Ресурсы решают все. Как сырье определило жизнь мировых империй — от древнего Рима до индустриальной Британии и современной России

Александр Эткинд и Ирина Прохорова обсуждают климатический кризис и истощение ресурсов
6 декабря 2019 Ирина Прохорова
6 530

В гостях у Ирины Прохоровой — историк, профессор Европейского университета во Флоренции Александр Эткинд. Они обсудили его последнюю книгу «Природа зла: сырье и государство», поговорили о сырьевой экономике в России в эпоху климатической катастрофы и о возможных формах развития экономики с учетом экономии ресурсов. А также затронули проблему вырубки лесов в России и их важность для замедления глобального потепления и попытались ответить на вопрос, не наступит ли обесценивание человека в погоне за сохранением природных ресурсов?

Здравствуйте. Я рада снова быть на замечательном телеканале Дождь. Сегодня я хотела бы поговорить с нашим гостем, с Александром Эткиндом, историком культуры, профессором Европейского университета во Флоренции, на важнейшие темы, связанные с экологией, с восприятием культуры и истории. В общем, надо сказать, все темы, которые, конечно, привязаны к российской и не только российской действительности. Ну и разумеется, в общем как-то невозможно не оттолкнуться от вашей книжки, последней книги, которая только что вышла, которая называется «Природа зла. Сырье и государство». В общем, уже по названию можно догадаться, о чем книга, но честно вам скажу, что каждая ваша книга, начиная с самой первой, про историю психоанализа в России, это всегда была такая интеллектуальная провокация, потому что после нее возникал сразу вал обсуждений, критики, не знаю, или восторженных почитателей. И вот каждая книга удивительным образом попадала в какой-то нерв культуры, что говорит на самом деле об уровне рефлексии и профессионализме.

Александр, вот мне кажется, что ваша последняя книга, как человека здесь живущего, здесь и сейчас в стране, она, мне кажется, попала между двух таких, на перекрестке двух проблем. Это, конечно, экологические движения, понятное дело, они охватили весь мир. И кстати, удивительным образом долгое время в России экология вообще не занимала никакого места в интеллектуальном пространстве, потом вдруг, в последние годы, это стало таким мощным социальным движением, и проблемы собственно историографии, когда есть попытка уйти от национальной государственной истории в сторону истории людей. Вот удивительно, что ваша книга не то чтобы совсем не про людей, и не про государство, как главного героя. А вот могли вы просто сказать, а кого вы выбрали героем вашей книги? То есть, если это не государство и не вожди, и если это не, условно говоря, простой человек, что важная категория, так кого вы выбрали и почему? Мне вот это кажется очень важным.

Очень рад здесь быть, Ирина. Спасибо, что пригласили меня сюда. Я начну, может быть, с начала. Просто я хочу сказать, что я совсем не занимаюсь провокациями, меньше всего я думаю о том, чтобы кого-то…

В хорошем смысле слова.

Даже в хорошем.

Знаете, как издатель, идея провокации и скандала для издателя невероятно важная, поэтому вот с таким вопросом.

Да, это я понимаю. А для автора как раз она никакая, зачем мне кого-то провоцировать, я пишу о том, что мне самому интересно. Я пишу книги медленно, долго, по моей личной статистике или биографии, я пишу одну книгу каждые пять лет. Вот так выходит.

Это хорошо, это правильно. Доспорили об одной книге, она стала в некотором смысле классикой, «внутренняя колонизация» стала уже таким мемом, все кому не лень о ней говорят, теперь выходит новая книга, вот да.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю