Лекции
Кино
TED BBC
«Дау»: великое кино или «вторичный балаган»? Собчак, Мцитуридзе, Кудрявцев и другие подводят итоги парижской премьеры Хржановского
Читать
56:54
0 19153

«Дау»: великое кино или «вторичный балаган»? Собчак, Мцитуридзе, Кудрявцев и другие подводят итоги парижской премьеры Хржановского

— Искусственный отбор

В Париже состоялась премьера многосерийного художественного фильма «Дау» Ильи Хржановского. Всего было отснято 700 часов видеоматериала, публике было предложено 13 фильмов и ряд сериалов. Проект долгое время был окутан тайной, вызвал огромное количество споров в соцсетях, премьера сопровождалась скандалами. Так что же из себя представляет «Дау»? Пытаемся ответить на этот вопрос в специальном выпуске программы «Искусственный отбор».

Вместе с Денисом Катаевым «Дау» обсуждали журналист Ксения Собчак, медиаменеджер Демьян Кудрявцев, директор музея современного искусства «Гараж» Антон Белов, кинокритик, телеведущая «Первого канала» Екатерина Мцитуридзе, кинокритик, искусствовед Зинаида Пронченко и директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова.

  • «Никакого подглядывания не было»: чем запомнится «Дау» участникам и зрителям (Смотреть)

Ну что ж, «Дау»: Итоги». В сюжете моем последнем вы видели граффити «Зачем», которое вывесили на набережной перед Театром де ла Вилль. Вот с этого вопроса я начну. Зачем люди в XXI веке добровольно оказываются вновь в ХХ? И как написала критик Мария Кувшинова, которая не ездила в Париж по принципиальным соображениям и выступает его самым главным противником, «важно ли было измываться над людьми, чтобы получить 700 часов неотмонтированного материала?». Вот первый вопрос, зачем? Давайте каждому. Начну с Кати.

Мцитуридзе: Мне кажется, вообще дико глупо обсуждать что-то, не глядя, я так скажу.

Белов: Мне кажется, если это кому-то нужно, кто-то это делает, и люди этому сопереживают, это априори нужно. Я бы, наверное, ставил вопрос не «Зачем это сделано?», а «Как это сделано?», и насколько участвуешь ты в этом всем. Даже вот критик Мария Кувшинова, правильно, она уже участвует, мне кажется, в проекте «Дау» больше, чем все мы здесь, вместе взятые.

Я думаю, режиссер Илья Хржановский очень этому доволен.

Белов: Я думаю, да.

Мцитуридзе: На это и рассчитано.

На это и рассчитано. Ксения?

Собчак: Я согласна тут с Антоном, что сама реакция, вопросы, такая бурная реакция огромной части французского общества, газет, критиков — это часть этого проекта. И собственно, то, что каждый человек чувствует в себе, когда он смотрит эти фильмы, это какая-то очень важная для этого проекта вещь. Потому что здесь история не только про людей, которые прожили там эти семьсот часов, они прожили на самом деле гораздо больше, находясь в Харькове, в этом институте, но и про переживания твои в течение, у кого-то трех часов, пока ты посмотрел один фильм, у кого-то двадцати минут, потому что я видела, как люди выскакивают, и не могут справиться с собой и не могут с этим существовать. Это прежде всего всегда говорит о самом человеке и о тех переживаниях, которые это в нем вызывает.

Но мне кажется, в самой постановке вопроса тоже есть некая такая некорректность. Вот сразу мы по факту говорим, что над людьми измывались, не вполне понимая историю создания проекта, как туда набирались люди, на каких условиях и так далее. Я это знаю, так получилось, что я прожила с этим проектом гораздо больше времени, чем сейчас происходит его премьера, общалась со многими людьми, которые были и жили там в кадре, и я понимаю, что это всегда был свободный выбор, это всегда было соглашение, когда ты в любой момент, знаете, как в любой игре, ты можешь постучать, сказать «Стоп!», и это действительно «стоп».

Читать
Комментарии (0)
Фрагменты
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри