В Госдуме предложили ужесточить законы против экстремистских и нежелательных организаций. Почему это коснется сотен тысяч россиян?

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В разгар майских праздников группа депутатов одновременно внесла три законопроекта. Один из них запрещает избираться в Госдуму всем причастным к экстремистским организациям, а два других ужесточают наказание за работу с нежелательными организациями. Законопроекты, по мнению экспертов, направлены против оппозиционных организаций, в первую очередь — структур Алексея Навального, а по своей формулировке фундаментально противоречат базовым нормам права. Разбираем, что именно предложили депутаты и как это может ограничить в правах сотни тысяч россиян.

Запрет для экстремистов

 

Один из законопроектов вносит изменения в закон о выборах депутатов Госдумы и запрещает избираться всем, кто причастен к деятельности экстремистских и террористических организаций.

Экстремистской или террористической организацию признает суд. А причастными к ней, как следует из текста законопроекта, будут считаться не только учредители и работники, но и все, кто вносил пожертвования на счет организации и оказывал ей «имущественную, организационно-методическую, консультативную или иную помощь».

«Если рассматривать формулировки, которые присутствуют в законопроекте, самое важное — про тех, кто оказывает организации, признанной экстремистской, „иную помощь“, — говорит адвокат Константин Добрынин, старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, в прошлом сенатор. — Усмотрение правоприменителя у нас ничем не ограничено, и ничто не мешает ему даже лайк под постом человека, который оказался работником такой организации, рассматривать в качестве моральной поддержки или иной, как написано в законе».

При этом закон будет распространяться на тех, кто работал или имел дело с организацией даже до решения суда, признавшего ее экстремистской. Для учредителей и руководителей такой организации «срок причастности» составит три года, для остальных — один год. И это значит, что закон фактически получит обратную силу. Юристы таких прецедентов не помнят.

На практике это значит, что когда закон будет принят, отказать смогут любому сотруднику ФБК*, собирающемуся на выборы в Госдуму. О планах выдвигаться в качестве кандидата ранее объявляла юрист фонда Любовь Соболь.

«Это любопытная правовая конструкция, — говорит Добрынин. — Фактически она значит, что закон будет иметь обратную силу — и это выглядит смелой новацией, поскольку есть 54 статья Конституции (о том, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет). Я не понимаю, как депутаты будут это обосновывать и буду на это смотреть с интересом исследователя».

Согласно законопроекту, учредители и руководители экстремистских организаций не смогут выдвигать свою кандидатуру в Госдуму в течение пяти лет с момента решения суда. Остальные причастные — в течение трех лет.

«Необходимо исключить возможность использования ими парламентской трибуны и полномочий депутата для пропаганды и оправдания своих идей, а также для вербовки новых сторонников», — заявил один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Василий Пискарев.

16 апреля прокуратура Москвы подала в суд иск, в котором потребовала признать экстремистскими организациями ФБК* и штабы Навального. Следующее заседание по делу пройдет 17 мая, но Росфинмониторинг уже внес штабы Навального в перечень организаций, причастных к терроризму и экстремизму, а бывший глава сети штабов Леонид Волков объявил об их закрытии.

«По сути, решение суда будет иметь обратную силу, а не закон, — объясняет адвокат «Команды 29» Валерия Ветошкина. — В самом законе не сказано, что он будет распространять свою силу на решения суда, которые вступили в силу до момента вступления в силу закона».

Список организаций, признанных экстремистскими и террористическими, ведет Минюст. Сейчас в нем чуть меньше ста наименований, большинство составляют региональные отделения «Свидетелей Иеговы» (в 2017 году Верховный суд России признал «Свидетелей Иеговы» экстремисткой организацией и запретил ее).

Волков оценивает количество сторонников Навального, которые могут попасть под новый закон, более чем в 200 тысяч человек — столько людей перечисляли деньги организации только за последний год.

 

Под формулировку, приведенную в законопроекте, может попасть и близкий к Кремлю бизнесмен Евгений Пригожин. В июле 2020 года он пожертвовал ФБК* миллион рублей после того, как Алексей Навальный объявил о закрытии фонда из-за штрафа в 88 миллионов в пользу связанной с Пригожиным компании. Через два дня Навальный написал, что фонд отправил деньги Пригожину обратно.

«Это яркий пример реактивного законодательства, которое не устраняет пробелы в нормах, а преследует иные политико-правовые цели. Оно очень неконкретное, чрезмерно дискретное или размытое, и таит огромные возможности для правоприменителя поступать так, как ему надо в каждом конкретном случае. В этом, может быть, и есть глобальная цель — создать норму, под которую при желании можно подтянуть что угодно», — резюмирует Константин Добрынин.

Нежелательные организации

Еще два законопроекта касаются нежелательных организаций.

Сейчас уголовное дело за работу с нежелательной организацией можно возбудить только после двух административных протоколов за то же деяние, вынесенных в течение года. В новом законопроекте депутаты предлагают привлекать руководителей таких организаций к уголовной ответственности сразу.

Кроме того, депутаты предлагают признавать «нежелательными» иностранные организации, которые сотрудничают с уже признанными «нежелательными» структурами: «оказывают посреднические услуги при проведении операций с денежными средствами и (или) иным имуществом, принадлежащими иностранной или международной неправительственной организации, деятельность которых признана нежелательной».

По мнению автора законопроекта Василия Пискарева, выпускники курсов нежелательных организаций в России «пытаются организовывать незаконные акции, устраивать беспорядки, пропагандировать наркотики и вовлекать несовершеннолетних в дестабилизирующую деятельность». По словам Пискарева, «в поле зрения комиссии» сейчас находятся около 10 иностранных центров и более 40 их выпускников.

Второй законопроект, предложенный депутатами, вносит изменения в статью 284.1 УК РФ, наказывающую за сотрудничество с нежелательными организациями.

В уголовном кодексе эта статья появилась в 2015 году. В начале января 2019 года в нее внесли изменения, а спустя две недели возбудили первое дело по ней — против ростовской активистки Анастасии Шевченко. Ее обвинили в сотрудничестве с нежелательной организацией за то, что она организовала дебаты и написала пост с анонсом лекции «Открытой России». Процесс по ее делу длился почти два года, все это время Шевченко находилась под домашним арестом. В феврале 2021 года суд приговорил ее к четырем годам условно.

Один из авторов закона 2015 года депутат Александр Тарнавский, узнав об этом, извинился перед Шевченко и признал, что закон «работает неправильно» и «он негоден».

В новом законопроекте статью разделили на две части — одна касается участия в деятельности нежелательной организации, вторая — руководства такой организацией.

Для участников ответственность будет наступать после одного административного правонарушения за то же деяние, а максимальное наказание составит от одного до четырех лет лишения свободы. Для руководства ответственность будет наступать сразу, максимальное наказание — от двух до шести лет.

Понятие «участия» в нежелательной организации законодательство не раскрывает.

«По всей видимости, речь может идти о каких-то активных действиях в рамках организации, но практика показывает, что к ответственности привлекают и за участие в мероприятиях (как митингах, так и просто форумах). Не думаю, что все взаимодействующие с руководителем будут под угрозой, но если они будут делать что-то „на благо“ этой организации, то у них могут быть проблемы», — говорит адвокат Валерия Ветошкина.

«Конечно, это не совсем нормальная ситуация, — добавляет она. — Даже если отбросить все околополитические нюансы, то люди, взаимодействуя с организациями, должны на этот момент понимать, какие последствия могут для них наступить. А теперь получается, что никто вообще ничего спрогнозировать не может».

Сейчас в перечне Минюста 31 нежелательная организация. «Открытая Россия» находится в нем с 2017 года, а последней — в декабре 2020 года — в него внесли Ассоциацию школ политических исследований при Совете Европы. 

Ассоциация включает около 20 школ в разных странах, в том числе — Московскую школу политических исследований. Она существует с 1992 года. Ее выпускниками стали тысячи человек, среди которых есть депутат Госдумы от «Единой России» Ирина Яровая. А член Совета Федерации Константин Косачев состоял в попечительском совете организации.

Депутаты против иностранного вмешательства

Законопроекты внесла группа депутатов из восьми человек. Среди них — депутат Василий Пискарев, возглавляющий комиссию Госдумы по расследованию фактов иностранного вмешательства во внутренние дела России.

Под руководством Пискарева комиссия находила «факты оправдания экстремистской деятельности, пропаганды наркотиков, распространения призывов к незаконным акциям и переписывания истории» в деятельности «Радио Свободы»* и заявляла о вмешательстве иностранных НКО в российские выборы в 2016 году.

Еще один автор законопроектов Адальби Шхагошев в 2019 году обнаруживал «виртуальные лагеря» для подготовки организаторов протестных акций.

Один из авторов законопроекта депутат Госдумы Николай Рыжак объяснил Дождю, что перед осенними выборами активизируются «наши недруги», которые «бьют в молодежь». К числу «недругов» Рыжак отнес «членов неправительственных организаций, зарубежно-пропагандистские центры и всякие „Медузы“», за которыми «стоит пропагандистская машина Запада».

«Это уже не вопрос надругательства над правом, — говорит Константин Добрынин. — Это просто новая политико-правовая реальность. Когда вы смотрите на подобное законодательство, вы должны видеть некий законодательный посыл гражданам со стороны власти. Он достаточно прост: мы будем определять, как именно вы будете ограничены в правах и с какого момента. Россия фактически ушла в свободное плавание и взяла курс не на изоляцию, а на полную автономность во всем — и в логику новой государственной стратегии эти законы вполне укладываются и с гражданским обществом никто их обсуждать не собирается».

Фото: пресс-служба Госдумы РФ / ТАСС

*По решению Минюста России ФБК включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента; «Радио Свобода» включено в реестр СМИ, выполняющих функцию иностранного агента

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Tarasov Alexandr

    Люберцы
    20.06.2020

    Сократили. Денег нет!!!

    Помочь
  • денис караваев

    нижнитроицк
    13.11.2020

    тяжёлое финансовое положение

    Помочь
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде