Поддержать программу
Искусственный отбор
14:16
14 октября
События

Уроки демократии: два главных политических спектакля в Москве

Премьеры в РАМТе и на фестивале «Территория»
Ведущие:
Денис Катаев
2 771
0
Расписание
Следующий выпуск
6 декабря 14:25
понедельник: 17:45, 20:45
вторник: 01:45, 03:45, 08:45, 10:45, 14:25, 17:40, 22:00, 23:45

В Москве продолжается театральная лихорадка — фестивали, премьеры, бродилки и эксперименты. Разные по содержанию и форме спектакли, один из которых — репертуарный московский, другой — международный, безграничный и антитеатральный в целом, совпали по духу и посылу. В новом выпуске «Искусственного отбора» Денис Катаев рассказывает об этих двух постановках, на которых дают уроки демократии.

В Российском академическом молодежном театре, РАМТе, который уже запомнился своими историческими социально‑политическими полотнами, многочасовой эпопей «Берег утопии» про судьбы русских революционеров XIX века и «Нюрнбергом» про тот самый процесс, снова решили поиграть в контексте глобальных исторических процессов. Новый спектакль «Демократия» — про послевоенную Западную Германию, главные герои — канцлер Вилли Брандт и его помощник Гюнтер Гийом, который оказывается агентом Штази. А художественный руководитель РАМТа после Тома Стоппарда снова берется за пьесу британского драматурга, Майкла Фрейна.

Эта «Демократия» — призыв к диалогу, очередной гуманистический призыв от РАМТа. Пьеса Фрейна и спектакль Бородина основаны на реальных исторических событиях, на так называемом «деле Гийома», которое потрясло в свое время ФРГ. Шпион из ГДР Гийом Гюнтер, которого на сцене играет Петр Красилов, внедряется в политическую элиту ФРГ, быстро забирается высоко по политической лестнице, и в итоге заручается доверием первого в Западной Германии социал‑демократа, занявшего пост федерального канцлера, Вилли Брандта. В итоге именно он, подчиненный, стал причиной краха политической карьеры такого блистательного политического лидера послевоенной Европы, как Вилли Брандт. На Брандта, как на человека, способного осуществить перелом в мировой политике, возлагали надежду как на Западе, так и на Востоке. Но это не шпионский триллер, скорее комедия дель арте по форме, которая в итоге оказывается глубоким высказыванием про суть отношений, не только межгосударственных, но и человеческих. Про то, как человеческое может в одночасье разрушить все.

Принято говорить, что в политике приличным людям делать нечего. Возможно, эта пьеса — лучшее тому доказательство. Гийом, в итоге, оказывается совсем не Джеймсом Бондом, а Вилли Брандт, обретая друга, которому он доверился, пожертвует карьерой, не захочет заметить в нем шпиона, а в итоге и сам станет жертвой дворцового переворота. Неудивительно, что оба в итоге заболели раком. Политика — это попытка примирить непримиримое, говорит автор пьесы Майкл Фрейн. Эта «Демократия» — про цену таких попыток дотянуться до недостижимых целей. Но этот спектакль ни в коем случае не пытается в очередной раз разобраться в понятии «демократия», выяснить ее актуальность, испытать эту «лучшую из худших» форм правления. Здесь про другое. Про главное достижение той самой демократии, ее непосредственную пользу — способность к разговору даже во время непримиримых противоречий, про способность подняться над страстями и протянуть руку, найти что‑то общее. Что и сделали в итоге два авантюриста. Один Брандт, который пытается помирить Европу, то есть достичь невозможного, другой чистый и искренний в своих побуждениях Гийом, слуга двух господ, который тоже обречен. Они раскручивают друг друга на откровения, каждый ведет свою игру, но они, безусловно, понимают друг друга лучше всех, потому что они открыты к близости. Эти Дон Кихоты и Санчо Пансы, Дон Жуаны и Лапорелло в итоге и вершат историю. Только у таких, способных и открытых должно получится. А это и есть демократия.

И Германия — прекрасный пример сложности таких отношений. Один из героев говорит: «да у вас же 11 демократий в одной стране». Так и есть, в ФРГ входило 11 земель, каждая со своим правительством и парламентом, и надо было находить общий язык со всеми. Коалиционное правительство добавляло сложности. К тому же, в целом Германия была разделена стеной. Но тот же Вилли Брандт выстраивал отношения с восточным соседом, ездил в Москву. Все противоречиво — как и отношения Гюнтера и Вилли, отношения между двумя сложными людьми и есть олицетворение трудности международных отношений. В спектакле есть манекены, как бы намекая — оставайтесь людьми, не превращайтесь в машин, хоть это и опасно бывает. В финале рушится стена, а Брандт произносит слова: «смысл всех наших страданий, борьбы и обмана, рассыпается в пыль». Так что когда будете плести интриги, драться, бряцать оружием, а не искать точки для соприкосновения, помните, что через годы все цена вопроса покажется слишком высокой. Выгоднее все‑таки быть людьми, готовыми к восприятию других, даже не похожих на себя. Вот было две искусственные Германии, в итоге теперь одна, и самая богатая в Европе.

А параллельно с этим на кухнях московских квартир играют другой спектакль, где актерами становятся сами зрители. И здесь за столом переговоров тоже учатся демократии, в данном случае на примере Евросоюза. Это новый проект известной театральной группы Rimini Protokoll, мы их хорошо знаем по спектаклю‑бродилке по Москве и Питеру — Remote Moscow и Remote Петербург. Теперь они принуждают зрителей к переговорам и дележу пирога.

«Вы идете в гости к Алексею». Такую смс получает каждый из 12 участников этого квартирника. Потом все встречаются на одной из конспиративных квартир, которые стали участниками проекта «В гостях. Европа». Итак, все собираются за столом, в печку ставят пирог, который потом еще предстоит поделить. Тем временем начинается игра, которая состоит из нескольких этапов. Сначала гостям предлагают отметить на карте Европы и России три точки и соединить их линиями. Первая — место, где вы живете. Вторая — место, где познакомились ваши бабушка и дедушка. Третья — просто любимое место. Потом гости с помощью то ли машинки, то ли чудо‑шкатулки вытаскивают чеки, на которых написан текст, его надо прочесть вслух, если не сказано сделать что‑то про себя или тайно. Из текста мы узнаем о ключевых событиях формирования ЕС — от создания союза угля и стали до Лиссабонского договора через Маахстрихт. А параллельно рассказывают о себе, вы отвечаете на вопросы, поддерживаете ли рыночную экономику, считаете ли вы возможным применение насилия в политических целях, дрались ли за последнее время, и, что важно, — как вы оцениваете демократию. Большинство за столом поставило среднюю оценку — 2 из 5. Это, конечно, самый печальный итог. Учитывая, что как раз демократии за этим столом в итоге учат.

Главная цель — научить случайных участников договариваться, находить общий язык друг с другом, принимать взвешенные решения, с выгодой или наоборот. То есть такое обучение сотрудничеству в эпоху конкуренции. Это и есть пример взаимодействия Евросоюза. Когда личными выгодами иногда приходится жертвовать ради общей, глобальной цели. Пример Brexit — когда первое все‑таки победило. А здесь участники стремятся делать все совсем наоборот. За время игры участники делятся на команды, создают свои блоки, мини‑коалиции. А в итоге и должна получится какая‑то общность. Ведь каждая команда получает очки, в зависимости от которых пирог и делят. Чем больше набрал — тем больше съел. На последнем уровне мы делили пирог, который все это время потихоньку запекался в духовке. И хороший итог, когда всем в итоге достанется поровну, когда никто никого не исключит. В итоге, та самая демократия побеждает. Как и единая Европа. Нам пример. Кстати, вопрос Крыма тоже возник за столом. Участники решали, что с этим делать, договаривались. И даже решили.

Фото: РАМТ