Юлия Навальная: «Дети знают, где папа, когда его сажают»

14 апреля 2013
139 031 58

Первое телеинтервью жены Алексея Навального накануне суда в Кирове.  

Парфёнов: 17 апреля в Кирове начнётся суд над Алексеем Навальным. Уже заключается пари – ведь точно же посадят. Предсказывается, как именно это будет, скажут: новый Рубикон, второй Ходорковский, соберут подписи под протестом, суд даст 6 лет, высшая инстанция скосит до 5, и ничего в стране не изменится. Два отличия: дело – повод гораздо проще и ущерб всего 16 миллионов, пустяки для бизнеса, документы все открыты, их Навальный сам в сети и выложил. И  второе – подсудимый на воле особых капиталов не нажил и всё, что имеет, и чем рискует – семейное благополучие популярного блогера.

В прошлый четверг Навальный на «Дожде» заявил: «Посадки не боюсь, хочу стать президентом, чтобы начать  перемены». Это что значит? Она между Инной Ходорковской и Мишель Обамой? Юлия Навальная первый раз даёт телеинтервью.

Спасибо, что пришли, здравствуйте.

Навальная: Спасибо, что пригласили.

Парфёнов: Какой будет ваша следующая неделя? Вы едете в Киров?

Навальная: Над следующей неделе начинается суд над моим мужем в Кирове, поэтому, конечно, я обязательно поеду и буду стараться его поддерживать и помогать, как смогу.

Парфёнов: Хорошо, а что дальше? Посадка кажется всем неизбежной и неотвратимой.

Навальная: Мне очень сложно залезть в голову тем людям, которые настолько боятся протестного движения, в частности, моего мужа, что фабрикуют какие-то уголовные дела. Я не знаю, что будет, но, конечно же, будет обвинительный приговор. Потому что то, что сейчас происходит по «Болотному делу»,  свидетельствует о том, что они не остановятся. Не знаю, будет ли это условный срок или настоящий срок. Так сложилось.

Парфёнов: Так сложилось. А вы-то что будете делать, если срок будет настоящим?

Навальная: Буду ждать, буду пытаться помочь, чтобы он понимал, что мы его ждём, что всё было хорошо. Конечно, я дождусь.

Парфёнов: Вы выходили замуж за перспективного юриста. В какой момент вы почувствовали, что у него какие-то другие амбиции?

Навальная: Я не выходила замуж за перспективного юриста и не выходила замуж за оппозиционного лидера. Я выходила замуж за молодого человека по имени Алексей.  Я выходила замуж за человека, с которым было с самого начала понятно, что возможны крутые повороты, поэтому ничего неожиданного для меня не произошло.

Парфёнов: А что обещало повороты? Когда вы почувствовали…

Навальная: Он всегда был очень активным, с очень активной гражданской позицией. Ничего нового для меня не случилось.

Парфёнов: Сколько лет вашим детям?

Навальная: 11 и 5.

Парфёнов: А что вы им говорите, чем занимается папа?

Навальная: Поскольку папа занимается этим очень давно, для дочки Даши…

Парфёнов: Это ей 11?

Навальная: Да, ничего необыкновенного не происходит. Лет в 5 или даже в 4 в детском саду, когда всех спрашивают, где работает ваш папа или ваши родители, она сказала: «Папа работает на митингах», во втором классе она сказала: «Папа борется с жуликами», поэтому теперь в пятом классе для неё это абсолютно нормально, что папа этим занимается. Она в курсе всего, у некоторых  её подружек даже папа на заставке в телефоне, поэтому я думаю, ей где-то даже приятно. Конечно, немножко, может, тяжело, но она поддерживает и понимает, что папа борется за правое дело. А Захар ещё маленький.

Парфёнов: А что вы говорили детям, когда папа отбывал 15 суток? Папа где?

Навальная: Даше я сказала всё, как есть, и очень рада этому.

Парфёнов: Ну как сказали, какими словами: папа в тюрьме, в СИЗО?

Навальная: В специзоляторе, не в тюрьме и не в СИЗО. На тот момент папа в специзоляторе, плохие люди посадили его, он будет там 15 суток. Первое, что она спросила, побрили ли его налысо, это было для неё самое важное, какой он выйдет оттуда. Попереживала, наверное, для неё это было как-то тяжело в первый день, на следующий день она пошла в школу, и учителя там её очень поддержали, даже некоторые подходили и жали ей руку, поэтому она как-то вернулась уже с гордостью.

Парфёнов: Вы говорили когда-то мужу: «Хватит, остановись, здесь уже рубеж»?

Навальная: Мне кажется, что очень многие ожидают от меня, что я должна сказать такое. Нет, я ни разу в жизни, и это правда, не сказала такое мужу, потому что искренне понимаю, что он делает это не для себя. Он делает это  для моих детей, для всех в том числе, и хочет, чтобы жизнь как-то изменилась к лучшему.

Парфёнов: Ну, это же так естественно сказать: «Ладно, себя не жалеешь, меня не жалеешь, детей пожалей. Им каково будет, если будет 5 лет реального срока?».

Навальная: Ну, он же для них это тоже делает, он же борется для них. Если нас каждого будут запугивать, то всё будет становиться хуже и хуже. Поэтому нет, ни разу не сказала.

Парфёнов: Вы варианты миграции когда-то на семейном совете рассматривали?

Навальная: Нет, ни разу не рассматривали. Это всё время витает в воздухе, в последнее время некоторые журналисты даже статьи какие-то написали «Алексей, уезжай», но мы для себя такое никогда не рассматривали. Алексей точно хочет, и я хочу, чтобы наши дети жили в России. Нет, не рассматривали.

Парфёнов: В минувший четверг, я об этом говорил уже, Алексей признался в том, чего от него давно уже добивались, что да, он хотел бы быть президентом страны. Вы его президентом представляете, а себя первой леди?

Навальная: Его президентом представляю, представляю, потому что хочется, чтобы человек, который столько всего преодолел, я думаю, что он этого вполне заслуживает. Разделяя его убеждения, я представляю его президентом. Себя первой леди, наверное, не очень представляю. Представляю его женой, кем бы он ни был.

Парфёнов: Спасибо за этот разговор.

Навальная: Спасибо что пригласили.

Парфёнов: Юлия Навальная, первое телеинтервью накануне суда над её мужем.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю