Лекции
Кино
TED BBC
Семь картин ММКФ-2018, которые надо посмотреть
Читать
14:12
0 19115

Семь картин ММКФ-2018, которые надо посмотреть

— Искусственный отбор

19 апреля стартовал 40 Московский международный кинофестиваль. Денис Катаев, культурный обозреватель Дождя, отобрал семь фильмов кинофестиваля, которые обязательно надо посмотреть.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж

1. «Ню» (2018), Ян Гэ

Начнем с конкурса. Там три русских фильма. Самый радикальный — «Ню». Сняла его русскоязычная китаянка Ян Гэ, резидент «Гоголь-центра» и финалист шоу «Голос». Она сняла фактически мокьюментари про то, как она сама ищет сексуальные отношения в Москве в эпоху Tinder. В фильме — максимальная откровенность и раскрепощенность.

2. «Время чудовищ» (2018), Лав Диас

Этот фильм приехал прямиком с Берлинского кинофестиваля. «Время чудовищ» — новая картина филиппинского живого классика Лав Диаса. Снова черно-белая притча про историю и природу своей страны. На этот раз в более народной форме мюзикла. 

Лав Диас — эстет, интеллектуал и поэт. Он создает медитативные черно-белые полотна, снятые по мотивам истории своей страны. Но обычно это картины на 6, 8 и 10 часов. В этот раз загруженной фестивальной аудитории повезло. Все шутят: Лав Диас снял короткометражку, на этот раз его кино длится чуть меньше 4 часов. «Время чудовищ» — очередная поэтическая зарисовка о судьбе Родины. Правда, на этот раз это не только коротко, но и с песнями, то есть фактически выходит еще и мюзикл или даже рок-опера. Что для философа Лав Диаса, конечно, не типично. Однако все на своих местах. И это его кино — литературоцентричное, неспешное повествование про униженных оскорбленных. Действие происходит в 70-е во время очередной гражданской междоусобицы, военного террора диктатуры Маркоса.

3. «Фокстрот» (2017), Самуэль Маоз

Один из главных хитов последнего Венецианского кинофестиваля — «Фокстрот» Самуэля Маоза, который уже получал«Золотого льва» за свой «Ливан». А это еще более интеллектуальный и стильный проект.

«Фокстрот» — антивоенный манифест в очень непринужденный форме. Потому танец как метафора выбран не случайно. В фильме в одной точке сходятся несколько притчей. Центральная, в которой родительское горе после известия о гибели сына в армии, а также армейские будни того самого сына, в первую очередь, очень необычный и сатирический взгляд на них. Таких солдат вы еще не видели. В Израиле есть те, кто считают, что картина позорит имидж израильской армии. Хотя, по мне, все совсем наоборот. Кино можно считать пропагандой этой самой армии, в которой хоть и скучно бывает, но уж точно не без оптимизма и какого-то особого взгляда на жизнь. В общем, «Фокстрот» вышел очень чудаковатым, накрученным, ироничным и неожиданным. Такое кино выбивает из колеи, как-то не дает спокойно его смотреть. Но зато вам, в отличие от солдат бессмысленной войны, скучно точно не будет. Лев Толстой с таким высказыванием про «Войну и мир» точно бы согласился.

4. «Первая реформатская церковь» (2017), Пол Шредер

Кино тоже из Венецианской программы от независимого американского режиссера Пола Шредера, который на этот раз снял непохожую на себя историю. Обошлось без гламура. Это очень камерная история про обреченного священника под названием «Первая реформатская церковь»

Это даже не фильм вовсе, а большой американский роман. Главный герой — смертельно больной священник алкоголик из той самой первой реформаторской, его играет Итан Хоук, и ведет дневник, из которого мы узнаем о всех событиях. Его сын погиб в Ираке, жена ушла, и он начал искать свою дорогу к храму. Подойти к Богу ближе ему помогает миловидная прихожанка, которая оказывается женой радикального экологического активиста, борющегося против глобального потепления на планете. После череды радикальных событий оказывается, что коррупция пропитала практически все, человечество на грани вымирания, а все владельцы заводов, промышленники и власти, которые не готовы снижать выбросы в атмосферу из-за прибыли, уничтожают наше будущее, но при этом другой рукой дают деньги церкви, чтобы получить своеобразную индульгенцию. И тут священник, которому нечего терять, начинает свой крестовый поход накануне 250-летия своей церкви, в которой когда-то уже делали богоугодные вещи, например, прятали бежавших на север рабов. Он решает принести себя в жертву, ради будущего на земле, которое и олицетворяет та самая прихожанка, ведь она беременна. Вот это и есть настоящая современная Голгофа. Только способ снова очень современный. Ради благих целей он становится религиозным фанатиком, и совершает свой джихад. Остановить его может только любовь.

5. «Иней» (2017), Шарунас Бартас

Это кино, возможно, самое радикальное из программы, потому что оно про Украину. Это новая картина Шарунаса Бартаса, литовского кинорежиссера. Действие «Инея» происходит на юго-востоке Украине. Там идут боевые действия. И вообще как-то холодно, неуютно, апокалипсис сегодня. О том, как во всей этой мгле выживают люди, это очередное авангардное высказывание режиссера. Такая Одиссея по кругам ада на земле. Вергилий здесь он — Бартас. Вокруг — сплошное озеро Коцит. В общем, страшно за это кино. Очередной беспросветный «Полет пули».

6. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» (2018), Филип Гренинг

Самый лучший фильм из программы снова из Берлина. Это фильм немецкого радикала Филипа Гренинга с длинным названием «Моего брата зовут Роберт, и он идиот». Фильм философский и очень умный. Самое радикальное и безупречное высказывание из конкурсной программы Берлинале. От немецкого режиссера Филипа Гренинга изначально ждали откровения. Ведь его «Жена полицейского» успела очаровать фестивальную аудиторию несколько лет назад. 

Этот брат оказался совсем другим, но все же также вызывающим. Одна тема: любовные отношения между братом и сестрой, намек на инцест, уже подогревала интерес. Фильм Гренинга — большое полотно, фактически, это ожившая живопись, как будто он аккуратно списывал у Эдварда Хоппера, например. Палитра насыщенная и яркая. Это не просто картина, а визуальный экстаз. Первую часть из трех мы только и делаем, что наблюдаем за всей красотой, чтобы подготовиться чему-то более важному и шокирующему. Чувства наступающего апокалипсиса и надвигающейся трагедии здесь перманентно. Близнецы-идеалисты над пропастью во ржи предаются летним утехам у бензоколонки, которая принадлежит их родителям. Они выпивают, спорят, ругаются, ревнуют друг друга, а параллельно готовятся к экзамену по философии. Но одновременно ощущают пустоту, тупик и бессмысленность всего происходящего. Мысли Хайдеггера и Новалиса — существенная часть картины. Именно их философия толкает их к любви и чувственности и экспериментам с ощущением себя во времени и пространстве. Они мыслят и существуют. Но окружающий мир с той самой бензоколонкой становится для них вызовом. Где они? И что для них несуществующее настоящее, ведь время для них бесконечно. Вот главный вопрос этого безумного романтичного и идеалистического кино на фоне немецкой философии. Многих оно возмутило, а меня очаровало своей неподкупной искренностью. Пожалуй, это самое радикальное кино года.

7. «Час волка» (1968), Ингмар Бергман

На ММКФ будет огромная ретроспектива Ингмара Бергмана к его юбилею. Но показывать будут не самые знаковые картины, а его экспериментальные работы 60-х годов. Одним из таких фильмов будет «Час волка» 1968 года, в котором центральной темой являются сцены супружеской жизни — все как любит Бергман.

Фото: Кинопоиск

Читать
Купите подписку
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Центр "Э" приходит на наши концерты, что-то снимает»: живой концерт одной из самых популярных панк-групп России «Порнофильмы»