«Вы умрете собачьей смертью». Художница Катрин Ненашева рассказала, как ее пытали в ДНР

26 июня 2018
29 902

26 июня человечество отмечает Международный день жертв пыток. Этот день был провозглашён Генассамблеей ООН 21 год назад. Сегодня, 26 июня, молодая художница Катрин Ненашева решила рассказать, как ее пытали в Донецке, куда она месяц назад ездила по семейным делам. Ее вместе с другом задержали люди, представившиеся полицией ДНР. Их отвезли в неизвестное здание и держали там, попутно избивая. После всего случившегося Ненашева решила создать проект по взаимоподдержке и помощи в социальной адаптации для людей, переживших насилие. Что именно происходило с Ненашевой в Донецке — она рассказала Дождю.

Катрин Ненашева: Нас задержали в воскресенье практически ночью, перед комендантским часом. Полицейские стояли у магазина, в центре города, главный вопрос, который их интересовал: зачем мы сюда приехали? Конечно же, история про то, что с Донецком и с Горловкой у меня связана какая-то личная история, их не устраивала, и меня попросили выйти в соседнюю комнату на секунду буквально.

Когда я вернулась, там уже стоял человек в маске, в военной форме. Мы как-то встретились глазами, я тоже очень хорошо это сейчас вспоминаю. И на меня сразу же надели черный кожаный мешок, надели наручники и поволокли в этой темноте по лестнице в какое-то непонятное место. Я уже слышала, что моего товарища где-то впереди тоже волокут.

Нас уже ждал человек, который был достаточно зол. Он неистово орал: «Ах вы …! Сейчас мы посадим вас на мину, и вас разорвет!». Он запрещал двигаться, запрещал разговаривать, бил, если нога непроизвольно двигалась как-то. И в какой-то момент он сказал: «Через пятнадцать минут вы умрете собачьей смертью». Конечно, это были, наверно, самые страшные пятнадцать минут в моей жизни.

Я уже помню, как я очутилась на холодном полу. Меня тоже пинал ногами какой-то человек. Он сказал: «Сейчас мы проведем электрошок тебе по внутренним органам, а потом просто убьем тебя». Главный вопрос всё продолжался и продолжался: что, зачем? Он сказал, что если я опять буду говорить ту же самую версию про дедушку, то он сначала меня изнасилует, потом разложит по кусочкам. И в какой-то момент я почувствовала дуло пистолета где-то в районе колен, он его взвел и кричал: «Стреляя в одно колено, я прострелю сразу два!».

И как-то так получилось, что вместе с угрозами пистолетом я стала слышать крики своего товарища, при этом параллельно слышала, как его били и что ему говорили, слышала какой-то постоянный грохот. И, наверно, это была какая-то одна из самых страшных лично для меня пыток, потому что я абсолютно ничего не могла сделать, я сама сидела под этим же пистолетом.

Все люди, которые нас избивали, были пьяными, они праздновали День контрразведки. И после того, как этот человек достал автомат, начался некий психоз, может быть, какая-то белая горячка, но он стал кричать, что ему и всем людям, которые нас пытают, абсолютно плевать, что с нами случится, потому что они всё равно умрут завтра или послезавтра, и им за это абсолютно ничего не будет.

Этот человек всё время повторял (я называю его «офицер»): «Это не моя война. Я живу в Донецке, и это моя земля, но это никаким образом не моя война». И какое-то количество времени он показывал мне видео на ютубе. Собственно, одно из первых было, где Владимир Путин обещал поддержку добровольцам Донбасса, и то, что их, в общем-то, украинские паспорта будут как-то действительны на территории России.

Я пыталась объяснить ему, что я никаким образом не виновата в том, что так получается. Потом было около пяти-шести часов допроса. Я только наутро увидела своего товарища, у него было всё окровавленное лицо, оно было всё абсолютно в подтеках, все кроссовки ещё были истоптаны. Я не узнала его абсолютно. Тогда я плакала, да, тогда я не могла никак себя сдерживать.

После где-то четвертого или пятого допроса, когда показались в этом неком офисе люди, которые, как было видно, не пачкают свои руки в насилии, они якобы не знают, что с нами сейчас происходило, я тогда чуть-чуть почувствовала себя в безопасности. Но при этом нам всё время до конца угрожали подвалом, и поэтому чувства, что всё будет более-менее в порядке… Да нет его, на самом деле, и до сих пор.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю