Почему «милый капитализм» в России невозможен

Чай со слоном
5 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Журналист делового портала Slon.ru Николай Дзись-Войнаровский объяснил разницу между «милым капитализмом» в Скандинавии и «беспощадным капитализмом» в США.
 Белоголовцев: Мы с вами будем обсуждать текст о шведском капитализме или, как некоторые его называют, шведский социализм. Почему эта история стала возможной только в Швеции или, скажем так, в Скандинавии?

Дзись-Войнаровский: Эта история даже больше не о скандинавском социализме, а о его сравнении с таким жёстким капитализмом, который существует в США.

Белоголовцев: Шведский капитализм или социализм авторами исследования назван как мягкий и милый.

Дзись-Войнаровский: А американский вариант – это беспощадный капитализм. В чём смысл? Это исследования известных экономистов, один их которых Дарон Асемоглу. Они обращают внимание на следующее: известно, что капитализм в скандинавских странах мягкий, с социальной защитой, там гораздо меньше разница между успешным и не успешным человеком, поэтому стимулов очень много работать у предпринимателей и вообще у людей меньше, а в Америке наоборот.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что главный показатель - это разрыв между самыми богатыми и самыми бедными?

Дзись-Войнаровский: Доходы в среднем одинаковые в Скандинавии и в США, но поскольку разрыв в доходах в США больше, то бедным есть, куда стремиться, есть сильный стимул. Учёные задались вопросом, почему есть две модели, которые более-менее устойчиво существуют? Почему нет некой средней модели, везде был бы капитализм с средним зазором между зарплатами? Или, может быть, прошло мало времени, и лет через 50 везде будет средний капитализм? И они построили некую математическую модель, и результаты их анализа таковы, что на самом деле нет, мир не идёт к среднему капитализму, а идёт наоборот к большему разрыву, к тому, чтобы капитализм ещё больше становился беспощадным, а милый капитализм ещё более милым.

Белоголовцев: А в чём причина?

Дзись-Войнаровский: Модель в упрощённом виде следующая. Дело в том, что если в каких-то странах случайно сформировалась одна модель и другая, то дальше это само себя закрепляет. Активные люди условно из Скандинавии, ведь это не только Скандинавия, они уезжают условно в США и там зарабатывают деньги. В США появляются технологические инновации, потому что конкурентный капитализм и рождает в основном  эти инновации, а в более спокойных странах через некоторое время, слегка устарев, начинают массово производиться.

Белоголовцев: А за счёт чего сохраняется высокий уровень жизни в странах с милым капитализмом?

Дзись-Войнаровский: Мы знаем, что эмигранты могут пересылать деньги, тем самым, они способствуют инвестициям в свою родную страну. Они поддерживают уровень, ниже которого они не опускаются. Это можно понять на примере СНГ, где люди из Средней Азии, Молдавии присылают деньги, помогают подняться бизнесу в своих родных странах, зарабатывая деньги в Москве. Кроме того, появился какой-то товар в стране в технологическом лидере. Он продаётся по всему миру очень дорого, как такой новый модный товар. Потом, немного устарев, начинает производиться в условных скандинавских странах. Конечно, наценка за труд в социально защищённых условных скандинавов может быть больше в цене товара, но зато наценка за то, что это новый товар, сильно снижается. Эти страны начинают продавать эти слегка устаревшие товары по несколько меньшей цене. Да, они не смогут так стать супер богатыми, но будут поддерживать уровень.

Белоголовцев: У меня вопрос о России. Я правильно понимаю, если капитализм становится всё более мягким, можно с уверенностью сказать, опираясь на это исследование, что скандинавский капитализм или скандинавский социализм в России будет невозможен?

Дзись-Войнаровский: Асемоглу ничего не пишет про Россию конкретно, но он подталкивает к таким выводам, говорит, что в странах закрепляются особенности капитализма, и особенно странам, которые не определились, стоит подумать над этим. Если они развивают у себя социал-демократические партии или увеличивают роль профсоюзов то, скорее всего, они и дальше будут идти по этому пути, но зато в какой-то другой стране, может быть, рядом с ними, наоборот возникнет и закрепится дикий капитализм. Пока работа Асемоглу говорит о том, что если она подтвердится и окажется верна, мы закрепимся на этом пути. Может это и не плохо, может, мы будем в будущем технологическими лидерами.

Белоголовцев: То есть, идя на выборы, мы заранее знаем, что программа социал-демократических партий  в России утопична и нереализуема, согласно этому исследованию?

Дзись-Войнаровский: У нас в стране внутри такая беспощадная модель реализуется, из бедных регионов все переезжают в Москву. Буквально пару дней назад опубликовали результаты опроса, в котором россияне считают, что столица живёт за счёт регионов, но с другой стороны, может, это не так уж и плохо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.