Летова нет, но есть создатель ГУЛАГа: кто заработает на переименовании аэропортов в России

13 ноября, 21:16
5 768

13 ноября интригу с новыми именами для российских аэропортов окончательно уничтожили. Из шорт-листов исчезли Илья Лагутенко, Сергей Шнуров и, главное — Егор Летов. Остались вполне предсказуемые государственные деятели, писатели из школьной хрестоматии и военные. Попал в короткий список даже Эдуард Берзин, один из создателей ГУЛАГа. В Москве активисты молодежного движения «Весна» в знак протеста против исчезновения фамилии Егора Летова из списка пели его песни у здания Минкульта. Богдан Бакалейко — о том, почему среди претендентов остались только проверенные товарищи и ради чего все затевалось.

Валерий Фадеев глава Общественной палаты РФ: Здесь недостаток наш такой, что ли. Надо, конечно, с большей любовью относиться к нашим историческим деятелям — и к ученым, и к военным, путешественникам, писателям. Собственно, этот проект призван, если хотите, историческую любовь к своим соотечественникам немножечко ее усилить.

Повышать любовь к великим соотечественникам глава общественной палаты Валерий Фадеев предлагает ребрендингом аэропортов. Чтобы не «Внуково», а «Сергей Королев», не «Пулково» — а «Петр I», не «Храброво» — а «Иммануил Кант». Варианты, конечно есть и другие: по три-четыре на порт. Но в итоге исторические названия мест, в которых расположены аэропорты, скорее всего, позабудут.

Иван Курилла, историк: Мы живем в России, у нас последние 100 лет есть большая история, не очень удачная, история переименования городов. В отличие от европейских стран, где города мало переименовывали. Мы живем с памятью о многочисленных сталинградах, свердловсках, кировах, городах Брежнев, Черненько. Помните? Потом переименовывали назад. Конечно, исторические названия, кому-то их будет жалко? Особенно местным жителям, да и людям, которые летают регулярно.

Хотя конкурс и проводит общественная палата, первыми о нем заговорили священники. Псковский митрополит Тихон Шевкунов на встрече со студентами Псковского университета предложил подумать о переименовании аэропортов. Потом, на старте конкурса он приводил в пример «слишком лихое название аэропорта
Воронежа» — «Бесовец». По-случайности или иронии, но в Воронеже аэропорт называется «Чертовицкое». А «Бесовец» находится в Петрозаводске. И да — это такие же названия деревень, как и в других городах. Впрочем, у Православной церкви есть и другие мотивы для ребрендинга.

Тихон Шевкунов, митрополит Псковский и Порховский: Какие великие люди связаны с этим регионом, что здесь происходит сегодня; культура, промышленность. Все это вполне и вполне возможно отобразить на этих экранах, тачскринах, современных носителях. У нас есть современный опыт, который можно взять, как один из примеров для создания таких экспозиций внутри аэропортов. Это исторические парки: «Россия — Моя история» — одна из самых посещаемых исторических экспозиций.

Ключевое слово здесь — «экспозиция». Шевкунов предлагает установить в переименованных аэропортах исторические парки. Их, к слову, за бюджетные деньги строит Фонд Гуманитарных проектов — а его экспертный совет возглавляет как раз Тихон Шевкунов. Входной билет в такой парк в Москве для взрослого обойдется
в 500 рублей.

Федор Крашенинников, политолог: Всю эту историю пробил Тихон Шевкунов. Если посмотреть, список аэропортов частично совпадает со списком городов, которыми осчастливил своими ужасными музеями. У нас он тоже есть. Что это такое? Это построенный за бюджетный счет никому ненужный сарай, в котором экспонируются мониторы, а на мониторах показывают мультфильмы, диаграммы.

Но и само голосование вызывает споры. В Омске до вчерашнего дня боролись за аэропорт имени Егора Летова. В интернете он был очевидным лидером и даже попал в лонг-лист. Но потом в дело включился ВЦИО: и из восьмисот опрошенных — только 6% проголосовали за рок-музыканта. Против Летова, к слову, и министр культуры — Владимир Мединский:

— Как относитесь к Летову?
— Я считаю что при жизни называть — это дурной тон.
— Он не жив.
— Это понятно.

Если главе Минкульта может быть и не сразу, но стало понятно насчет Летова, то в Екатеринбурге до сих пор против ребрендинга аэропорта «Кольцово». В инстаграмме высказался даже губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев: «А мне нравится название „Кольцово“. Какое-то оно теплое, уютное и родное. И еще сюда так хорошо возвращаться: как по воздушному кольцу — домой».

Поражает и скорость, с которой конкурс проводят. От старта кампании до итогового результата в конечном итоге пройдет всего два месяца. Может быть поэтому инициаторы и не успели выучить матчасть: Мединский путает Летова, а Шевкунов — аэропорты Воронежа и Петрозаводска. Тем не менее голосование идет: кто-то даже спорит о более подходящем названии. Ну, а другие просто ждут свой самолет в аэропорту, и скорее всего им абсолютно неважно название места, куда они приземлятся. Главное — вовремя вылететь.

Федор Крашенинников, политолог: Аэропорт, в современной жизни — это не какое-то мемориальное место. Это место, откуда люди по своим делам откуда-то прилетают и куда-то улетают. И там не место всем этим военным, историческим деятелям, вообще не место ничему.

Фото: ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю