«Не вернуться назад означало бы, что Путин достиг своей цели»: Навальный дал интервью Der Spiegel. Цитаты

1 октября, 14:08 Анна Благая
37 555

Алексей Навальный дал большое интервью немецкому изданию Der Spiegel — первое после отравления. Он рассказал о своем состоянии, разговоре с Ангелой Меркель и планах вернуться в Россию. Главные цитаты политика читайте в нашем материале.

Фото: Евгений Фельдман / фотопроект «Это Навальный»

Об отравлении

К моему отравлению причастен лично президент России Владимир Путин, поскольку применить нервно-паралитическое вещество «Новичок» могут только по приказу высшего руководства России. Я утверждаю, что за этим преступлением стоит Путин, у меня нет других версий произошедшего. Я говорю это не для того, чтобы польстить себе, а основываясь на фактах. Самый важный факт — «Новичок». Приказ о его применении или изготовлении может исходить только от двух человек — руководителя ФСБ или Службы внешней разведки.

Судя по всему, «Новичок» нанесли на предмет, к которому прикасался только я. Это могла быть раковина, душ или мой мобильный телефон. Следы вещества, оставленные на бутылке с водой, были неопасны, там было минимальное количество яда. Его мог коснуться любой человек, не получив никакого вреда.

Кремль в конечном итоге разрешил перевезти меня в Германию, поскольку власти не хотели придавать мне «статус жертвы». Если бы я «погиб в Омске или получил там непоправимый урон», ответственность бы за это несли российские власти.  

О своем состоянии

Сейчас мне намного лучше, чем три недели назад, и с каждым днем ​​становится все лучше. Совсем недавно я мог подняться только на десять лестничных пролетов, а теперь — могу подняться на пятый этаж. Самое главное — вернулись умственные способности. Мое последнее упражнение — встать на одну ногу и вытянуть другую ногу вперед, я тренирую это каждый день. На самом деле это упражнения, которые делают в парке 90-летние.

Моя повседневная жизнь сейчас однообразна — тренировки каждый день, утренние прогулки в парке, затем упражнения с врачом, а вечером снова прогулки.

Врачи говорят, что я могу восстановиться на 90 процентов, может быть, даже на 100 процентов, но никто не знает этого точно. Получается, я — что-то вроде подопытного кролика, не так уж много людей, за которыми можно наблюдать, как они продолжают жить после отравления нервным боевым веществом. Когда-нибудь обо мне, наверное, напишут в медицинских журналах.

Раньше я смеялся над людьми, у которых проблемы со сном, потому что у меня самого их никогда не было. Но потом случились кома, наркоз, отвыкание от препаратов и длительное состояния, когда я не спал и не бодрствовал. С тех пор я не могу уснуть без снотворного.

О возвращении в Россию

Не вернуться назад означало бы, что Путин достиг своей цели. И моя работа сейчас — оставаться парнем, который не боится. И я не боюсь! Если у меня и трясутся руки, то не от страха, а от всей этой дряни. Я не буду дарить Путину такой подарок.

Я не хочу быть «лидером оппозиции в изгнании»,  я — политик, который призывает к конкретным действиям и сам разделяет все риски. После возвращения в Россию я продолжу вести свой ютьюб-канал, ездить по регионам России, останавливаться в гостиницах и пить воду в номерах. А что еще делать? В любом случае, не так уж много можно сделать против путинских невидимых убийц.

О встрече с Ангелой Меркель

Это было на прошлой неделе — совершенно неожиданно дверь открылась, вошел мой врач и Меркель. Это была частная встреча, в кругу семьи, там были моя жена Юлия и мой сын Захар. Детали я не могу рассказать, но мы не обсуждали ничего секретного или сенсационного. Визит был жестом.

Я был впечатлен тем, насколько хорошо она знает Россию и мою ситуацию. Некоторые детали она знает лучше меня. Она действительно глубоко понимает, что происходит в России. И когда с ней разговариваешь, понимаешь, почему она так долго находится во главе Германии. В ответ на благодарность Меркель сказала: «Я выполняла только то, что было моим долгом».

О заявлении властей России

Они требуют, чтобы Германия предоставила им медицинские анализы, требуют пробы крови, хотя в Омске должно было остаться много моих образцов крови (власти России называют версию об отравлении Навального безосновательной, поскольку Германия не передала результаты его анализов — прим. Дождя). Они, конечно, не хотят заниматься этим делом. Они просто представляют немецкое правительство в худших красках, позже наверняка последует обвинение в том, что Ангела Меркель лично отравила меня «Новичком».

Если бы за моим отравлением стоял не Путин, все было бы гораздо хуже. Одной чашки «Новичка» достаточно, чтобы отравить всех пассажиров станции метро в Берлине. Если доступ к боевому агенту имеют не три человека, а 30, то это глобальная угроза. Это было бы ужасно.

 

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Популярное у подписчиков Дождя за неделю