Лекции
Кино
TED BBC
Рейв в Минске 90-х, грязь и ведьмы в театре, Франсуа Озон в Москве эпохи гей-пропаганды: что смотреть в выходные
Читать
29:43
0 9953

Рейв в Минске 90-х, грязь и ведьмы в театре, Франсуа Озон в Москве эпохи гей-пропаганды: что смотреть в выходные

— Искусственный отбор

Как всегда по четвергам, Денис катаев отбирает для вас лучшее из культурной жизни страны и мира. В этом выпуске — разговоры с режиссерами, белорусским и французским. Последний — Франсуа Озон. А еще про грязь и ведьм в театре.

Главная премьера недели — фильм «Хрусталь», белорусский хит этого года, который может рассчитывать на «Оскара»" — он в претендентах, впервые больше чем за 20 лет. Это самый кассовый независимый проект белорусского проката за всю новейшую историю, его показывали на многих международных фестивалях, в том числе в Лондоне. На самом деле — копродукция, в том числе и с Россией. Но флер хороший. Сняла его эмигрантка из Белоруссии, которая теперь сама живет в Европе, Дарья Жук.

Этот «Хрусталь» — снова про 90-е. Девушке-диджею с цветными волосами по имени Веля скучно в сером Минске, потому она живет в своем выдуманном мире рейва, крутит дискотеки на фоне бюста Ильича в мемориальном музее города, где работает ее мама, и мечтает уехать в Америку. Чем-то она напоминает героев фильма«Лето» — такая же внутренняя эмиграция, от которой рукой подать до настоящей. Но вместо Америки Веля попадает в провинцию: из-за ошибки в поддельной справке на визу она оказывается в незнакомой семье небольшого городка, который живет хрустальным заводом, где у нее складываются особые отношения с сыновьями, один из которых как раз готовится к свадьбе.

То, что переживет девушка, и есть ее воспитание чувств и настоящее взросление, после чего хрустальная мечта меняет ориентиры. Погружение в хтонь с изящным белорусским наречием станет самой сумасшедшей дискотекой в жизни. Ей предстоит пережить и слезы, и любовь, и разочарование, и унижение. При этом фильм не выглядит типичным постсоветским ужастиком про жизнь в глубинке с пьянками и жесткими нравами, хотя и это присутствует, конечно. Но на первом плане — совсем другое.

Тот самый случай, когда иллюзии сталкиваются с реальностью, без травмы здесь не обойтись, но это такая рана, которая вряд ли до свадьбы доживет. Вообще это типичное европейское кино, здесь Русью не пахнет. Хоть действие и происходит целиком в Белоруссии, никакой вам Америки, а к воссозданию эпохи 90-х пришли максимально серьезно: например, практически вся одежда героев и предметы реквизита были найдены в минских секонд-хендах и на блошиных рынках. Фильм и сделан с таким особым ретро-шиком, важное поколенческое высказывание, каких в нашем союзном государстве мало. То есть хрусталь и есть — хрупкий и редкий.

Возвращаемся к фестивалю нового европейского театра NET, который в эти дни проходит в Москве. В прошлом выпуске Катаев рассказывал вам про спектакль «Белый кролик красный кролик» — пьесу иранского драматурга Нассима Солейманпура, который не может сам выехать из Ирана, но текст его читают известные люди и актеры. Таков его путь свободы.

«Белый кролик Красный кролик» из дерзкой сценической инициативы перерос в глобальное театральное движение. В проекте принимали участие такие знаменитости, как Вупи Голдберг, Стивен Фрай, Джон Хёрт, Майкл Шеннон. Перед зрителями — только исполнитель, который не знает содержания того, что ему предстоит прочесть.

Катаев побывал на перформансе директора «Спид.Центра» Антона Красовского. Нельзя раскрывать секреты, но это такой любопытный эксперимент по взаимодействию текста и пространства. Местами все это напоминает шутку и шоу аниматоров. Все интерактивно. Зрители участвуют. Но вызов это для актера. Он полтора часа с текстом, который он никогда не читал. А текст — сложный, витиеватый и запутанный. Это месседж несвободного автора про свободу. Приходится интонировать, заводить аудиторию. Но это Красовский умеет хорошо.

Следующая важная премьера на NET — спектакль «Грязь». Мощное представление от знаменитого эстонского театра N099, которое станет последним в их истории. Театр, к сожалению, закрывается. А вот так это эффектно.

Итак, все в грязи. Если в начале фестиваля зрители попробовали израильскую соль на сцене во время спектакля «Соль земли», то теперь вот грязь. Актеры все в ней. Это их материал. В основе — рефлексия над утратой гармонии. Вот такая выходит альтернативная эстетика по-эстонски.

Авторы пластического спектакля «Грязь» Эне-Лиис Семпер и Тиит Ояссо вдохновились двумя знаменитыми романами — «Мелкий бес» Федора Сологуба и «Возможность острова» Мишеля Уэльбека — и создали самостоятельное сочинение, лишенное сюжетной конкретики и представленное языком тела. Театр из Таллина таким образом показывает свой 56-й спектакль — «NO43 ГРЯЗЬ». По задумке создателей, в название театра изначально был обратный отсчет, была указана его конечность. Но вот планировали отыграть все 99, но теперь закрываются досрочно. Эксперимент не выдержал испытания временем. Приходите, и будете последними зрителями не только этого спектакля, но и всего проекта.

И вот еще одна важная премьера, ей и закроется NET на следующей неделе. Это, можно сказать, ко-продукция нашего режиссера, резидента «Электротеатра», Клима Козинского с бельгийской труппой Яна Фабра Трубляйн. Это независимый театральный проект и снова эксперимент. Актрисы компании Яна Фабра Ивана Йозич и Мария Дафнерос предстают в образе двух великих ученых — Альберта Эйнштейна и Николы Тесла.

На самом деле этот спектакль тоже дань гендерной повестке — играют в великих ученых для того, чтобы столкнуть их идеи и снять противоречия между взглядами на мир. Невероятно сложные, абстрактные идеи приобретают конкретную и соблазнительную форму. Наука открывает свой чувственный, сексуальный потенциал. Каждый предмет на сцене выворачивается наизнанку. Исполнители действуют как осьминоги: их щупальца двигаются сквозь электрический воздух спектакля, демонстрируя каждый раз в новом свете предметы сценографии: черные воздушные

шары, волосы, мозги, золотую краску, уголь.

А следующее событие выбрал наш партнер — швейцарский бренд решений для ванных комнат Laufen. В Россию на днях приезжал Франсуа Озон, чтобы представить книгу про себя, которая вышла в издательстве Сеанс в серии «Классики мирового кино». Ее написал Андрей Плахов. Автор рассказывает об изменчивой натуре режиссера, чьи работы демонстрируют эстетический слом в кино на рубеже веков. Там опубликован фрагмент о двух фильмах, снятых в предчувствии 2000-го года и под влиянием Фассбиндера. В книге много всего интересного. Вы узнаете о первых полнометражных фильмах Озона, которые он выпустил в конце девяностых. И как потом, в итоге, стал одним из самых известных французских авторов.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?