ПРИЛЕПИН. Петь про лиц другой национальности – не значит быть умнее слушателей

Прилепин
8 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (12:39)
Часть 2 (09:37)

Комментарии

Скрыть
В гостях у Захара Прилепина рэп-музыкант Ричард Пейсмейкер. Смотрите клип «Портрет Сталина» и разговор о том, не превращается ли рэп в эстраду.
 Прилепин: Я тут оговорюсь, чтобы меня неправильно не понимали, а то подумают, что настал момент истины, и я решил всех вывести на чистую воду. Безусловно, я принадлежу к тому  поколению, которое рок-музыкой воспитано, и портреты Гребенщикова, Цоя, Борзыкина и Кинчева висели у меня на стенах, и, собственно, это стало составной частью моей физиологии. Сегодня я и мои товарищи, и лидеры общественного мнения, гласные и негласные, которые, так или иначе, взывают на площадях к людям, они все оттуда родом, из рок-музыки. Появилось новое поколение. Ты, в твоем лице, человек, который три года назад пришел из армии, человек, который делает рэп (и успешный рэп). Ты сам отдаешь себе отчет в том, для кого ты это делаешь, и что вы хотите сделать с этими людьми? Куда вы их хотите позвать? Что это за люди? Меня этот вопрос бесконечно занимает, как человека, имеющего отношение к политике. Кто у нас молодые люди? Какие они? Какого они окраса?

Пейсмейкер: У меня такая же история, как у тебя. Потому что я тоже был воспитан на роке. И те же – Гребенщиков, Кинчев, Борзыкин… Как сказать? Рэперы, которые давно уже этим занимаются (старшие: Ноггано тот же, Нойз), они отдают себе отчет в том, что они делают. Сейчас пошла молодая плеяда рэперов, я боюсь, там далеко до какой-то глобальной рефлексии. Люди просто делают свой асоциальный рэп. Боюсь, что они ничего не несут. У них, в принципе, протест заключается в их треках, но он такой… они даже не отдают себе в этом отчет. Протест такой не обговорённый. Нет  конкретных каких-то вещей, о которых бы они говорили: «это нам нравится», «это нам не нравится». Они предлагают какую-то свою матрицу бытия, но…

Прилепин: Но для них самих она не до конца внятная.  У меня по этому поводу есть одна мысль (я не знаю, согласишься ты с ней или нет), но мне кажется, что залог взросления рока как такового заключался в том, что слушатели русского рока были не менее умны, а то и более умны, потому что тогда мое поколение, старшего поколения, когда мы слушали музыку, ее слушали и преподаватели филфака, и физики, и химики, и люди из НИИ. А у нынешней рэп-аудитории слушатели совсем другие. Как правило, чтобы никого не обидеть, не настолько умны и взрослы, как они, и рэперам приходится подстраиваться  под эту аудиторию, под ее вкусы. Тем более что тогда не было Youtube. Тогда Цой мог записать какую угодно песню, или Гребенщиков, и им было не очень известно, как на нее отреагировали. А сейчас выложил трек, у тебя там либо 20 тыс. просмотров, либо 2 млн. просмотров. Если 2 млн. просмотров, а там такая песня, что-нибудь про людей другой национальности или какой-нибудь обдолбанный тречок какой-нибудь, и вдруг раз – и у тебя прет успех, это невольно тебя начинает моделировать. Нет ли такого ощущения, что рэп-музыканты и старшего поколения, из младшего начинают немножко заигрываться своим слушателем и идти у него на поводу, хотя должно быть, в принципе, наоборот.

Пейсмейкер: Они даже не столько заигрывают, заигрывают те, кто уже что-то достиг, кто давно варится в этой каше, кто поумнее. Есть такая дилетантская штука: ты нашел комнату, микрофон, взял какой-то бит, своровал его из интернета и начинаешь читать на какие-то темы, абсолютно подростковые. Это может делать кто угодно. И из-за этого рокеры выигрывали, потому что, как ты сказал, они были умнее своих слушателей. В рэпе мало рэперов, которые умнее своего слушателя. Их, в принципе, мы все и знаем. Они выплыли. Мало таких рэперов. Я постоянно ищу, копаюсь в интернете, у кого есть какой-то посыл. Все поют на какие-то свои приземленные темы, все очень грустно.

Прилепин: Все-таки о слушателях. Ты не ответил на этот вопрос. Что ты думаешь о нынешних молодых людях? Люди, которые выходят на площади или не выходят на площади, которые думают о политике или не думают о политике? Они кто? Они у нас все либерал-демократы? Или «леваки», или консерваторы? Или вообще не имеют никаких взглядов?

Пейсмейкер: Как в рэпе, так и на моем журфаке люди делятся на тех, кому просто пофиг, его все устраивает. Так и в рэпе есть такие индивиды, которым нравится, где мы живем. Но, как правило, их рэп слушать невозможно. Потому что довольно убог. Все-таки талантливые вещи делает тот, кто против (как это было и в роке). Они выражали какой-то протест, это было интересно, творчески. Но я не могу сказать, что людей, которые адекватно воспринимают нынешнюю действительность, и которые против, и понимают, против чего они, за кого они, таких мало, они немножечко растеряны. В рэпе есть эта растерянность. Они, в принципе, заочно против всего, потому что они такие асоциальные, такой протест андеграунд. Но в основном они даже не понимают, против чего. Хотя, по сути, все равно в целом рэп протестный. Приблизительно так.

Прилепин: Достаточно мутные получаются истории. Сейчас мы посмотрим один мутный клип, который тоже вызовет множество вопросов. Все-таки против он чего-то или за что-то? У него и само название уже говорит о многом. Он называется «Портрет Сталина». Там, в числе прочего, снимаюсь и я, и двое моих детей. Так что смотрите. Может быть, что-то поймете. Мы посмотрели это видео, оно имеет отношение и ко мне. Поэтому этот клип мы обсуждать не будем, потому что сам о себе я говорить не буду. А будем мы говорить о русском рэпе, представитель которого сидит с нами. Ричард, у меня создается такое двоякое ощущение: с одной стороны, у нас точно есть возможность говорить о том, что рэп, условно говоря, «левой» и, условно говоря, «правой» направленности существует (как «левого» можно расценить Вис Виталиса, как «правую» команду можно расценить «25/17», по крайней мере, аудитория, которая у них имеется, в той или иной степени она такие посылы воспринимает именно таким образом. Может ребятам из «25/17» не очень нравится, что их считают командой такого мрачно-коричневого толка, но, тем не менее, это есть). А есть еще трендовая вещь – асоциальный рэп, типа того, что во многом делают ребята из «Центра», ныне разошедшиеся по своим сторонам (и Слим, и Птаха, и Guf отчасти), может быть, даже он является основным направлением. Ребята без каких-то особых установок на жизнь, на бытие. Я  с интересом и, может быть, даже  с некоторым теплым чувством следил за генерацией человека по имени Алексей Долматов (известный как Guf). Проходит время. У него есть одна такая песня, что «мама-папа, я опять обдолбился», «Айза возвращайся, мне опять тяжело». Эта песня длится у него….

Пейсмейкер: Вечно.

Прилепин: Длится-длится и не прекращается. С другой стороны, есть совершенно замечательный прецедент. Может быть, самый известный рэпер в России Ноггано, он же «Баста». Но у Ноггано и «Басты», как ни странно (хотя многие считают его парнем крайне искренним, и таким… на разрыв ребер, на разрыв рубахи, который правду-матку несет), при этом у меня есть ощущение, что личностного начала у него не так много, как может показаться. Например, для меня песня «Дурка» - это и есть Ноггано, это есть правда, которую он вынес изнутри себя. А дальше начинается какое-то бесконечное примерение  каких-то масок, в которых он себя удобно чувствует, спрятав себя вглубь. Иногда (хотя я этого музыканта очень сильно уважаю) есть ощущение, что русский рэп движется по направлению к шоу-бизу. И даже если он такой асоциальный, про наркоту или про какую-то тяжелую жизнь, в целом он все равно размышляет о том, как бы побольше, погуще словить успеха и удачи и на этом направлении. Потому то мы же все русские люди, и те, которые не русские, тоже в целом русские, потому что мы все, так или иначе, взыскуем какой-то правды. Ну, не все, а те, кто слушают музыку с этими целями. Какой-то правды, каких-то вещей, которые нам должны хоть что-то объяснить. И мне было бы печально, если бы тренд на шоу-биз, на то, чтобы что-то произнести, но при этом ничего не сказать, чтобы он стал победительным. Потому что, может быть, нынешнее поколение где-то взрастётся где-то в иных местах и от иных посылов, но музыкальный посыл чаще всего является определяющим. А тут такая история, что это может все уплыть. Что ты думаешь про шоу-биз? Это зло?

Пейсмейкер: Да, я так все и думаю. Это с рэпом некоторые повторения рока, когда всех гоняли по подвалам, когда был в андеграунде трендово протествовать, были отличные ребята. И мы с тобой именно их и любим. А когда все разрешили, когда уже вроде и  воевать не с кем, и как-то все уже попсовенько стало в целом в воздухе, тогда появились всякие группы, можно их не называть. Майк пел – помнишь там? – «Я люблю БГ и не люблю группу «Землян». То же самое сейчас происходит с рэпом. Начинается все с андеграунда, протеста, человек становится знаменитым, записывает дуэт с какой-то попсовой певичкой, абсолютно беспонтовой, и начинает зарабатывать деньги. Ему пишут: «В чем дело?» Он говорит: «А на что мне жить? Я хочу заниматься музыкой». Но, по сути, он музыкой автоматически перестает заниматься тем самым.

Прилепин: Будем надеяться, что на поле этих компромиссов все-таки будет больше побед, чем поражений. Я еще раз хочу обратиться ко всем, кто осмысленно и случайно посмотрел эту программу, или посмотрит ее потом. Здесь говорит не какой-то скепсис или какой-то снобизм ни во мне, ни в Ричарде, а говорит в нас только надежда на то, что люди, которые решаются какие-то вещи произносить для людей молодых, старшего поколения, они должны относиться к этому максимально серьезно, потому что мы в ответе за тех, кого приручили, мы должны воспитывать человека, а не стада. Или не воспитывать, но хотя бы нести ответственность за то, что произносишь. Я призываю к этому всех своих сотоварищей по самым разным видам творчества. Сейчас, наверное, с вашего позволения Ричард Пейсмейкер попробует доказать, что любые опасения касательно его лично не является действенными и действительными. Поэтому он сейчас нам немного споет, вернее, прочитает.

Это был Ричард Пейсмейкер и ди-джей Зуммер.  А вещь, которую я хотел бы произнести в финале, достаточно проста: один умный человек сказал, что «свобода – это тиран, управляемый своими прихотями». Давайте не будем управляемы своими прихотями. Давайте думать о более серьезных вещах. Только что Ричард спел, вернее, прочитал «тем, кто слил страну, никогда не прощу». Это нормальная страсть, нормальное качество, нормальные слова. Давайте не прощать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.