«Даже если они случайно попадут по Корее, появится пять-шесть Чернобылей»: чем может закончиться конфликт США и КНДР?

21 530 0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Отношения между США и КНДР обострились из-за заявления Северной Кореи о продолжении ракетных испытаний, а вместе со словесной перепалкой между лидерами стран насторожился и весь мир. 

Руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока Российской академии наук Александр Жебин побывал в студии Дождя и рассказал о том, стоит ли действительно вкладываться в бомбоубежище и чем грозит обмен заявлениями между Трампом и Ким Чен Ыном.

КНДР повторила угрозу запустить ракеты средней дальности по району Тихого океана, в котором расположена американская военная база на острове Гуам. На это Трамп заявил, что, в случае продолжения КНДР ракетных испытаний, та «столкнется с таким огнем и яростью, которых мир раньше не видел».

11 августа у себя в твиттере Трамп написал, что американское оружие готово к бою и что он надеется, что Ким Чен Ын выберет другой путь. Не остался в стороне от словесных баталий и министр иностранных дел России Сергей Лавров, который заявил, что какая-то из сторон должна повести себя умнее, иначе может случиться катастрофа. 

«Чем слабее внутренние позиции Трампа, тем больше он ищет способ улучшить свое положение за счет этой внешнеполитической военной авантюры», — такими словами объяснил поведение американского президента Александр Жебин. Он заметил, что пока это лишь игра слов, и разрушительные действия за ней не последуют, поскольку северокорейцы — достаточно прагматичные люди, вовсе не такие спонтанные и неконтролируемые, какими их выставляет пропаганда Запада. 

Александр Захарович, не в первый раз, далеко не в первый раз, эта конфронтация происходит между Северной Кореей и Соединенными Штатами Америки. Насколько вот этот конфликт конкретно отличается от предыдущих? И можно ли говорить, что темпераменты обоих лидеров этих государств сейчас слишком яркие, и, может быть, из-за этого выйдет что-то не очень приятное, в том числе и для других стран?

Дело в том, что со стороны Северной Кореи пока лидер не выступает. Выступают различные официальные лица, Генштаб, МИД, правительство. Вот со стороны Соединенных Штатов, действительно, новое, то, что сам президент включился в эту кампанию и, можно сказать, ее возглавил. И создается такое впечатление, чем слабее становятся внутриполитические позиции Трампа, тем более он склонен поглядывать на то, как бы их усилить за счет какой-либо внешнеполитической акции, а в данном случае, прямо скажем, военной авантюры.

Ну, это просто такие политические уловки.

Пока, к счастью, это больше война слов, психологическая война. Северная Корея хочет, чтобы с ней обращались, как с ядерной державой, как, скажем, с Индией, Пакистаном. Северная Корея маленькая страна, она зациклена на идее суверенитета, равенства всех государств, которое постулировано Уставом ООН. И они хотят, чтобы…

Вот Индия, которая тоже не является членом договора о нераспространении, запускает ракеты, или Пакистан, к ним никаких претензий не предъявляется. А почему к Северной Корее предъявляется? Потому что, может быть, Северная Корея не является союзником США, а те страны являются союзником. Пакистан нужен для борьбы с терроризмом, «Аль-Каидой» (Верховный суд России признал организацию «Аль-Каида» террористической, ее деятельность на территории России запрещена) и так далее, Индия нужна Америке, чтобы противопоставить ее Китаю, вот эти геополитические соображения заставляют отступать интересы движения нераспространения на второй план. Вот тут северокорейцы с этим не согласны.

А почему Ким Чен Ына пока не слышно? Он никаких официальных заявлений не делает, он хотя бы знает о том, что говорят его подчиненные?

Безусловно. В Северной Корее такие вещи не могут происходить без ведома высшего руководителя. И сама северокорейская ядерная программа, она полным ходом начала развиваться именно после акций американцев и их союзников против ряда государств в Европе и в Азии. Ведь вторжение США в Ирак было в 2003 году, первое ядерное испытание КНДР было произведено в 2006.

Три года — это примерно тот период, который был необходим, чтобы перевести экспериментальную программу в полностью военно-промышленное русло.

И затем пошло-поехало: санкции, ответ КНДР на эти санкции, ракеты и ядерные испытания. Причина — северокорейцы увидели, что произошло с правящей элитой в Восточной Европе, потом в Югославии, где многие руководители оказались под судом и умерли даже в камерах. А затем совсем ужасающая судьба Саддама Хусейна и Каддафи, которых убили без суда и следствия, страна потеряла фактически государственность, Ливия, поделена какими-то враждующими милитаристскими кликами. И северокорейцы не хотят, конечно, такой участи для своей страны, а элита, конечно, не хочет такой судьбы, которая постигла…

То есть такие жесткие заявления со стороны Северной Кореи, говорят ли они о страхе?

 

Фото: KCNA KCNA / Jonathan Ernst / Reuters

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера