Интернет-паспорта введут через 3 года

Чай со слоном
1 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
О цифровом наследстве, а именно о том, кто унаследует аккаунты в соцсетях после смерти пользователей, поговорили с Александром Кияткиным, старшим редактором Slon.ru

Белоголовцев: Александр Кияткин, старший редактор интернет-издания Slon.ru, рядом со мной. Александр, доброе утро.

Кияткин: Добрый день.

Белоголовцев: Спасибо, что зашли на чашечку чая и на обсуждение материала Slon’a о цифровом наследстве. Называется он «Кто унаследует ваш аккаунт в Facebook и музыку в iTunes ». Собственно, давайте посмотрим на оформление этого прекрасного текста. Александр, правильно ли будет сказать, что речь идет о том, что мир, наверное, можно так пафосно сказать, просто находится даже не то, что в полушаге, а просто на волоске от того, чтобы интернет, и скажем, интернет-собственность регулировалась законодательством просто уже как абсолютно движимая собственность, вроде как чашки чая, бумажек, микрофона.

Кияткин: Да, это именно так. В принципе это логично, потому что собственность, она и есть собственность, вне зависимости от того, можно ее потрогать руками или нельзя. Допустим, авторские права защищаются, хотя вроде бы как руками потрогать нельзя. Почему же наша собственность в Интернете не может быть так защищена. Удивительно, что до сих пор пока что не было никаких законов о наследовании интернет-собственности, цифровой собственности. Ничего, что полностью регулировало бы отношение собственности в Интернете. Сейчас, наконец, этот пробел собираются устранять. Началось это как ни странно, в далеком американском штате Небраска. Впрочем, в далеких американских штатах очень часто начинаются какие-то процессы, которые потом распространяются на весь мир. Мы в последний раз, когда мы писали о подобном процессе, это было принятие правил дорожного движения для автомобилей роботов в Неваде.

Белоголовцев: Александр, я правильно понимаю, что это вопрос, который неожиданно возник не из, скажем так, экономической плоскости, а скорее из морально-этической. То есть когда, например, на Facebook, страницы умерших людей стали превращаться в такие своеобразные мемориалы. И там вопрос был не в деньгах, собственности и выгоде. А просто, не знаю, в удобстве, психическом здоровье родственников, тех, чьи страницы в Facebook после смерти остались.

Кияткин: Да, там была не очень приятная история и для Facebook и для его пользователей. В свое время, соцсеть вела возможность, она попробовала стимулировать пользователей, которые мало общаются, налаживать контакты, и посылала другим пользователям пожелание связаться с ним. И родственники, и друзья умерших людей стали от Facebook получать рекомендации связаться с этими людьми.

Белоголовцев: Связаться со своими умершими родственниками.

Кияткин: Связаться со своими родственниками или друзьями. Это вызвало бурю негодования. И именно тогда Facebook вынужден был ввести специальную политику, которая регулирует отношение с аккаунтами умерших людей. Их родственники, прислав свидетельство о смерти, могут удалить аккаунт, либо сделать из него такой мемориал, о котором вы говорили.

Белоголовцев: Вот сейчас как раз мы видим пример страницы.

Кияткин: Да. Там нельзя публиковать статусы, от имени пользователя. В принципе он заблокирован, но на страничке можно оставлять пожелания, воспоминание, и так далее, и тому подобное. Но это просто зачатки, это именно этическая сторона вопроса. А скоро, точнее уже сейчас, заходит речь об экономических отношениях. Это нужно регулировать законом.

Белоголовцев: То есть, например, насколько я понимаю, там ситуация, человек, например, по тем или иным причинам, имеет, например, большое количество средств в некоторой платежной системе, например, в интернете. Человек, не дай бог, но все мы когда-то умираем… То есть, я правильно понимаю, что сейчас вот эти деньги, которые висят в условном Яндекс-кошельке, они повисают в безвоздушном пространстве и сделать с ними ничего нельзя?

Кияткин: Не совсем. С ними можно что-то сделать, насколько мне известно, хотя это, в общем, достаточно муторная процедура. Тем не менее, ваш электронный кошелек очень плотно привязан к вашей банковской карте, к вашему банковскому счету. Все это персонифицировано, как правило. И если это персонифицировано, привязано точно к вашему счету, к вашей банковской карте, то возможно доказать права собственности, передается по наследству. Тем не менее, очень часто такой однозначной связи между неким виртуальным персонажем в Интернете, и реальным человеком установить нельзя. А на самом деле, там крутятся огромные деньги во всех этих сервисах, музыкальных сервисах, игровых сервисах, World of Warcraft, извините, персонажи будут стоить 10тысяч долларов, прокаченные персонажи, с крутыми артефактами. Система виртуальной реальности вроде энтропия, это специальная программа, созданная для того, чтобы вроде бы как виртуальная реальность, но зарабатывать реальные деньги. Там бывает объект недвижимости, который продавали за сотни тысяч долларов.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, Александр, что вы клоните сейчас к тому, что в общем, так или иначе, мир подходит к вопросу о создании так называемого интернет-паспорта пользователя. Я хочу сказать, что постольку поскольку сейчас невозможно однозначно установить связь часто между виртуальной личностью и реальным человеком, а я думаю, что вопросы о цифровом наследстве будут подниматься все чаще и чаще. Это будет целый вал с годами, потому что здесь действительно крутятся десятки миллиардов долларов. То, необходима простая автоматизированная процедура сопоставления виртуальной личности и реального человека. Это может быть только цифровой паспорт.

Белоголовцев: Но вот в России этого как раз панически боятся. И многие говорят, когда в России это будет, то, собственно, Интернет-цензура, к нам будут врываться в дома после того, как мы будем постить что-то и так далее, и тому подобное.

Кияткин: Такие опасения есть во всех странах. И даже в тех странах, где и государство и общество больше созрело для того, чтобы понять, что Интернет это не что-то виртуальное. На самом деле нечто что-то очень реальное и с реальными деньгами, с реальными правами собственности. Ну и как могут виртуальные персонажи существовать в этой реальной вселенной? Должны, так или иначе, стать реальными. С этим ничего не поделаешь. Проблема в том, что некоторые, конечно вопрос в том, что некоторое общество больше к этому готово, некоторое меньше. Наше общество с недоверием к власти и может быть еще не достаточным развитием Интернета, возможно, менее готово. Но в Штатах уже делают…

Белоголовцев: Если мы говорим об обществе, собственно, последний вопрос. Если мы говорим об обществе, которое, как по вашим словам, более к этому готово, американское, это вопрос скольких лет с вашей точки зрения?

Кияткин: Это вопрос двух-трех лет буквально. Это, собственно, план правительства Обамы, по введению цифровых паспортов пока добровольных пока что. Которые очень часто позиционируются как дополнительная возможность защитить платежи в Интернете.

Белоголовцев: Я понял вас.

Кияткин: Но и права собственности это тоже сможет регулировать.

Белоголовцев: Я понял.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.