Нулевые: когда мы превратились в «общество спектакля» и закрылись от мира.

А СМИ потеряли свободу
Сорокина
30 ноября 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Нулевые: период золотой стабильности или постепенного крушения демократии? Время кредитов, курортов и айфонов или «Курска», «Норд-Оста» и Беслана? Каким это десятилетие войдет в историю? Об этом Светлана Сорокина поговорила с Анной Качкаевой, телевизионным критиком, ведущим научным сотрудником Лаборатории медиаисследований ВШЭ, писателем и журналистом Дмитрием Быковым и Ириной Хакамадой, бизнес-тренером, писателем и общественным деятелем.

Сорокина: Я приветствую вас. Сегодня мы узнали о смерти Эльдара Рязанова. Мы все знали его, в том числе знали лично Эльдара Александровича, и, конечно, он принадлежит всем временам, в том числе и нулевым, о которых сегодня будем говорить, потому что во все времена напоминал о совести и о человеческом достоинстве. Я представляю вам моих сегодняшних собеседников. Это Ирина Хакамада, бизнес-тренер, писатель, общественный деятель. Здравствуйте, Ирина.

Хакамада: Здравствуйте.

Сорокина: Это Анна Качкаева, журналист, профессор Высшей школы экономики, приветствую. И Дмитрий Быков, журналист, писатель, преподаватель. Дима, здравствуй.

Быков: Привет.

Сорокина: Вот на прошлой неделе мы, во всяком случае в большинстве здесь присутствующих, были в Екатеринбурге на открытии Ельцин-центра. Кстати, Дима, почему не поехал?

Быков: Не звали.

Сорокина: О, как. А тоже человек девяностых. И на экране там тебя видели.

Быков: Спасибо, очень приятно.

Сорокина: Так вот, были мы в Ельцин-центре, вспоминали эпоху девяностых, видели людей. Сильное, кстати, впечатление. И я подумала, что и про девяностые мы, конечно, не, как это сейчас говорится, не отрефлексировали, еще не поняли все про них. А вот нулевые и вовсе такая территория, еще, по-моему, не осмысленная. А тем не менее, прошло уже пятнадцать лет с тех пор, как началось это тысячелетие. И хочется понять, а где, на какой развилке повернули так, что пришли вот к этому сегодняшнему дню, к экономике без конкуренции, к политике без конкуренции, ко всему, что сегодня имеем. Давайте попробуем поговорить об этом. А поводом послужило вот что, поводом послужили две книги. Первая книга Михаила Зыгаря, коллеги нашего, который написал «Вся президентская рать» и книга Григория Явлинского. Видели ли вы новую книгу Явлинского? Вот Дима кивает, видел. Называется книга, сейчас вам скажу, я ее только кусочками читала, «Периферийный авторитаризм». И там на обложке картина Брейгеля «Слепые». Знаете, вот эти, которые идут и заваливаются. Вот у меня вопрос к вам, для начала. Скажите, пожалуйста, а так ли слепы были те, кто делал политику на рубеже девяностых и нулевых, так ли не понимали, что творят, или все-таки это был осмысленный выбор был? Ну, кто начнет? Дима, проснись. Ира, начни, как политик.

Качкаева: Политики начнут.

Хакамада: Если брать грань между девяностыми годами и нулевыми, я думаю, основная как раз проблема демократической элиты во главе с Борисом Николаевичем Ельциным была в том, что они действовали, как под давлением объективных обстоятельств, так и благодаря своему генетическому коду, они действовали рефлексивно-оперативно, они не выстроили никакой стратегии.

Сорокина: То есть опять у нас тактика победила стратегию, как обычно?

 

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.