Чемпионат по пыткам: протыкание насквозь, выдавливание глаз и другие методы питерских ФСБшников

25 октября, 21:27 Дарья Полыгаева
38 185

Петербургские правозащитники написали доклад о методах работы местного управления ФСБ. Авторы доклада, члены Общественной наблюдательной комиссии Петербурга, говорят, что пытки со стороны ФСБ всегда остаются безнаказанными, а это значит, что «любой человек находится в группе риска». Екатерина Косаревская, член ОНК Санкт-Петербурга, рассказала о главных «пыточных» делах Петербурга.

Екатерина, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, в общих чертах, если можно, о главных таких «пыточных» делах Петербурга. Это всё-таки, как правило, политические дела или не обязательно?

Нет, не обязательно. За последние десять месяцев, в которые мы стали обращать внимание на «пыточные» дела ФСБ, обнаружилось, что дела совершенно любые. Это и, наверно, известное многим дело антифашистов и анархистов, дело «Сети», это и дело о хранении оружия ребятами, которые оружие коллекционируют, и дело против полицейских города Гатчина в Ленобласти. То есть те, кого пытают и почему пытают, просто практически кто угодно.

А можно ли отследить, когда вообще сотрудники ФСБ начали применять такие жесткие методы? Это произошло в последние годы или, может быть, было всегда?

Я не очень хорошо знаю историю последних десяти, наверно, лет или больше, потому что членом ОНК я стала полтора, два уже года назад и впервые услышала о пытках электричеством, пытках ФСБ в январе этого года. Но в нашем докладе, например, есть дело, которое имело место весной 2017 года.

При этом понятно, что просто мы не знаем о том, что было раньше, и заключенные говорили нам о том, что, кажется, когда-то и раньше. Из совсем глубокой истории ― говорят, что в Советском Союзе был период времени, когда не было необходимости в пытках, поэтому пыток не было, помимо психиатрических.

Скажите, есть у вас какой-то совет по результатам этого доклада для родственников людей, которые могут оказаться в такой ситуации? Есть ли шанс на справедливость? И если этих шансов нет, что делать, как спасать людей?

Я не знаю. Самое страшное, что непонятно, что делать, когда у нас вот просто известно в подробностях про 13 человек, которых пытали, и о том, что это не останавливается. По моему опыту, публичность скорее помогает, то есть когда становится известно о том, что человека пытают, когда это становится громко, скорее всего, пытать перестают, скорее всего, пугаются.

Это так себе совет, потому что виновные не наказаны. В нашем докладе есть единственное дело, где возбудили дело о пытках против человека, которого проткнули насквозь, так что он ходил некоторое время с калоприемником. Вы показывали кадры с его интервью. Но это скорее исключение.

Да, но это совсем такая дикая история. То есть когда доходит уже до серьезного ущерба здоровью, возможно, будет возбуждено дело, получается так.

Да.

Фото: Владислав Лоншаков/Коммерсантъ

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю