Курс «Новый человек». Лекция 15. Максим Кронгауз. «Как изменились наша речь и наше общение»

23 июля, 13:23
1 049

История постсоветского общества в авторском курсе журналиста Дмитрия Бутрина «Новый человек».

Автор лекции — лингвист Максим Кронгауз.

Родился в 1958 году. Окончил филологический факультет МГУ в 1984 году. Профессор, доктор филологических наук, заведующий кафедрой русского языка, в 2000–2013 годах — директор Института лингвистики РГГУ. С 2013 года — руководитель Центра социолингвистики Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС. С 2015 года — заведующий научно-учебной лабораторией лингвистической конфликтологии и современных коммуникативных практик НИУ ВШЭ.

Как реагирует язык на социальные изменения?

Что важно понимать? Все, что мы имеем сегодня, было заложено в 90-е, что-то выброшено, что-то отсеяно, что-то осталось, но все, что мы имеем, — оттуда.

Вообще язык меняется, любой язык постоянно меняется, но эти изменения незаметны. А вдруг начинается какой-то слом, взрыв, и он практически всегда связан с какими-то внешними событиями, то есть внешние события оказываются катализатором изменений языка. И если мы посмотрим назад, чтобы найти какие-то аналогии, то у русской истории это, безусловно, революция 17-го года, после которой тоже произошел социальный слом и тоже русский язык стал резко меняться.

Можно попытаться посмотреть еще дальше: это петровская эпоха, массированный поток заимствований. Или, если сравнивать, скажем, с ХХ веком, есть такой замечательный Сергей Карцевский, он описывает изменения, произошедшие в эпоху Первой мировой войны. И мы находим удивительное сходство с нашей эпохой, связанное с появлением новых технологий, породивших новые коммуникативные сферы.

Новые технологии в эпоху Петра тоже появились, но это корабли, а корабли к языку не имеют большого отношения; а в наше время интернет создал новое коммуникативное пространство. Внутри интернета появились сначала блогеры, потом социальные сети, а еще форумы, чаты, и это тоже потрясающим образом влияет на язык. И вот почему можно провести аналогию между языком Первой мировой и сегодняшним — эсэмэски устроены примерно так же, как телеграф, которым пользовались для военных сообщений и реляций.

И вот те самые сокращения «главконверх по линии тчк зпт» — мы примерно то же самое видим в эсэмэсках, где «спс» появляется, «плз» и так далее. Вот эти аналогии замечательным образом показывают, что язык настраивается на определенные условия коммуникации.

Что происходит с языком сегодня?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю