Мама, мы все тяжело больны.

Психические расстройства жителей большого города
Круглый стол
22:23, 9 июня
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть

На Западе, где действует принцип «рассказывай всё и всем делись», появляется всё больше людей, которые открыто говорят о своем психическом здоровье и преодолевают стигму, вызванную их диагнозами. В России это скорее показатель слабости или повод для анекдота. Однако жизнь в большом городе тяжела, и здесь легко стать, как минимум, невротиком. Как понять, что это не просто плохое настроение или усталость, а что тебе нужна помощь, и как решать эту проблему?

Вместе с Марией Макеевой разложили по полочкам не только депрессию, но и другие распространенные заболевания клинический психолог Денис Букин, врач‑психиатр, завкафедрой психиатрии медицинского университета имени Пирогова Андрей Шмилович, а также авторы книги «​С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города» Дарья Варламова и Антон Зайниев.

 

Эндрю Соломон, писатель: В 1994 я понял, что теряю интерес практически ко всему. Я не хотел делать ничего из того, что раньше мне хотелось, я не знал почему. Противоположность депрессии — не счастье, а жизненная энергия, и именно она покидала меня в тот момент.

Джерар Гровс: Привет, меня зовут Джерар Гровс. В 15 лет мне диагностировали синдром Аспергера — разновидность аутизма. СМИ многие воспринимаю, например, аутизм, как что-то не позволяющее человеку жить полноценной жизнью. Я, как высокофункциональный аутист, не сталкиваюсь с такими серьезными препятствиями, как люди в более серьезном положении, поэтому хочу продемонстрировать, как мой диагноз улучшает и обогащает мою жизнь.

Рейчел Стар: Привет всем. Это Рейчел Стар, и в этом видео я отвечу на вопросы, поступившие после предыдущего поста «Задай вопрос шизофренику». Попросила задать любые вопросы мне, так что сейчас отвечу на все, у меня много ответов. Спасибо большое, мне очень приятно, что у многих появились вопросы, так что, во-первых, для тех, кто не в курсе, я страдаю параноидной шизофренией.

Макеева: Девушку, которую вы только что видели, зовут Рейчел Стар Уизерс. И галлюцинации у нее начались, когда она была еще ребенком, она видела, как манекены в витринах снимают шляпы и отчетливо слышала, как громко тикают не существующие часы. Рейчел — шизофреник, она ведет об этом видеоблог на YouTube. На Западе, где действует и все более распространяется принцип «рассказывай все и всем делись», появляется все больше и больше людей, как Рейчел, а также Джерар Гровс или Эндрю Соломон, вы тоже его видели, он ни много ни мало читает лекцию TED о своей депрессии, полную версию этой лекции найдете на сайте Дождя, пользуясь случаем, напомню всем. Эти люди открыто говорят о психическом здоровье и преодолевают стигму, вызванную их диагнозами. Это нелегко. В России это, скорее, показатель слабости или повод для анекдота, между тем, жизнь в большом городе тяжела, тут легко стать, как минимум, невротиком, и что же делать, как понять, что не просто плохое настроение или усталость, а что тебе нужна помощь? Как решать эту проблему? Мы об этом поговорим в течение ближайшего часа на Дожде.

Дарья и Антон, я так немножко для зрителей скажу, поскольку я читала книгу и описание вас в том числе — выпускники Высшей школы экономики, Дарья при этом журналист, Антон — бизнес-аналитик, объединились для написания этой книги, о чем рассказывают сразу же в первой главе, потому что оба в разное время сами пережили клиническую депрессию, в связи с чем подробно изучили этот предмет. У депрессии, благодаря голливудским фильмам, может быть, нет такой стигмы, как у каких-то других расстройств, например, шизофрении даже. Но все же открыто об этом говорить и называть себя в предисловии книги пациентами, наверное, не очень легко, я так предположу.

Зайниев: По моим ощущениям, лишь мое восприятие такое, что человек, переживший депрессию, ничем не отличается от человека, который в целом пережил, например, тяжелую простуду, сильную пневмонию. То есть это, по моему ощущению, в целом неприятная болезнь, но от которой есть способы излечиться, и которая, в общем-то, не то чтобы накладывает на человека какую-то печать на всю жизнь. Поэтому лично для меня этот каминг-аут не то чтобы какой-то большой героический поступок, то есть об этом не принято говорить, но это не то, за что показывают пальцами, и поэтому, в общем, я в этом не вижу, если честно, ничего героического.

Варламова: Бесполезно вообще, мне кажется, было бы начинать разговор о дестигматизации психических расстройств и при этом как-то скрывать собственные проблемы. Но у меня случай немножко сложнее, потому что вообще у меня биполярное расстройство, то есть депрессия — это только одно из проявлений биполярного расстройства. И в книге я не стала об этом писать, но сейчас решила, что все-таки буду рассказывать об этом, но в целом люди нормально реагируют. Я знаю довольно много людей с разными расстройствами среди интеллигенции, в творческой среде — это прекрасные, милые люди, которые, если вы встретите их на вечеринке, вы никогда не подумаете, что что-то с ними не так. И все эти люди они переживают какие-то проблемы, и как раз было важно показать, что мы нормальные, у нас есть чувство юмора, есть мозги, мы можем говорить нормально о каких-то таких вещах, и чтобы люди поняли, что психические расстройства — это не какие-то кошмары из Кащенко, а явления, которые на разном уровне сложности  существуют вокруг нас.

Макеева: Вопрос к специалистам сразу, в книге об этом много говорится, о том, свойственно ли, более ли склонны  расстройствам люди творческие или жители больших городов и/или жители больших городов?

Букин: Нужно разделять психические заболевания и пограничные расстройства. К пограничным расстройствам, пожалуй, люди больших городов более склонны, а к психическим заболеваниям, там, где вступает уже органика мозга и нервной системы, скорее, и там, и там одинаковая статистика. Если говорить о творческих людях, то здесь, наверное, такая ситуация, что люди с биполярным расстройством, с расстройством со стороны настроения, скорее, чаще идут в творческие профессии, бывают периоды, когда у них на это больше энергии, есть такое ощущение. То есть тут, наоборот, не люди творческих профессий чаще имеют такие расстройства, а, скорее, они приходят...

Макеева: То есть творческая профессия — не причина, а следствие?

Букин: Да, она, скорее, следствие.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.