Дождь в Крыму. «Когда мы получили его тело, то не знали, что был подписан меморандум». Год назад крымский татарин Решат Аметов был найден мертвым после пикета. Интервью с его братом

Макеева
19 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
Крым

Комментарии

Скрыть

18 марта 2014 года, крымский татарин Решат Аметов был найден мертвым после пикета. Мария Макеева поговорила с его братом Рефатом Аметовым спустя год после тех событий. 

Макеева:   Расскажите, что случилось год назад с вашим братом?

Аметов:  Год назад, 3-го числа был похищен мой брат, Аметов Решат. Он считал нужным выразить свое личное мнение, он пошел на площадь Ленина перед зданием Совета министров Крыма и просто встал перед некими солдатами, вернее, вооруженными людьми. И просто стоял, без каких-либо лозунгов или высказываний, после чего через два часа неизвестные люди в форме новообразованной так называемой самообороны схватили его и повели к автомобилю, на котором увезли в неизвестном направлении. 15 числа его труп уже нашли в Белогорском районе. 18-го числа мы получили тело брата и похоронили его.

Макеева:  То есть ровно род назад были похороны.

Аметов:  Год назад, 18 числа, я тогда и не знал, что в этот день как раз и был подписан указ, да?

Макеева:  Меморандум о присоединении Крыма к Российской Федерации.

Аметов:  Да, некий закон о присоединении Крыма. Я до этого и не думал никогда, пока не узнал, что, оказывается, именно 18-го произошло это, и меня в очередной раз удивило это жуткое совпадение. Мне всегда казалось такой удивительной вещью, что после 9 мая всегда следует 18 мая. Это всегда меня удивляло, каждый год. А то, что произошло сейчас — это просто какой-то символ жуткий.

Макеева:  Было следствие?

Аметов:  Следствие было, оно недавно приостановлено.

Макеева:  На каких основаниях?

Аметов:  Приостановлено, потому что следствие не может найти убийц. Все, оно не может. При всей его силе и при всех тех известных фактах и видеосъемке и, так сказать, доброжелательном отношении руководства обороны, оно не может установить убийц.

Макеева:  Доброжелательное отношение — это что?

Аметов:  В самом деле, и в кавычках тоже.

Макеева:  Сейчас они готовы как-то содействовать, чтобы расследование велось? Вы это имеете в виду?

Аметов:  Ну, как бы да. Ну, я так считал. Потому что мне они шли навстречу, когда я искал брата. Но судя по тому, как все повернулось, скорее всего, там просто образовалась некая круговая порука, которая завела следствие в тупик.

Макеева:  Ваш брат Решат был политическим деятелем, активистом?

Аметов:  Нет, он не был политическим деятелем и даже активистом.

Макеева:  Расскажите о нем, кем он работал?

Аметов:  По образованию он был инженер-строитель. Ну и просто занимался стройкой, частным образом или на предприятиях. По-разному. Как всякий человек он интересовался политикой, жизнью. Была у него такая позиция, он был законник, который все хотел сделать по закону. И 3-го числа он вышел, потому что 3-го числа разрешили там быть. До этого было объявлено, что проход в этом месте запрещен. Он не выходил. Буквально за два дня до того, как он вышел, он мне вдруг сказал, что пришло время выйти на площадь. Ну, я понимал, что это такое, и такой ужас пронесся у меня. Но я знал, что он это может сделать. И я попытался сбить это. Я говорю: «Вот как раз сейчас и не стоит». Он промолчал, а потом сам вышел. Но опять же, смотрите, именно тогда, когда разрешили проход, он вышел туда и просто стоял, без лозунгов, без ничего. Вышел один, потому что знал, что с ним никто не пойдет. И он написал в фейсбуке, это последняя его строка, он написал: «А я завтра выйду на площадь. А вам слабо?».

Макеева:  Вы говорите, что он знал, что за ним никто не пойдет. А почему?

Аметов:  Это сложная тема, но я тоже знаю, что никто бы не пошел. Мой брат был единственным человеком, который… Это был единственный человек. Все остальные — это придуманная история или искаженная слегка. Украина считает, что он вышел за нее, я считаю, что он вышел за наш народ.

Макеева:  У него осталась семья?

Аметов:  Да, трое детей, младшей — год и три месяца.

Макеева:  Помогает как-то община или это на ваши плечи?

Аметов:  Что касается помощи, много людей оказались неравнодушными и среди крымских татар много, но по своей массе, это, конечно, Украина. Да. Я видел людей, которые приходили пешком и приносили вещи и деньги. Это было удивительно. Тогда же в марте приезжали на такси откуда-то из Ивано-Франковска, это было удивительно, конечно.

Макеева:  Как вы дальше видите свою судьбу? Вы останетесь здесь?

Аметов:  Ну конечно, я останусь здесь. Во всяком случае, пока я не вижу повода покидать Крым. С другой стороны, я хочу, чтобы нашли убийц. И сейчас уже идут разговоры, что мой брат вышел. Да, он был там, то есть если поначалу это интерпретировалось как одиночная акция, то теперь это интерпретируется как провокация. То есть такой крен пошел.

Макеева:  Документируется кем? Тогда должны быть материалы следствия?

Аметов:  Я слышал такой разговор. Вот такой признак. Я хочу подать в суд на это определение людей, которые теперь уже… Но как бы такая обстановка, я настаиваю на продолжении, а ее как бы склоняют к этому. Честно говоря, я не знаю, что будет дальше. Трудно предсказать. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.