Александр Генис: «Люди, которые отдали уже завоеванную свободу, — это нечто новое и интересное для американцев»

20 февраля 2015 Мария Макеева
8 654

Мария Макеева поговорила с писателем Александром Генисом из Нью-Джерси. Обсудили разницу в отношении американцев к России и то, насколько отличается сегодняшний россиянин от советского человека образца 70-х годов.

Макеева: Скажите, вы ощущаете за последний год изменение отношения американцев к России и, может, расскажете о более продолжительной динамике, ведь вы в США очень давно – с 1977 года.

Генис: Да, конечно, я ощущаю, каждый ощущает. Еще совсем недавно Россия была на задних полосах газет, и когда Митт Ромни, кандидат в президенты, сказал, что Россия представляет самую большую опасность для Америки, его посчитали дураком. Сегодня об этом часто вспоминают все, потому что он оказался прав. Это было совершенно неожиданно. Россию привыкли видеть страной, которая была второго мира, а теперь она стала между первым и третьим – она никак не может решить, каким миром она хочет стать. И поэтому Россия не была в центре внимания американцев до тех пор, пока не началась агрессия Путина, и это в корне изменило дело, и мы видим статистику, о которой сейчас говорят, она, конечно, поразительна.

Те страны, которые Америка считала своими врагами – Северная Корея, Ирак – они давно были врагами, они и 20 лет назад были врагами, ничего нового в этом нет. Но Америка совсем недавно, еще три года назад, не считалась врагом, она считалась, скорее, другом или партнером. И это изменение ощущается всюду. Я бы не сказал, что это ощущается на улицах, но, конечно, и дня не проходят, чтобы все мои американские друзья не спросили, а что думают те люди, которые поддерживают Путина? И это, конечно, огромный вопрос для американцев.

Одно дело – люди, у которых нет свободы. Это нормально, много стран с диктаторскими режимами в мире, и все они живут без свободы и живут. Но люди, которые отдали уже завоеванную свободу – это  нечто новое для американского сознания, и поэтому они очень остро интересуются этими проблемами. Во всяком случае, я говорю о тех местах, где обсуждаются эти политические проблемы.

Например, в газете The New York Times. Это самая влиятельная газета в стране, а, может быть, и в мире. И в это воскресенье в газете в воскресном приложении будет огромный материал. Они провели эксперимент: они предложили Гари Штейнгарту – это американский писатель русского происхождения, самый известный сейчас из наших соотечественников за границей – неделю провести с русским телевидением наедине. Это очень интересная история. Его посадили в роскошном отеле, и он должен был 7 дней подряд смотреть российское телевидение. Он рассказывает о своем опыте. Они пытались понять, что русские люди думают, когда они видят телевизор.

Макеева: А он говорит по-русски?

Генис: Да, конечно, он наш соотечественник, он родился в России, он приехал в Америку мальчиком, стал здесь знаменитым писателем. В России он неизвестен или малоизвестен – Гарик Штейнгарт, но в Америке он самый известный писатель русского происхождения на сегодня. И вот он смотрит неделю телевизор. И к какому выводу он приходит. Он давно это подозревал, что русское телевидение построено на двух вещах – с одной стороны, это политика, которая рассказывает о позиции Кремля, а с другой стороны – это масскульт, причем западный масскульт.

Штейнгарту это особенно забавно, потому что он говорит, что как будто он попал в Америку 70-80-х годов. Там поют Том Джонсы, там существует так, как будто в машине времени все осталось. То есть, масскульт плюс политическая пропаганда. И к какому выводу он пришел? Он говорит: «Вся задача русского телевидения сводится к одной цели – убедить русских людей в том, что они живут по-прежнему в сверхдержаве».

Есть такая сверхдержава, она супердержава, она такая же, как Америка, поэтому антиамериканизм в России построен именно на этом, что до тех пор, пока Россия и Америка, две сверхдержавы, которые спорят между собой, то российское самолюбие осталось таким же, как оно было, оно не уязвлено проигрышем в холодную войну. Хотя, я лично считаю, что никакого проигрыша не было, а был выигрыш, что Россия освободилась от коммунизма. Но не все так считают, видимо. Так или иначе, этот материал должен объяснить американцам, почему 80% поддерживают агрессию Путина, который разорил страну и окружил ее врагами. Для Америки это абсолютно непонятно.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю