17 мгновений Путина. Что хочет сказать президент, примеряя новые образы и амплуа

26 марта, 19:14 Юлия Таратута
1 607

После своего обращения к нации на фоне пандемии коронавируса, Владимир Путин отправился в Коммунарку, где содержат зараженных пациентов. Юлия Таратута — о других геройских акциях на камеру, подводных приключениях и запоминающихся жестах президента, а также что они предвещают. 

Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

Ровно 19 лет назад, в интервью «Ъ», имидж-мейкер первых выборов Путина Ксения Пономарева рассказывала, что ее клиент был не очень пластичный — в отличие от Ельцина не любил играть роли, зато любил разную технику, которая летает, плавает или едет. Это он сам, говорила Пономарева, это его желание. Штаб скорее сдерживал: уже и полетали, и все костюмы и формы перепробовали, шлемы надевали — хватит.

Образ президента Путина лепили по кинообразу разведчика Штирлица. Будто бы даже проводили соцопрос, который показал, что люди к герою «17-ти мгновений» относятся с большой симпатией, то есть сомнительное для 90-х прошлое – работа в спецслужбах, оборачивалось как бы на пользу новому президенту. Путин — это не просто агент, а наш, народный агент в верхах. 

Сложно сказать, как взаимодействовали эти два образа — быть может, в минуты экстремальных экспериментов на сцену просто выходил агент 007. Он и совершал подвиги разной степени тяжести. Например, в августе 2009 года — Путин тогда был премьером, — он погружался на батискафе «МИР» на дно озера Байкал. Путину тогда дали подержать в руках кусок газогидрата — льда, по составу похожего на газировку с метаном, который можно поджечь. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю