«Важно сделать так, чтобы Путин проиграл»: что России ждать от нового возможного главы ЦРУ

11 января, 16:57 Александра Семенова
6 116

Избранный президент США Джо Байден заявил, что выдвинет на пост главы ЦРУ Уильяма Бернса — президента Фонда Карнеги и бывшего посла США в России. Это человек, который хорошо известен жесткой позицией по России. Мы собрали то, чем Бернс запомнился на посту посла, что связывает его отца с СССР, как сам Бернс оценивает российско-американские отношения и лично президента Владимира Путина.

Уильям Бернс (справа). Фото: ТАСС

Кто такой Уильям Бернс

Отец будущего главы ЦРУ — генерал-майор Уильям Ф. Бернс — был директором Агентства США по контролю над ядерным вооружением и разоружением и участвовал в советско-американских переговорах по этому вопросу. Он был первым представителем США, который договаривался о межгосударственном соглашении по продаже в США высокообогащенного урана из ликвидируемого советского ядерного оружия. Эту тему продолжил и его сын — в 2008 году, когда Бернс был послом в России, было подписано «Соглашение 123» о ядерном сотрудничестве двух стран в мирных целях.

Сам Бернс получил степень бакалавра истории в американском университете Ла Саль, а затем — магистерскую и докторскую степени в области международных отношений в Оксфордском университете. Из иностранных языков он знает русский и арабский. До назначения послом в России Бернс работал послом в Иордании и помощником госсекретаря по ближневосточным делам. В 2001 году совместными усилиями Бернса и тогдашнего главы ЦРУ Джорджа Тенета было подписано кратковременное соглашение о прекращении огня между Израилем и Палестиной.

Бернс и его отношения с Россией

Бернса назначили послом США в России в 2005 году. «Огонек» описывает Бернса как скромного дипломата, который любил путешествовать по российским регионам, но предпочитал не афишировать свою работу на США, иногда даже снимая с машины американский флаг, чтобы не привлекать лишнего внимания. В 2006 году посол посетил свадьбу бывшего зампреда правительства Дагестана Гаджи Махачева — на ней был и глава Чечни Рамзан Кадыров. 

Еще до своего назначения послом Бернс приезжал в Россию и заметил, что «агрессивная внешняя политика стала одной из немногих тем, объединяющих россиян». «Когда я в начале 1996 года покинул Москву после первой командировки, я переживал, что Россия может возродиться, кипя от обид и неуверенности. Однако я не мог предположить, что это произойдет так быстро и что малоизвестный чиновник Владимир Путин станет воплощением этого своеобразного сочетания русских качеств», — вспоминал дипломат.

Во время работы в посольстве в Москве Бернс высказывался о российско-американских отношениях с умеренным оптимизмом. В интервью «Российской газете» в 2008 году он отмечал, что у двух стран есть общие интересы: ядерное сотрудничество и расширение экономического взаимодействия — рост инвестиций и двустороннего товарооборота. «"Холодная война" закончилась 20 лет назад, и слава богу, что это произошло. США и Россия больше не являются противниками. Но у нас пока еще нет полного стратегического партнерства. Нет пока и полного взаимопонимания между нашими двумя странами. В настоящее время наши взаимоотношения представляют смесь сотрудничества и соперничества», — сказал Бернс. 

Позднее его риторика ужесточилась. «После того, как пророссийский президент Украины бежал во время массовых протестов, Путин аннексировал Крым и вторгся в Донбасс на востоке Украины. Он не мог заставить правительство в Киеве прислушиваться к себе и решил пойти другим путем — сломить Украину. Много лет Путин бросал вызов Западу в Грузии и в Украине, где у России было большое влияние и желание рисковать», — говорится в статье Бернса в The Atlantic.

«Поразительна его способность запоминать все обиды и жалобы, чтобы подкрепить ими свою теорию о Западе, который пытается сломить Россию», — пишет Бернс о Путине. При этом российский президент «переоценивает свои возможности», отмечал дипломат в 2018 году: «Он готов идти на такой риск, который граничит с безрассудством, и он ввязался в такую борьбу, в которой возможности и ставки Запада гораздо выше, чем у него». После отравления бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Бернс писал, что «крайне важно сделать так, чтобы г-н Путин проиграл», и сделать это с помощью дипломатии: «Главное слабое место г-на Путина — это его дипломатическое одиночество. У него нет такой сети альянсов и партнерств, которые связывают США и их союзников».

«Стремление вновь сделать Россию великой является неотъемлемой частью стремления сделать г-на Путина и его друзей-олигархов богатыми. Это тоже можно считать их слабым местом. Слишком много стран слишком долго помогали представителям ближайшего окружения г-на Путина обогащаться. Этому необходимо положить конец», —подчеркивал Бернс в статье «Путин переоценивает свои возможности».

«Россия наглядно демонстрирует, что слабеющие державы могут быть не менее, а то и более опасны, чем набирающие силу, и все более укрепляется в убеждении, что вновь обрести статус великой державы можно лишь путем разрушения мирового порядка, контролируемого Америкой», — писал Бернс в своих мемуарах «Невидимая сила». «Реальность такова, что в обозримом будущем наши отношения с Россией будут оставаться отношениями соперников, а временами и врагов», — заключил он в New York Times в 2017 году.

В 2013 году Бернс возглавил переговоры с Россией о выдаче Эдварда Сноудена, которые так и не увенчались успехом. Через год он ушел с дипломатической службы и был назначен президентом Фонда Карнеги — одного из старейших экспертно-аналитических центров в области международных отношений, объединяющего около 140 специалистов в 20 разных странах. 

В своем заявлении о будущем назначении Бернса главой ЦРУ Байден назвал его «образцовым дипломатом с многолетним опытом работы на мировой арене, обеспечивающим безопасность наших людей и нашей страны». «Даже в самые трудные дни Уильям Бернс умел находить достижения и светлые стороны в российско-американском диалоге, подчеркивая их, а не разногласия», — писали в «Огоньке» в 2008 году, когда Бернс вернулся в США на работу в Госдепартаменте.

 

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа