Будет ли Сколково успешным без проституток и наркотиков

Чай со слоном
12 января 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Как «сделать Россию/Москву/Сколково приятным местом», - обсудили с Николаем Дзись-Войнаровским, старшим корреспондентом Slon.ru

Макеева: Николай Дзись-Войнаровский, старший корреспондент делового портала Slon.ru в нашей студии. О «Сколково» публикация, так скажем, не типичная. Публикаций о «Сколково» довольно много, но такую я еще не видела - это советы, рекомендации аналитика инвестфонда некоего западного, чего не должно быть в «Сколково». «С суровой русской зимой ничего не поделать, но по крайней мере казино, проститутки и наркотики надо держать подальше от «Сколково», - посоветовал аналитик. Что за аналитик и по зову ли сердца он стал это делать, давать такие советы?

Дзись-Войнаровский: Это аналитик инвестфонда TrueBridge. Он опубликовал пост на известном довольно портале VentureBeat об инвестициях. Некоторые его советы, конечно, вызывают у российского читателя усмешку. И этим грешат многие вообще советы западных аналитиков, западных обозревателей о нас, даже очень именитых ученых, которые бывали в России, но не живут здесь постоянно, они, конечно, вызывают вот такую улыбку стереотипа о России. Но с другой стороны, с другой стороны…

Макеева: Сейчас к другой стороне мы перейдем. Там есть и какие-то разумные предложения, я поняла мысль. Вот этот господин Илэйтэб вообще бывал в России, он в курсе, что у нас игорный бизнес, например, запрещен просто в больших городах и окрестностях?

Дзись-Войнаровский: Видимо, не в курсе.

Макеева: Просто здесь не был никогда. А вот что касается проституции, то тут его советы можно посчитать не наивными. Я просто сразу, когда прочитала эту статью, вспомнила такой пример: Сергей Пархоменко рассказывает про обстоятельства последнего митинга на проспекте академика Сахарова, сразу после этого митинга, и приводит такую деталь, которая просто сразила присутствовавших в этой студии, что, говорит, видел своими глазами весь политический бомонд толпился возле сцены и, в том числе, увидел несколько очень известных в Москве и очень дорогих проституток. Зачем они туда пришли на митинг не вполне понятно, но не митинговать. Они как-то вокруг ходили. Так что «Сколково», при условии, что это будет все-таки модным заведением, вполне может привлечь внимание жриц продажной любви, если исходить из этой логики.

Дзись-Войнаровский: Но жриц привлекают деньги.

Макеева: А в «Сколково» их нет, вы хотите сказать?

Дзись-Войнаровский: Пока «Сколково», если иметь в виду инноград, представляет собой поле ровное с нулевым километром. Это единственное, что там пока построено, но потом там будут строиться офисы.

Макеева: Какое-то жилое будет пространство?

Дзись-Войнаровский: Предполагается, что в будущем будет какое-то жилое пространство, вот тогда, быть может, даже подтянутся и ночные феи.

Макеева: Хорошо. Что еще предлагает, и против чего предостерегает аналитик?

Дзись-Войнаровский: Из разряда смешных советов он обсуждает тему наркотиков и культуру хиппи. Дело в том, что всерьез западные аналитики, мыслители обсуждают то, насколько революция хиппи, их культура вызвала компьютерную революцию. Ведь все, например, тот же Стив Джобс (наиболее известный пример), он употреблял LSD и говорил, что превосходство Apple над Microsoft именно тем и обусловлено, что он совершал в юности трип, а Билл Гейт нет.

Макеева: Можно совершить модернизацию страны не под наркотиками?

Дзись-Войнаровский: И многим это открыло сознание и Илэйтэб это обсуждает. Но, с другой стороны, вот он говорит о том, что многие инновации, например, финансовые инновации в Нью-Йорке, Лондоне, в финансовых столицах, или, например, он приводит российскую историю модернизации Петра I, были совершенно без участия альтернативной культуры.

Макеева: Да, там был алкоголизм, как мы знаем, Великие питейные соборы это называлось, по-моему.

Дзись-Войнаровский: Возможно, этого Илэйтэб не учел. Так что он как-то вот за «Сколково» без наркотиков выступает.

Макеева: Что думает об этом главный человек, ответственный за модернизацию, для которого «Сколково» это очень важный проект, прямо боюсь предположить. Поначитаешься таких советов.

Дзись-Войнаровский: Но на самом деле есть, если подробнее посмотреть на эту статью, есть и интересные замечания, которые вот как-то из нас, из России не очень видны, а со стороны они видны сразу. Например, он советует российским структурам, которые заведуют модернизацией, не увлекаться инвестициями в биотехнологии и чистую энергетику, а сосредоточиться на стимулировании инновации в IT. Это несколько идет вразрез со многими концепциями, в частности, с концепцией в «Соколково», где пять кластеров и IT - только один из них. И это идет вразрез с тем, что у нас, кроме IT, есть много традиционных секторов, высокотехнологичных мощных типа космической отрасли, той же ядерной.

Но вот он обращает внимание, что в таких материалоемких областях, как та же энергетика, очень многое зависит от решений чиновников единичных, от каких-то стимулов. Где чиновники - там много коррупции, и в стране, где с коррупцией не все хорошо, лучше сосредоточиться на том, где резко коррупции меньше. То есть, вот компьютерные науки, IT - это вот такой сектор с высокой конкуренцией, где от чиновников мало что зависит.

Макеева: Но тут вообще довольно мило: я так понимаю, что он прямо рекомендует, причем не первым пунктом, но где-то по середине, справиться со взяточничеством и неуважением к закону. Как мило. Хорошо бы это не только в «Сколково» произошло. Если бы это было так просто…

Дзись-Войнаровский: Знаете, даже из, скажем так, плохих советов человека, который, может быть, никогда не был в России, знает о ней по цитатам из Экзайл, но, тем не менее, из них тоже можно извлечь что-то хорошее. Например, он говорит о том, что, по его мнению, ограничить коррупцию в рамках маленькой территории «Сколково» проще, чем справиться с ней в масштабах всей страны. Ну, возможно.

Он приводит интересное сравнение и еще одно, что зарплата в 100 тысяч долларов, допустим, годовая зарплата в 100 тысяч долларов в Кремниевой долине при пересчете на уровень жизни Москвы равна примерно 82 тысячам долларов. То есть, Кремниевая долина, она дешевле, чем Москва и это тоже надо учитывать, когда мы переманиваем специалистов, ну, и вообще думаем о том, почему Кремниевая долина достигла успеха. Это место со спокойным климатов вдали, внутри этого центра нет Вегаса (Вегас дальше от Кремниевой долины), а у нас Москва - центр ночной жизни. У нас Вегас уже вынесли из Москвы, но ночная-то жизнь осталась, тут такой бурный финансовый центр. Кремниевая долина немного по-другому устроена. Правда, господин Илэйтэб советует вот этим специалистам, приезжающим компенсировать слишком дорогую жизнь в Москве (не знаю, насколько это хорошая идея, но, тем не менее), задуматься над тем, что у нас все дорого стоит.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.