Поддержать программу

«Новая русская волна»: почему в Каннах показывают сразу три картины из России

Дневники Каннского кинофестиваля. Второй выпуск
Ведущие:
Денис Катаев
7 003
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

В год семидесятилетия Каннского кинофестиваля, юбилей также празднует российский павильон — ему исполняется десять лет. Представители российского кинематографа, прилетевшие во Францию, поделились своими мыслями об отечественном кино и о том, что мешает российским режиссерам занять более прочную позицию на международной арене.

Денис Катаев также рассказал о новом фильме «Спутник Юпитера» венгерского режиссера Корнеля Мундруцо, считающемся одним из главных фаворитов Каннского фестиваля.

Венгерский режиссер Корнел Мундруцо представил злободневный фильм под названием «Спутник Юпитера». Как известно, спутник этот называется Европа. Потому на самом деле никакой астрономии.

На первый взгляд, чистое восточноевропейское социальное-значимое кино про сирийских беженцев и их скитания в Старом свете. Но все-таки Канны — это не Берлин, а потому это все-таки настоящее искусство.

Дело в том, что главный герой, молодой сириец из Хомса, который обожает картошку фри и Playstation, вынуждел был покинуть родину из-за гражданской войны, с отцом они с трудом нелегально пробираются через границу, в него стреляют, а он обретает новые способности. Теперь он умеет летать, что воодушевляет корумпированного доктора, который работает в следственных органах: тот решает на этом чуде подзаработать.

Этого прохвоста играет известный, по фильмам Германа-младшего, грузинский актер Мераб Нинидзе, который вполне уже стал европейской звездой, и может рассчитывать на награду в Каннах за эту очень достойную роль. Мундруцо же и правда затеял что-то эпическое с библейской коннотацией: быть может это и есть то самое второе происшетсвие, которое пришло из ниоткуда.

Вот эти самые чужие и отверженные — может, в них и есть надежда. Конечно, этот коррупционер вынужден будет к нему присмотреться. Как все мы, европейцы, к человеку, каждому, а не к явлению и к телевизору.

Еще из борьбы нелегалов за существование выходит что-то инфернальное. Как будто бы Мундруцо вдохновился своим молодым коллегой Ласло Немешом, чей фильм «Сын Саула» 2 года назад покорил Канны. Тот фильм был про Холокост и про поиски человеческого в этом аду.

Здесь же лагеря беженцев неизбежно выглядят как те — концентрационные. Даже интонации у обоих картин похожие: про перерождение, про то, что даже в аду есть место высоким чувстваам, и пробудить их все-таки можно. И все еще не совсем потеряно. Таков очередной гуманистический посыл в Каннах.

Но Корнел Мундруцо проявил себя в этом кино еще с одной стороны — он оказался отличным постановщиком массовых сцен, перестрелок и погонь. В общем, кино получилось драйвовое и при этом очень чувствительное — а так недалеко и до Голливуда.

Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости