Путин снова решил порулить банками

Чай со слоном
24 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Главный редактор делового портала Slon.ru Андрей Горянов рассказал о том, как обстоят дела с кредитованием малого и среднего бизнеса, и что может измениться после недавней поездки премьера на Дальний Восток.

Белоголовцев: Итак, друзья, начинается «Чай со слоном». Ко мне зашел Андрей Горянов, главный редактор интернет-портала Slon.ru. Доброе утро. Спасибо, что заглянули на чашечку чая. Будем обсуждать один текст ваш, который невероятно мне понравился, но перед этим хочу спросить вас о свежей новости. Вот здесь «Интерфакс» пишет, что средневзвешенный курс доллара расчетами tomorrow на единой торговой сессии ММВБ снизился на 32 копейки, и сейчас он меньше 30 рублей. Есть какие-то причины для таких колебаний серьезных?

Горянов: Каких-то конкретных причин я либо не видел, либо пропустил, но в принципе, скачущему валютному курсу нужно относиться спокойней. Как известно, у нас Центральный банк перешел к плавающему валютному курсу, который подразумевает, что волнение, валотильность, вот эти скачки, их амплитуда может быть больше, нежели чем которые мы привыкли раньше.

Белоголовцев: То есть, одной лазейкой меньше для информационных редакторов теперь.

Горянов: Абсолютно верно.

Белоголовцев: И теперь одной возможности новость написать: курс доллара падает, значит надо смотреть, что происходит.

Горянов: Но, однако, «Интерфакс» пишет, и мы реагируем.

Белоголовцев: Хорошо. Давайте теперь, собственно, о вашем тексте, который называется очень амбициозно «Дайте Путину Центробанк, и он перевернет мир». В заметке Елены Зубовой, насколько я понимаю, речь идет о том, что Владимир Путин, в общем, собственно, в очередной раз начинает переводить экономику, более-менее, в ручное управление и в очередной раз нашел какую-то себе жертву, которой нужно либо доктора послать, либо жир откачать и так далее.

Горянов: Он съездил куда-то на Дальний Восток, где местный бизнес пожаловался ему на то, что ставки по кредитам довольно высоки.

Белоголовцев: То есть вдруг на Дальнем Востоке неожиданно это заметили.

Горянов: Неожиданно это заметил. И на заседании правительства он пожурил нового министра Силуанова о том, что мол, как так происходит. У нас довольно низкая инфляция. И вообще все хорошо в экономике, почему эти жирные коты, в конце концов, такие высокие ставки дают малому бизнесу. Хочется ниже. Однако…

Белоголовцев: Андрей, можно я у вас спрошу. Вот здесь просто в заметке, такой видимо для людей, которые очень глубоко погружены в экономические процессы в России, вопрос риторический. Вот, собственно, Елена Зубова вопрошает: все таки, интересно, Путин правда не понимает, почему стоимость денег растет, хотя ставка рефинансирования или не поднимается, или не меняется, или делает вид То есть видимо, для тех, кто читает Slon.ru прямо круглосуточно, для них это вопрос риторический, я позволю переспросить. Правильно ли я понимаю, что стоимость денег растет, потому что, в общем-то, есть некоторые предкризисные ожидания. И у банкиров нет уверенности, что система не начнет схлопываться в ближайшее время. А если начнет, то не все уверены, что они получат госфинансирование. Так?

Горянов: В том числе да, а другой вопрос…Скорее механизм выглядит так: к концу года, в том числе, благодаря мировому кризису и вообще, напряженному состоянию, в российской банковской системе наблюдался кризис ликвидности. То есть денег было не так много. Соответственно, источником пассивов, то есть средств для выдачи кредитов, и вообще банковской деятельности, для банков стали наши с вами депозиты, то есть розничные вклады. И началась своего рода процентная война. Маленькие банки, вклады которых гарантированы государством в размере 700 тысяч, а по-моему сейчас уже и полтора миллиона, и тут я могу ошибаться, они в общем-то, выглядят довольно надежно в глазах вкладчиков, и население стало нести деньги из больших банков в маленькие банки.

Белоголовцев: Как Олег Тиньков говорил, приносите мне деньги под супервысокие проценты, если вдруг у меня чего, то все равно же государство все за меня вам заплатит.

Горянов: Абсолютно верно. Соответственно население стало реагировать на эти сигналы и понесло деньги в маленькие банки.

Белоголовцев: Где был высокий процент по кладам и есть.

Горянов: Да, да. В общем, до, существенно. Если средняя ставка у топ-10 9-10, то у более мелких может быть значительно выше.

Белоголовцев: Чуть ли не до 15 по-моему, в некоторых случаях.

Горянов: Да. Соответственно, большие банки типа ВТБ и Сбербанка обязаны тоже, не то что обязаны, а им просто жизненно необходимо в условиях того, что их больше не заливают деньгами как они привыкли за последние два года, попросили, позвонили в Кремль, попросили, дайте денег. Вот вам деньги. Включились в эту процентную войну. Следствием которого с отложенным действием явилось и повышение, собственно говоря, ставки по депозитам. Вот, собственно говоря, такая вот история. Соответственно, вопрос риторический заключается в том, может ли Путин просто своими словесными интервенциями менять ставки. Скорее всего, нет, потому что, наверное, как-то должна меняться система. И вот, в частности, Михаил Матовников (глава аналитической службы «Интерфакса») предлагает осуществить, в общем, некую такую новую реформу в банковской системе, которая подразумевает, что деньги могут получать не только крупные банки как ВТБ и Сбербанк от государства, но и огромное количество банков, в том числе второй сотни, третьей сотни, напрямую от государства. Но для этого, тут важно, Центральный банк должен, наконец, поверить и не бояться их и понимать, каким образом банки средней руки ведут свой бизнес. И видеть хорошо их балансы. Сейчас этого не происходит. Тогда Центральный банк сможет давать деньги и им, и тогда источники, то есть источник пассива будет не только деньги населения и не нужно будет так сильно повышать ставки.

Белоголовцев: Понял вас. Я понимаю, когда мы говорим, о «давать деньги», речь идет о некоторых льготных кредитах Центробанка под некоторый не самый высокий процент, где там, собственно, получается моржа.

Горянов: Абсолютно верно. Помните, во время начала кризиса, у нас случился крутой кризис ликвидности. В банковской системе не было денег. Государство, достаточно оперативно, это было хорошо, распаковало наши резервные фонды и выдало определенному списку банков, вообще были в основном госбанки или крупные банки, беззалоговые деньги, которыми достаточно быстро накачали экономику…

Белоголовцев: И банковская система, в общем-то, устояла, благодаря этому.

Горянов: Это было все хорошо, но это в некотором смысле расслабило крупных банкиров, которые привыкли, «дайте денег». «Вот вам деньги». И, например, сегодня Костин, глава ВТБ в очередной раз в газете Financial Times попросил, условно говоря, деньг у государства. А не дать ли вам снова новый транш. Разговор о том, то есть вот этот диалог, он лежит вне рыночного поля. Когда Кремль просит, а вот прокредитуйте-ка нам АвтоВАЗ, условно говоря, или прокредитуйте нам...

Белоголовцев: Давайте-ка Банк Москвы.

Горянов: А давайте-ка Банк Москвы. А Костин говорит, есть. а потом говорит, а вот теперь бы надо и денег, у нас же нету денег.

Белоголовцев: Любой каприз за ваши деньги, отвечает банк ВТБ.

Горянов: Абсолютно верно.

Белоголовцев: А скажите, пожалуйста, Андрей, если мы вернемся собственно, к первоисточнику разговора, к разговору Владимира Путина с представителями малого и среднего бизнеса. В, общем, бизнес в России же, любой, причем не только малый. Это в общем, вполне себе крупный, воет уже не первый год, просто воем волчьим, и говорит, нету кредитов, а рублевых кредитов нет потому что нет вообще. То есть, они как бы есть, но они настолько дорогие, что как бы их нет. Какие-то рассматриваются оперативные и более-менее понятные прозрачные шаги, действительно, в этом направлении? Потому что, в общем, логика премьера то она благая. Да, надо дать кредиты бизнесу, чтобы он мог развиваться. Потому что без кредитов развиваться он не может.

Горянов: Логика премьера абсолютно, в общем, верная и министр финансов Силуанов, в общем, опустив голову, говорил: «Да, Владимир Владимирович, я понимаю». Но вот же, наконец, достигли самой низкой инфляции, по итогам первого квартала. А у нас она действительно рекордно низкая. В прошлом году 6%, такого никогда не было в постсоветской России. В общем, как бы все хорошо, но, видимо, премьер очень хочет быстрого эффекта. А вот банки его не слышат. Потому что, рыночная ситуация, источник пассивов, он другой. Но для этого…

Белоголовцев: То есть я правильно понимаю, что здесь, с вашей точки зрения, стержневой момент, это вот…

Горянов: Инфляция.

Белоголовцев: Я имею в виду для реформы, это то, о чем вы говорите…

Горянов: Повышение прозрачности банковской системы.

Белоголовцев: Повышение прозрачности банковской системы, что упростит для банков не ВТБ и не Сбербанка, получение денег.

Горянов: Рефинансирование от государства, да, абсолютно верно.

Белоголовцев: А почему, собственно, в этом направлении не делается шагов…

Горянов: Понимаете, вроде как делается, но тут какая-то обоюдоострая история. С одной стороны государство очень сильно надзирает за банком, а с другой стороны, банки очень достаточно большое количество мелких банков, бизнес которых под вопросом. Например, если вы помните историю с банковской группой Матвея Урина, которая, в общем, занималась не очень таким понятным бизнесом.

Белоголовцев: Ну да, собственно, многие говорят, что там до 50% маленьких банков, это так или иначе, прачечные.

Горянов: Вот. Соответственно, единственный выход, это в общем, довольно оперативное, еще большее повышение прозрачности банковской системы.

Белоголовцев: Я понял вас. Спасибо огромное.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.