Поддержать программу
Искусственный отбор
03:24
16 января 2013
События

Между Бозоном Хиггса и Богом: в аэропорту разыгралась античная трагедия

Ведущие:
Денис Катаев
944
0
Расписание
Следующий выпуск
8 декабря 14:30
четверг: 10:45, 14:30, 17:45, 22:00
пятница: 10:45, 14:25, 23:45
суббота: 02:45, 07:45, 11:45
Экспериментальная премьера с Юлией Пересильд от молодого режиссера открыла новую технологичную малую сцену Театра Наций

Еврипид, Электра, Бозон Хиггса, Черная дыра, аэропорт, убийство. Все переплелось в новом спектакле Театра Наций «Электра». Молодой режиссер Тимофей Кулябин ("кудряш", выпускник ГИТИСа в мастерской Олега Кудряшова) переработал древнегреческую трагедию Еврипида внешне почти до неузнаваемости, но смыслы сохранил. Современная постановка с актрисой Юлией Пересильд в главной роли открывает еще и новую экспериментальную площадка театра, который возглавляет Евгений Миронов. Теперь у него появилась и малая сцена. Там и показывают «Электру».

Место действия – аэропорт. В качестве декораций – табло, багажная лента и стеклянная будка в углу сцены. Электра и ее брат Орест отомстили своей матери и ее новому мужу, которые организовали убийство их отца, царя Агемнона. Они убивают их. Они выбирают путь – "право имею". Про "тварь дрожащую" забывают. Но имеют ли они, действительно, на это право? Вот вопрос. Если Бога нет, то все дозволено? Бог это запрещает, но человек сам себе разрешает. Чтобы подчеркнуть двойственность человеческой природы, колебания между чистым разумом и религиозными чувствами, режиссер демонстрирует на экранах научные теории и атеистические изречения известных нобелевских лауреатов. По темному залу пролетают Бозон Хиггса, Теории струн и Большого взрыва, имена ученых. На самом деле, выходит, вера в разум и моральное право на убийство не срабатывают. Главные герои у Еврипида и у Кулябина истощены, они больше не герои. Так что получилось что-то даже по Достоевскому. Про то, что веру в Бога не может заменить даже торжество человеческого разума. Оправдать убийство не получается даже самыми рассудительными объяснениями. Что-то после этого уходит. Что-то человеческое. И тогда все становится безлико и стерильно, как в аэропорту