Курс «Возвращение государства». Лекция 13. Александр Баунов. «О взаимосвязи внешней и внутренней политики России»

«Нужно объяснить себе, почему мы не лидеры. Потому что мы лучше»
27 августа, 16:44
1 465

Политическая история России (2000-2012) в авторском курсе политолога Екатерины Шульман «Возвращение государства».

Как изменилась внешняя политика России за 2000-е?

Российская внешняя политика за сытые десятилетия проделала огромный путь. Этот путь можно описать как путь от соглашательской России к агрессивной России, но западные специалисты гораздо меньше, чем мы сами, или меньше, чем наши восточноевропейские соседи, употребляют слово «агрессивный».

Они употребляют какие-то более не то чтобы описательные термины, но какие-то чуть более мягкие: assertive — «самоутверждающаяся» или «наступательная». «Наступательная» не в том смысле, как на Курской дуге, а в том, что от поведения оборонительного («Не трогайте нас») мы пришли к поведению наступательному («Сейчас мы вас будем трогать»). Это игра, на которую сначала смотрели с недоумением, потом — с тревогой. За последний год эта тревога стала настолько серьезной, что мировой жандарм, полицейский, главнокомандующий, Соединенные Штаты Америки вдруг объявили, что Россия угрожает не только своим соседям.

До этого было принято считать, что Россия угрожает своим соседям: она не отпускает их от себя, не дает уйти в мир демократии и рыночных экономик. Считать, что Россия угрожает своим соседям, было принято и пятнадцать лет назад — просто потому, что сами соседи об этом говорили. Им было удобно рассказывать о том, что им угрожает Россия. Таким образом, они продавали себя в качестве жертв, в качестве объекта для помощи. Ну и потом, внутриполитическая борьба этого требовала. То есть идея о том, что Россия угрожает соседям, была принята очень рано, даже когда Россия была слишком слаба, чтобы им угрожать.

Опять же, если мы берем за рубеж начала сытого десятилетия 2000 год, то российская внешняя политика (точнее, ее восприятие со стороны) прошла путь от того, что мы угрожаем соседям, до того, что мы угрожаем, собственно, главной мировой державе, причем изнутри. Внезапно, вдруг и, я бы сказал, несколько неожиданно даже для кремлевских и мидовских стратегов осуществилась мечта о равенстве. Если равенство всегда было заданностью, то в 2016 году оно стало данностью, потому что когда журналисты, политики, парламентарии Соединенных Штатов говорят, что мы сейчас можем проиграть наши выборы Путину, то все, распрягай лошадей, дальше некуда идти.

Как российская элита воспринимает внешний мир?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю