Курс «Возвращение государства». Лекция 4. Андрей Мовчан. «Рынок, нефть и государство в России»

«Экономика менялась, политика не менялась никак»
27 августа, 16:51
2 238

Политическая история России (2000-2012) в авторском курсе политолога Екатерины Шульман «Возвращение государства».

Что произошло с экономикой России в 2000-е?

Новейший период экономики, конечно, начинается в 1998-м, а не в 2000 году. А до этого происходил почти восьмилетний период передела собственности с одновременной попыткой удержать основную структуру экономики СССР, то есть управляемый курс валюты, управляемую систему цен, управляемую систему рынков и решение проблем за счет увеличения заимствований.

В 1998 году это приходит к более-менее логическому завершению, к так называемому дефолту, после которого страна очищается не только от избыточных долгов, но и от иллюзий на тему того, можно ли административно управлять экономикой. С 1998-го по 2016-й страна планомерно и последовательно переходит к рыночной экономике.

Это, однако, не означает, что Россия переходит к экономике свободной и демократической. В 1998 году эффект низкой базы и резкое падение стоимости национальной валюты создают огромное преимущество по себестоимости. Несмотря на дефолт, несмотря на сложную ситуацию на развивающихся рынках, в Россию приходят деньги, начинают создаваться новые производства и финансовые бизнесы, что хорошо, потому что финансовый бизнес обычно опережает производство и со временем переливается в производство. И на этом фоне, безусловно, политика начинает сильно отставать. Хотя экономика менялась, политика не менялась никак.

После 2000 года, когда к власти приходит преемник Ельцина, ситуация начинает меняться просто потому, что процесс первоначального распределения активов закончен и на повестке дня возникают новые идеи, которые движут разными группами элит. Одна из этих идей — это переделтого, что было несправедливо поделено. Этот передел был также завязан на попытке передела власти, и очень сложно сказать, что было первично, а что вторично в этой ситуации. Многие говорят, что страх перед политическими амбициями олигархов, ведомых Ходорковским, был первичен. И если бы не это, то, может быть, и реформа продолжилась бы. Многие говорят, что нет, это, конечно, не первично. Первично то, что за бортом остались влиятельные кланы, которые хотели получить свою долю. И Ходорковский просто был большим куском, который легко было проглотить, убедив руководство страны в его опасности. Но так или иначе, уже в начале нулевых начинается процесс консолидации власти и активов. Как он протекал, бессмысленно рассказывать, мы всё знаем.

Государство двинулось в сторону вертикализации власти, администрирования и неформального распределения. Этот тренд был устойчивым, постоянным; не было никакой либерализации во время Медведева, происходило ровно то же самое. Сегодня мы имеем долю государства в экономике сравнимую с той, которая была в начале 90-х. Сейчас, по-моему, это больше 70%. Страны с долей государственного бизнеса в 70%, конечно, не могут считаться капиталистическими. Это некоторая странная форма почти феодального по своей сути государства с современной рыночной экономикой. В таком гибриде мы на сегодня проживаем.

Как цены на нефть влияют на дизайн политической системы?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю