Владимир Федорин: соглашение с Россией для Украины неприемлемо, потому что фактически является введением внешнего экономического управления

Макеева
19 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Из студии «Громадьске ТВ» в Киеве журналист «Украинской правды» Мустафа Найем, бывший главный редактор «Forbes Украина» Владимир Федорин и генеральный директор инвестиционной компании Concorde Capital Игорь Мазепа обсудили с Марией Макеевой условия, на которых был предоставлен кредит Украине и снижена цена на газ.

Макеева: Пока сохраняется интрига условий соглашения: на каких все-таки условиях предоставлен кредит, снижены цены на газ. Гадают все и у нас, и у вас, я так полагаю, что это могут быть за условия. Вот мы сейчас слушали, как отвечают на этот вопрос киевляне на улицах в центре города на вопрос нашего корреспондента, хотелось бы узнать ваши версии.

Мазепа: Если говорить об экономических условиях, по крайней мере тех, которые сейчас известны, очевидно, что это суперльготный кредит, который даже по цене в 2 или 2,5 раза дороже Украина вряд ли могла привлечь где-то на стороне на рынке. Это если мы говорим о ставке 5% и она действительно подтвердится. Во-вторых, очень сильно настораживает срок данного кредита – 2 года. Обычная практика мировая, если это займ больше миллиарда долларов – это большие деньги для того, чтобы его возвращать. Поэтому обычно закладывается период от 5 до 7 лет для того, чтобы страна или заемщик могли провести серьезные работы, подготовиться заработать эти деньги и потом по-честному отдать. Поэтому, даже сейчас на этапе того, что вроде бы на Украину свалилась манна небесная с огромным количество ликвидности, уже возникает вопрос, а каким образом правительство будет отдавать это в 2015 году, из каких источников. Это остается самым главным и большим подозрительным моментом.

Федорин: Я добавлю, что, по сути, речь идет не о кредите разовом, не о разовой помощи, скидке на газ, а, по сути, о кредитной линии и, если угодно, газовой линии. Потому что, как мы знаем, деньги будут представляться несколькими траншами, совершенно очевидно, помимо того, как заемщик выполняет какие-то условия, и поправки к газовому соглашению тоже, как мы слышали будут приниматься в ежеквартальном режиме. Я это уже назвал для украинской аудитории частичным введением внешнего финансового управления.

Макеева: Мустафа, не хотите своими версиями поделиться сами?

Найем: Я, к счастью, тут журналист. Все версии, которые сказали наши гости, вы уже слышали. Самая главная версия освещена в РИА «Новости» о том, что это фактически оплата того, что Украина отказалась от подписания соглашения. Все остальное, как вы видите, - это временное явление, то есть на квартал и на год. Я так понимаю, у Владимира Путина нет гарантий, что Янукович победит, иначе это были бы долгосрочные соглашения. Кроме того, очевидно, что контракт, который был подписан Тимошенко, он не изменился. То есть ничего не поменялось, и мы остаемся в той же нулевой ситуации и это временные какие-то договоренности.

Макеева: Вернулся ли Виктор Янукович в Киев? Как его встретят? Лидеры оппозиции так резко высказывались. У нас сейчас в топе Twitter твит Кличко по поводу того, что он вызывает на бой Януковича. Его прямо с кулаками будут встречать? Это резко вообще встречают все без исключения или кто-то его будет встречать как победителя в Киеве?

Федорин: Мне кажется, что вопрос с Киевом для Виктора Януковича решен однозначно и безвозвратно 30 ноября. То есть, что бы теперь нынешний президент ни привозил в Киев, подавляющее большинство киевлян не будет относиться к этому хорошо. Вторая вещь, учитывая такую отчасти врожденную, отчасти приобретенную оппозиционность в столице, да я слышал от многих коллег, от финансистов, от представителей среднего класса, что, по сути, сделка Януковича с Путиным – это некая личная уния, направленная исключительно на решение личных проблем каждого из подписантов. Владимиру Путину важно оставаться драйвером восстановления такого постсоветского пространства вокруг Москвы. Януковичу важно иметь шанс на то, чтобы оставаться в игре, если бы внезапно началось банкротство Украины, о чем многие говорили до этой поездки. Понятно, что Януковичу светили не то что перевыборы, но и были серьезные риски не досидеть до конца своего срока.

Мазепа: Президент действительно принес стране временное облегчение. Очевидно, что снялся напряг предстоящего дефолта, либо неспособность погашать долги, неспособность платить пенсии, заработные платы. Скорее всего, на ближайший год, наверное, вопрос бюджетного дефицита будет каким-то образом решен из-за доступа к таким деньгам.

Найем: Сегодня этот бюджет утвержден Кабинетом министров. То есть, один день понадобился на то, чтобы создать этот бюджет.

Мазепа: Для страны пока что это временное, очень краткосрочное облегчение. Если мы говорим про долгую перспективу, то мы сейчас уже видим, что газа будет закупаться 33 млрд кубов, а не 24. То есть ни о каком энергосбережении, ни о какой модернизации речи не идет, потому что просто больше нет мотивации потреблять меньше этого топлива. Это говорит о том, что никаких реформ, которые требовались между разного рода инвесторами и МВФ, которые действительно необходимы, скорее всего, в этом году точно не будет и, скорее всего, в следующем году точно не будет, тем более это предвыборный год. А это несет уже риски на следующие 2015 и 2016 года. Это оставляет много вопросов, каким образом все-таки Украина будет погашать вот эти долги дальше. Слишком короткий срок.

Найем: Скажите, крупный бизнес, я говорю про олигархов, которые держат и политическую ситуацию, контролируют – Ахметов, Пинчук, Фирташ, – для этих людей контракты это плюс? Они тоже не видят этой долгосрочности или они видят в этом какую-то конкретную свою выгоду? 

Мазепа: Я думаю, для них ничего не меняется. В коротком периоде это очевидный плюс. Плюс в оставлении вот этой негативной тенденции с дефицитом бюджета  или возможности погашать долги, и плюс в том, в том числе, что в какой-то мере открываются российские рынки для украинских производителей.

Найем: То есть бунта олигархов у нас не будет?

Мазепа: Я думаю, что они благосклонно восприняли эти новости и с радостью. Я думаю, что, будучи долгосрочными ребятами, скорее всего они будут заинтересовывать в том, чтобы дальше эти реформы проводились. Но при этом должен отметить, что очень мало аргументов у них повлиять на экономическую политику властей, и очень мало мотивации у экономических властей проводить эти реформы.

Федорин: На самом деле это прекрасно, что Кабмин принял проект бюджета за один день, но обратите внимание, что, по сути, имеет место схема принятия регионального бюджета Бурятии или еще кем-то. Потому что это – ура! – в Украине появился бюджет после того, как Российская Федерация приняла свои бюджетные решения. Я думаю, что это на самом деле уникальный прецедент для постсоветской истории, когда независимая страна встраивается в бюджетный процесс другой суверенной страны.

Макеева: В общем, мы все и без РИА «Новостей» догадались, что, конечно, кредит и снижение цены на газ имеют отношение к подписанию или неподписанию соглашения об ассоциации с ЕС. Ну, вот информация, которая мне на лентах других информагентств встречалась, это о том, что украинские власти хотели получить у МВФ кредит в размере около 15 млрд и была такая возможность, но МВФ, мол, поставил жесткие условия: Киев должен сделать более гибким валютный курс, сократить госраходы, повысить тарифы на электроэнергию. Я не знаю как вы, здесь все уверены, что есть какие-то дополнительные условия со стороны России тоже. Почему, как вы считаете, руководству Украины российские условия представляются более мягкими, чем вот эти условия МВФ?

Мазепа: Эта тема не нова. На самом деле, выполнив вот эти все требования МВФ, Украина в течение 9, может быть, 12 месяцев уже сама не нуждалась бы вообще ни в каких деньгах. То есть, существенно улучшила бы свой текущий платежный баланс, существенно улучшила бы состояние бюджетного дефицита и получила бы более конкурентную экономику буквально через 6-9 месяцев и при этом бы еще получила самые дешевые деньги в мире. Там цена 2,5%...

Найем: То есть в 2 раза меньше, чем мы отдали сейчас?

Мазепа: Да. И разница между любой ценой, по которой Украина заимствует деньги с рынка, будь то 5% от России или 8% в начале этого года с открытого рынка. И 2,5 – это та плата, которую правительство платит за отсутствие политической воли проводить вот эти реформы. Наверняка это происходит, скорее всего, в преддверии выборов.

Найем: Правильно ли я понимаю, что если бы мы через 9 месяцев получили деньги МВФ, то рейтинг действующей власти был бы меньше за счет того, что проводила бы эти реформы?

Мазепа: В коротком периоде, наверное, 2-3% - да, но через год он бы просто взлетел, потому что люди начали бы даже на себе ощущать вот эти позитивные шаги.

Мазепа: То есть, фактически мы поменяли политические риски на финансовые риски?

Федорин: Я считаю, что науке ответ на ваш вопрос неизвестен, просел бы рейтинг или не просел бы. Потому что одновременно с повышением цен на газ для населения, а эти расходы в семейных бюджетах занимают незначительную часть и продолжали бы занимать незначительную часть, если вот эту непопулярную меру дополнить популярной, например, борьбой с коррупцией, борьбой с произволом милиции, любых других чиновников, я думаю, что мы бы и без ожидания окончания программы с МВФ получили бы гигантский рост рейтинга действующей власти. Почему действующая власть этого не делает – это хороший вопрос. Я думаю, самый простой и обывательский ответ – потому что плохой предпринимательский климат, произвол чиновников, коррупция сплошная. Наверное, какое-то она имеет ко всему это отношение и трудно бороться с этим.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.