Где инвестору и предпринимателю узнать друг о друге

Чай со слоном
7 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть
Редактор отдела бизнеса на деловом портале Slon.ru Максим Котин о том, почему в России так сложно взять или дать миллион на развитие бизнеса.
 Кремер: Мы сегодня будем говорить о тесте Фёдора Овчинникова «Лишние деньги. Где взять миллион». Кто такой Фёдор Овчинников?

Котин: Фёдор Овчинников - это наш постоянный колумнист. Он предприниматель из города Сыктывкара, сейчас развивает собственный проект, у него есть пиццерия - это доставка пиццы в своём городе, он уже выходит в новые города и делится с нами какими-то соображениями по поводу развития бизнеса, предпринимательства в России. Кроме того, он ещё известен тем, что  ведёт свой блок sila-uma.ru, где он открыто публикует выручку своего предприятия.

Кремер: Я других не знаю, кто себя так прозрачно ведёт.

Котин: Так никто не делает.

Кремер: А почему ты сейчас так скептически посмеиваешься над ним? Это опасно?

Котин: Вообще, вокруг этого много предрассудков, но он уже семь лет ведёт этот блог. Сначала он хотел сделать из него реалити-шоу, чтобы привлечь внимание к своему первому проекту, который у него был до этого, это был книжный магазин интеллектуальных книжек в Сыктывкаре. Он так и назывался «Сила ума».

Кремер: Удивительно, что за семь лет его блог, других таких людей не появилось, хотя он очень популярный. Почему?

Котин: Люди боятся, у них много фобий, страхов, что придёт налоговая инспекция, бандиты, завистники, конкуренты, узнают что-то очень важное. Есть такой пример: у него работала в книжном магазине девушка, которая до этого работала в другом книжном магазине, она стояла на кассе и не знала даже выручку магазина, потому что хозяева не давали ей в конце дня её считать. Выручка  скрывалась даже от собственных сотрудников, не говоря уже о том, чтобы публиковать ее на всеобщее обозрение.

Кремер: Возвращаясь к этому посту Овчинникова, он говорит, что деньги найти гораздо легче, чем людей, которые будут ими заниматься. Почему так? У нас так много богатых людей и так мало образованных?

Котин: Я думаю, что богатых людей намного больше, чем людей, которые могут делать какие-то интересные проекты, брать на себя ответственность, рисковать и не бояться. Я могу себе представить, что есть большое количество людей, у которых есть пять миллионов рублей, и они не знают, куда их девать. У тебя есть квартира, машина, айфон и больше тебе, в общем, не нужно. Куда ты можешь потратить пять миллионов?

Проблематика, о которой говорит Фёдор, в следующем: с одной стороны, есть очень много людей, у которых есть какие-то лишние деньги, но которые не знают, куда их девать, они не могут придумать ничего интереснее, как купить акции «Газпрома», положить их на депозит или под матрас. С другой стороны, есть предприниматели, которые хотят создавать серьёзные проекты.

Кремер: Как говорит Фёдор, нет механизма знакомства одних с другими?

Котин: Это главная проблема, эти и те никак не могут познакомиться. И они друг другу не доверяют. Это общая проблема отсутствия публичности в стране. Очень простой пример. Можно взять биографию Барака Обамы, написанную главным редактором «NewYorker» Дэвидом Ремником, где в конце книги написаны фамилии людей, которые согласились рассказать  свои воспоминания о Бараке Обаме, и там на нескольких страницах перечень фамилий. Я думаю, что если сейчас писать биографию Путина, не нашлось бы и десяти человек, которые согласились бы поделиться своими воспоминаниями.

Кремер: Тебе кажется, что во всём опять виноват Путин?

Котин: Дело не в Путине, я просто говорю о градусе публичности.

Кремер: А как это можно сломать?

Котин: Быть публичным. Вот так, как ломает Фёдор, у него это получается. Он публично рассказывает о своих задумках, не боясь каких-то конкурентов. В том числе, он публикует предложения купить долю в его бизнесе, он делал это полгода назад и продал 5% своей пиццерии за 5 миллионов рублей. Это очень хороший результат.

Кремер: Как человеку, у которого есть деньги, узнать об интересных проектах, в которые он может эти деньги вложить?

Котин: Неоткуда, только через знакомых. В этом и главная сейчас проблема. Наверное, можно что-то узнать, если вы читаете раздел «Бизнес» у нас на Slon.ru. Мы сейчас это делаем  и будем делать больше.

Кремер: А ты берёшься гарантировать, что люди, о которых ты пишешь, честные люди, которые не обманут?

Котин: Давайте расставим все точки над «i», инвестировать в бизнес - это венчурные инвестиции, это рискованно, ты можешь потерять свои деньги, но ты можешь заработать на порядок больше чем, где бы это ни было. Простой пример: Фёдор Овчинников полгода назад продавал долю за 5 миллионов рублей, ту же долю сейчас он продаёт за 10 миллионов рублей. Капитализация компании выросла в 2 раза. Ни один вклад в какой-то фондовый рынок не принесёт такого роста. Когда ты даёшь деньги, это твоя ответственность, ты должен  окончательно принять решение.

Кремер: Ты пишешь о человеке. Насколько подробно ты изучаешь механизм его бизнеса? Насколько ты чувствуешь ответственность перед читателем?

Котин: Я не чувствую ответственность, потому что ни один наш читатель не инвестирует в бизнес, о котором мы пишем. Тут история другая. Если человек собрался инвестировать, он проводит аудиторскую проверку бухгалтерской отчётности, что не делает ни один журналист, у него нет для этого инструментов. В данном случае мы просто транслируем то, что нам говорит герой, мы не проводим аудиторскую проверку этих данных. Мы смотрим, насколько это правдоподобно, и эксперт, у которого мы берём комментарий, оценивает это.

Кремер: Фёдор пишет так же о документальных сложностях, о том, что невозможно у нас просто вложиться в бизнес. В чём проблема основная?

Котин: Очень просто. Большая часть таких предприятий оформлены в виде ООО, это уставной капитал, у него там 10 тысяч рублей, он как всегда делается символическим. На пример, это ООО  на 100% принадлежит Фёдору Овчинникову, он говорит, что готов продать 50% за 10 миллионов долларов, находится человек, который хочет купить. Но это невозможно, потому что, например, если Фёдор продаёт 50%, то 10 миллионов долларов оказываются на счету у него, а не на счету компании, это во-первых. Во-вторых, если вложить эти деньги в уставной капитал ООО, то доля Овчинникова пропорциональна внесению доли в уставной капитал, то есть равна нулю. Поэтому придумываются разные схемы чесания левой ногой правого уха. Самый простой способ, когда люди продают долю за символическую сумму, одновременно подписывают договор, по которому  покупатель выдаёт этой компании кредит, который надо возвращать. В этом и неудобство.

Фёдор приводит интересный пример, который для меня был откровением, что, когда он встречался с крупной венчурной фирмой, которая профессионально занимается инвестированием в интересные стартапы, и даже они не знают, как в российской юрисдикции вкладывать деньги, чтобы не размывалась доля главного владельца предприятия. Я думаю, что в нашем разделе «Бизнес», мы будем с этим разбираться и делать разные интересные статьи.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.