Венчурный рыцарь: Чубайс рассказал об уходе на пенсию

Парфенов
10 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Почему на инновационных конвейерах «Роснано» засыхайет клей, как заказ на танковую броню спасает тяжёлых больных в Новосибирске, сколько на самом деле стоит волшебные нанолапмы и когда госкорпорация предъявил свой Google. Анатолий Чубайс рассказал Леониду Парфёнову о работе «Роснано», прорывных технологиях и уходе на пенсию, а Иван Голунов изучил проекты «Роснано», чтобы выяснить: почти всё выходит слишком дорогим, чтобы беспокоить конкурентов. 
Парфёнов: Мы ведь все убеждены, что просто так ничего не бывает, и раз Счётная палата заинтересовалась, это неспроста. Вот «Сколково» заинтересовались, и уже есть посадки.

Чубайс: Конечно, неспроста. Есть целых 93 штуки, как я правильно помню, коммунистов из Госдумы, которые обратились в Счётную палату. Они имеют на это полное право, и Счётная палата в соответствии с этим запросом просто обязана нас проверить.

Парфёнов: И что, тоже дойдёт до этого? Вы чувствуете уровень давления, преднамеренности, заказа что ли? К чему клонят?

Чубайс: Если честно, то, конечно, среди тех, кто организовывал всю эту историю, были очень большие интересанты, как сейчас говорят, в том, чтобы из этого сделать политический пиаровский проект. Он не получился. А получилось, вы будете смеяться, нормальная, реальная проверка, которая и должна быть. Мы 5 лет отработали и совсем невредно посмотреть на нас со стороны. По результатам проверки есть то, что действительно является нашими недостатками, ошибками, а есть то, с чем мы не согласны со Счётной палатой, с чем мы возражаем ей. Но в целом я не вижу в итогах работы Счётной палаты какого-то гигантского политического проекта. Этого не произошло.

Парфёнов: Смотрите, прошла пятилетка. Я помню, как Ковальчук, да и вы говорили, что сейчас всё изменится, светлое нанобудущее, сегодня вот этих потребительских товаров, которых, как iPad, надо было бы вынимать из кармана, всего-навсего вот эта лампочка «Оптоган», 999 рублей…

Чубайс: Уже 460.

Парфёнов: Позавчера покупали. Я вам вне кадра продемонстрирую квиток.

Чубайс: Давайте в кадре найдём квиток. Это разрешимо.

Парфёнов: Давайте в кадре найдём квиток.

Чубайс: Нет-нет, который вам продемонстрирую.

Парфёнов: Хорошо, мы потом будем сравнивать. Но это я достал из кармана, согласитесь.

Чубайс: Достали.

Парфёнов: Так вот, лампочка «Оптоган» и эта уфимская омолаживающая салфетка «Вечная молодость» с наночастицами за 1600 рублей. Это не маловато потребтовара за 5 лет?

Чубайс: На Кутузовском проспекте вы, наверное, ездите, но не знаете.

Парфёнов: Нет, не езжу, у меня не в том направлении дача.

Чубайс: Я же не про дачу, а просто про передвижение по обыкновенному асфальту. А асфальт уложен нашей компанией, которая изготавливает уникальные нанодобавки в материал. Просто вы не видите этого, потому что наш продукт, как правило, не для конечного потребителя.

Парфёнов: Насчёт продукции для других промышленных производств. В Усолье-Сибирском топливо для солнечных батарей. 9 миллиардов потраченных на это – вы считаете, это промах всё-таки?

Чубайс: У нас 99 проектов, самый проблемный из них – это именно этот, и вы прямо в него попали. Там, правда, не топливо, там производство материала, из которого изготавливается солнечная панель, но, по сути, вы правы. Так случилось, что вся солнечная энергетика в мире за время нашей работы над проектом попала в колоссальный кризис. Уже говорилось много раз, что продукция этого предприятия при «Кремний» стоила 4 года назад за 350-400 долларов, а сегодня она стоит 19 долларов. Тем не менее, я считаю, что мы в состоянии вытянуть этот проект, и у него будет реальный спрос и реальное будущее.

Парфёнов: Во всяком новом деле нужен такой эмблемный продукт, вот одно что-то называешь – и всем понятно, о чём идёт речь. Вот такой Facebook, Google, сказал – и всё понятно.

Чубайс: Их пять, притом, что понятно, что погибнет 2, 3, 4 или все пять, что тоже вполне возможно. Мы сейчас буквально в эти дни в Новосибирске пускаем уникальную установку, не существующую на земном шаре, по производству углеродных нанотрубок. Углеродные нанотрубки – это в некотором смысле символ нанотехнологий, такой продукт, который обладает совершенно феерическим набором свойств. Вы берёте и добавляете 1/10% нанотрубок в алюминий – и получаете по прочности выше материал, чем титан. Плюс к этому сверх прозрачность, плюс к этому вес и целый ряд других свойств, такой универсальный аддитив, то есть добавочный материал, добавка, которую можно в самые разные материалы добавлять и радикально изменять их свойства. Это один из пяти проектов, который может провалиться, из него может ничего не получиться, а может перевернуть земной шар.

Парфёнов: Вы представляете себе, когда, как и почему вы уйдёте с поста главы Роснано? И будет ли это концом вашей служебной карьеры?

Чубайс: У нас на столах сейчас лежит проект стратегии новой, там есть одна ключевая цифра. Эта цифра объёма привлечённых частных денег со всего мира в Россию для того, чтобы инвестировать наноиндустрию. Цифра, которая там заложена – 150 миллиардов рублей, пятёрочка в долларах. И это очень серьёзный вызов и очень непростой. Мне бы очень хотелось, чтобы мы с ним справились.

Парфёнов: И закроете главу для себя или сочтёте, что служебная карьера закончилась?

Чубайс: На пенсию, ну уже хорош.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.