«Россия будет залезать Лукашенко в желудок все дальше»: как Путин незаметно поглощает Беларусь

В новом выпуске программы «Котрикадзе иностранных дел» Екатерина Котрикадзе обсудила с политологом Владимиром Пастуховым ситуацию в Беларуси и возможное поглощение страны Россией — почему Владимиру Путину не так нужна юридическая интеграция и он готов довольствоваться фактическим подчинением Александра Лукашенко интересам Москвы?

Можно ли говорить о том, что Путин воспользуется возможностью и интегрирует-таки максимально глубоко Беларусь в состав Российской Федерации?

Вы знаете, мне кажется, что мы находимся в плену ― и сами себя в этот плен добровольно загоняем ― довольно, скажем, необъемных представлений о том, какие цели политики Путина, чего он добивается, чего он хочет и так далее.

Во-первых, по поводу виляний Лукашенко. Никогда не говори «никогда». То есть для меня, например, большим удивлением был тот факт, что Европа отказала в трехмиллиардном кредите Беларуси. Все удивляются, что она отказала, а я, как человек, наверно, выпавший из контекста, с большим интересом подумал, что после всего того, что было в Беларуси в течение этого года, они еще и давали ему три миллиарда? Понимаете, о чем вы говорите? Если они до сих пор, спустя погромы в Минске августа прошлого года, спустя все то, что мы знаем про Окрестина, продолжали спонсировать Беларусь, камон, значит, на самом деле пределов никаких нет. Поэтому я…

То есть танцы будут всегда, они связаны не с Лукашенко, а с позицией Европы. Европа все время будет колебаться, все время будет думать. Насколько я знаю, позиция даже разных европейских стран по поводу санкций в отношении пролета по территории Беларуси была отнюдь не у всех одинаково быстрой. Кто-то сказал, что да, мы должны это сделать, кто-то сказал, как Германия: «Давайте вдумаемся, но сделаем», а кто-то тихо в локоть себе говорил: «А вообще почему это нас должно касаться? Нам удобно летать так, и мы будем так летать».

Поэтому танцы будут всегда.

А кто это, например, говорил, если вы в курсе?

Насколько я понимаю, позиция Дании была, скажем, не такой однозначной в этом вопросе. Я могу перепутать, но, скажем…

Были, в общем, такие.

Да, реакция стран, они просто смотрели на всю эту ситуацию с точки зрения конечных интересов своих авиалиний. Поэтому дело вовсе не в Лукашенко, а дело в тех сигналах, которые дает Европа. Они были и остаются неоднозначными.

Что касается Путина, тоже мы считаем, что Путин спит и видит, скажем, включить Беларусь в состав России, сделать ее Белорусской ССР номер два или аналогом Смоленской области. Мне кажется, что это все тоже неоднозначно, потому что, в общем, время-то другое. Ему важно контролировать какие-то базовые позиции, то есть военные базы, скажем, интеграцию спецслужб, скажем, постоянное уже однозначное представительство, например, ФСБ России в КГБ Беларуси, контроль совместной границы, объединение баз данных, контроль реэкспорта.

То есть он может вполне оставить какие-то игрушки суверенитета Лукашенко и не добиваться такого унизительного аншлюса. Понимаете, Путин разнообразен, он, в принципе, готов бороться за реальные, а не только идеологические достижения, поэтому, с моей точки зрения, наиболее предсказуемый путь ― это не юридическо-политическая, а фактическая такая интеграция за счет того, что Россия будет залезать Александру Григорьевичу своей рукой в желудок все дальше и дальше и доставать до самых печенок, но при этом это будет его же выбор.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы