, как и во многих других областях, здесь, в британском современном искусстве, сегодня правят женщины. Их больше всего в шорт листе. Вот еще одна радикальная Антеа Хэмилтон. Правда, прославилась она мужскими ягодицами. Такой парадокс.

Вот так это выглядело на выставке в Нью Йорке, которая называлась тоже достаточно провокационно — Lichen! Libido! Chasity! Одним из самых заметных экспонатов стала скульптура мужских ягодиц, выступающих из кирпичной стены пять с половиной метров в высоту. Это произведение искусства сделали при помощи 3D сканирования тела «хорошо известного художника-графика». Кого именно? Секрет. Кстати, следует отметить, что такие произведения ее конек. Она делает такие абсурдные и китчевые работы с 70-х годов. Тогда она и задумала изобразить вот эту часть тела, увидев соответствующее граффити на одной стене Манхэттена. То есть она уже не настолько молодая, как победительница, но при этом очень дерзкая, потому ее все чаще называют продолжательницей традиций молодых британских художников, хотя к их группе она причислена не была. Как то она создала прямо во дворе огромный пояс верности из настоящих труб. Ее работу в жюри Тернера называют ярким сочетанием эротики, экзотики и юмора. Все ее искусство очень яркое и обязательно с использованием мужского тела, а также театра Кабуки и диско стилистики. Она очень разносторонняя, но все равно очень по феминистки получается у нее все, за что берется.

Следующий фаворит этого года — Жозефина Прайд. Она решила впасть в детство и заставила это сделать своих зрителей. Вот такая у нее была выставка в Сан Франциско, за что ее и отметили. Эта работа — интерактивная инсталляция, мечта многих детей, сказка, когда огромная железная дорога и паровоз, на котором, как в рождественской сказке, могут прокатиться по кругу зрители. Это, кстати, реальная копия локомотива Union Pacific, в масштабе 1:10. Но это еще не все. По задумке автора, зрители катаются и рассматривают фотографии женских рук, которые развешены по периметру пространства. Она старше всех, ей почти 50 лет. Потому она все больше тяготяет к поэтичному и классическому искусству, но, как видите, и здесь без интерактива не обошлось. Прославилась она благодаря своим фотографиям, абстрактными снимками, в том числе животных, ее выставки проходили во всех ведущих музеях, в том числе в нью йоркском MOMA.

И напоследок еще один номинант премии Тернера, на этот раз мужчина, это художник Майкл Дин. Он по стилю, кстати, очень близок к победительнице этого года. У него тоже промышленные материалы становятся вот таким артом. Дин использует стандартные стройматериалы — бетон, рифленый металл и арматуру. Из них он и выстраивает такие эффектные конструкции, целый дом прямо, который как то выстроили на его персональной выставке в Амстердаме. Но, несмотря на то, что чаще всего его называют скульптуром, сам он против такого определения. Майкл Дин считает себя прежде всего писателем, типографом, философом, так он и сказал в интервью газете The Guardian. Ведь он с помощью этих материалов работает прежде всего с текстом, таким вот образом шифрует свои послания миру. То есть он строит буквы, выстраивает шрифт, свой месседж. Чтобы слово стало весомым и осязаемым.

Вот, что ценится в современном искусстве в наше время — простота и визуальная безупречность. То, что станет точно заметным на общем фоне. Ну или хотя бы то, что станет поводом для селфи.

Фото: Kyle Knodell