«Власть совершает большую ошибку»: речь Сокурова в защиту задержанных 26 марта

29 марта, 00:59
127 612 38

Лауреат российской кинематографической премии «Ника» Александр Сокуров во время церемонии награждения выступил против задержаний активистов на акциях протеста против коррупции и призвал освободить политических заключенных.

Сокуров заявил, что «нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов». По его мнению, государство совершает ошибку, ведя себя «столь фамильярно со школьниками и студентами». «Надо услышать их»,  — считает Сокуров. Он также сказал, что ждет ответа от президента на вопрос о судьбе режиссера Олега Сенцова.

Полная расшифровка речи Александра Сокурова

Когда я звонил маме накануне отъезда, ей больше 90 лет, она меня просила: «Не выступай, ничего не говори». «Почему?» — я спросил. На что мама сказала: «Они тебя убьют».

— Почему, мама?

— Потому что ты все время споришь с правительством. Ты все время недоволен чем-то.

Я говорю, что я не спорю, я излагаю свою точку зрения. И сегодня я хочу сказать, что я жду решения от президента [Владимира Путина], ответа на вопрос, который мы обсуждали, — судьба Олега Сенцова. И президент сказал, что он будет думать над этой проблемой. Но... Я это говорю, потому что я, так же как и многие из нас, в воскресенье смотрел на то, что происходило в стране [антикоррупционные митинги].

Государство совершает большую ошибку, ведя себя столь фамильярно с молодыми людьми, со школьниками и со студентами

И мне кажется, что государство совершает большую ошибку, ведя себя столь фамильярно с молодыми людьми, со школьниками и со студентами. Я говорю это, потому что я университетский человек. Я окончил курс в Кабардино-Балкарском университете, режиссерская мастерская у нас. Юрий Камбулатович [Альтудов], ректор, находится здесь, в этом зале. И я несколько лет был с нашими студентами, я очень хорошо знаю настроения молодых людей. Не только там, но и настроения молодых людей в центральной части страны.

Нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов. Надо услышать их. Никто из наших политиков не желает их услышать. Никто с ними не разговаривает. В течение многих лет я обращался к [экс-губернатору Санкт-Петербурга Валентине] Матвиенко, обращался к нашему нынешнему губернатору с просьбой начинать разговаривать с молодыми людьми. Я никогда не получал положительного ответа. Они боятся это делать. Почему? Это невозможно уже больше терпеть. И я хочу обратиться к нашим депутатам. К мужчинам-депутатам, потому что женщины такого закона нового не примут. Давайте примем закон, запрещающий арестовывать и вообще прикасаться к женщинам, девушкам, которые участвуют в общественных акциях. Если вы видели, что происходило…

Аплодисменты.

Если вы видели, что происходило в воскресенье [26 марта], то вы видели, как много было вот этих жертв, когда за руки, за ноги хватали девчонок, школьниц, и тащили куда-то. Грубо. Это было насилие. Этих людей надо понимать. Они сейчас наконец-то поняли, что в стране происходит. Мы много раз, много лет говорили: «А где же вы? Где вы, студенты? Где вы, школьники? Вы замечаете, что вы внутри страны? Вы замечаете, что в этой стране происходит?» Было молчание, их не было. Вот они появились.

Но, конечно, наша главная с вами задача все же не обсуждение политических контекстов. Мы с вами должны делать все, чтобы гуманитарное развитие нашего общества, наших молодых людей происходило. Потому что все, что связано с подменой просвещения, образования какими-то религиозными догматами, все, что связано с борьбой и введением в гражданское и политическое пространство религиозных институций страны, ведет к развалу страны. Я хочу обратить внимание на это. Я православным могу быть хоть на Северном полюсе, но Россия у меня здесь. И только здесь. Если здесь начнут люди выяснять какие-то такие отношения, то все остальное перестанет вообще иметь какой-либо смысл.

И последнее: я отношусь к числу тех режиссеров, фильмы которых многие не любят. Ну, в общем, не очень показывают. Или совсем не показывают. Это тяжело. Это обидно сознавать, и некоторые, последние все фильмы я вынужден делать за пределами Отечества своего. Месяц назад я получил из Министерства культуры бумагу, которая гласит, что Министерство культуры солидаризируется с решением не показывать, например, «Русский ковчег» в Российской Федерации. Меня уже зазвонили какие-то люди…

Голос из зала: Кто?

Я не буду называть фамилий. Вы все прекрасно все понимаете. Мне уже звонили, что, может быть, какие-то другие мои фильмы попадут под это клеймо. Я знаю, что в Чечне они не разрешены к показу. Но Чечня — особый сектор, не очень имеющий отношение к нашей стране.

Все, кто сегодня занимается молодежью, все, кто включен в жизнь студенчества, все, кто связан с образованием, — мы все с вами должны стоять прочно и в одном ряду. Мы должны бороться за силу просвещения. Только это избавит нас от возможной дикости, от возможных политических катастроф. Спасибо большое.

 

Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера