Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Друзья России на Западе: кто выступает против новых санкций в отношении Москвы

1 февраля, 20:36 Алина Дидковская
4 350
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Германия требует, чтобы пакет санкций против России не включал меры в отношении энергосектора, об этом сообщает агентство Bloomberg. В ФРГ опасаются, что поставки энергии в Европу окажутся под угрозой. Вообще сотрудничающие с Россией немецкие компании не рады перспективам введения масштабных ограничительных мер. Некоторые из недовольных предприятий крайне влиятельны, они умеют лоббировать свои интересы в Бундестаге и ведомстве канцлера. Не только представители немецкого бизнеса сомневаются в целесообразности разрыва экономических отношений с Москвой. Кто против санкций — выясняла Алина Дидковская.

Американские и европейские политики едва ли не каждый день обещают России серьезные санкции в случае вторжения в Украину. Не только против компаний и банков, но и против Путина лично. Приходят и другие новости. О том, что не всем на Западе могут быть выгодны санкции. И даже президент США признает: пострадает не только российская экономика.

Американский бизнес сейчас пытается повлиять на ситуацию. По данным Reuters, В Белый дом обратилась профильная организация, объединяющая несколько компаний. Среди них — Chevron и General Electric. Они просят смягчить возможные санкции. У этих компаний крупные проекты в России: Chevron занимается магистральным российско-казахстанским трубопроводом, у General Electric совместное с «Интер РАО» производство газовых турбин. По данным Bloomberg, Германия и другие европейские страны добивались исключений для энергетического сектора хотя бы на некоторые операции. Предположительно задействованы лоббисты в западных правительствах.

Константин Сонин, профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики: Я не знаю, но я уверен, что все крупные международные бизнесы, любая крупная российская компания, у нее, конечно, есть лоббисты в США и Великобритании и в других странах. <...> Вообще это как раз нормальная практика, когда люди пытаются для себя или своей компании, вывести из-под возможных санкций.

Еще в 2017-м году CNN сообщал о лоббистской кампании, развернутой в США из-за закона о санкциях против России. За прошедшие 5 лет накопился опыт. Так что сейчас влиять на точечные решения властей западных стран пытаются люди знающие и находчивые.    

Станислав Митрахович, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета: Те, компании, которые работают в России, либо с Россией, они заинтересованы в том, чтобы санкции были минимизированы. Это самое естественное желание бизнеса. <...> Это бизнес в сфере энергетики — Chevron, Каспийский трубопроводный консорциум <...> У нас работает компания Exxon Mobile. Да, она закрыла свой проект, например, в Карском море. Это было связано, во-первых, с упавшими ценами на нефть, но и с санкциями, которые касаются шельфа, но самый главный проект Exxon Mobile в России — «Сахалин 1» — продолжает работать <...> Работают у нас софтовые компании — Google, Microsoft, Oracle <...> Procter & Gamble, который продает в России всякий ширпотреб, естественно, тоже не хочет терять рынок. Visa не хочет терять рынок. Mastercard не хочет терять рынок.

Против российских санкций выступают и некоторые немецкие предприятия. Восточный комитет германской экономики объединяет компании, работающие в России и странах бывшего Советского союза. Deutche Welle называет эту лоббистскую организацию «влиятельной». В нее входят, например, Volkswagen и Siemens. Эта структура сотрудничает с российским правительством и раз в год проводит встречу с Владимиром Путиным. Очередная, по данным источников Bloomberg, запланирована на март.  

Смягчение санкций или вовсе их отмену лоббируют не только некоторые западные предприятия, но и, конечно же, российские бизнесмены — те, кого в Европе и США принято называть олигархами.

Владимир Ашурков, соратник Алексея Навального: С тех пор, как вышел некий такой список Трампа, то есть это список крупнейших российских бизнесменов, который включает верхние позиции в списке Forbes, то я уверен, что верхние 50 самых богатых российских бизнесменов озаботились наймом лоббистских компаний в США, Англии и Европе. И они постоянно работают над тем, чтобы текущие санкции, которые есть, смягчили, а новых не было.

Добиться исключения из санкционного списка сложно. Один из редких примеров — компании российского миллиардера Олега Дерипаски. В 2018 году сам бизнесмен и восемь его активов попали под американские ограничения. В том числе один из крупнейших в мире производителей алюминия «Русал». «Санкции точно работают. Это очень болезненно. Не только для меня, но и для моих сотрудников, инвесторов, для многих людей», — отмечал сам бизнесмен.

Через год — в 2019 году — власти США сняли санкции с «Русала» и двух связанных с ней компаний. Ради этого Дерипаске пришлось выполнить условие — снизить свою долю в предприятиях ниже контрольной и уйти от управления. Reuters со ссылкой на источники писал, что президент Франции Эммануэль Макрон и на тот момент канцлер Германии Ангела Меркель могли поднять эту тему на переговорах с Дональдом Трампом. Так европейские лидеры якобы добились уступки, в которой был заинтересован бизнес Старого Света.  

Владимир Кара-Мурза, политик: Тут как бы даже в Меркель не было необходимости, потому что, как вы знаете, сама администрация Дональда Трампа инициировала в американском конгрессе частичное снятие санкций с групп господина Дерипаски, потому что рабочие места в Соединенных Штатах от этого зависели. На самом деле, вот эти все скандалы показывают степень интегрированности не только российского бизнеса — это было бы нормально — но российского околоолигархического, околовластного, околокремлевского бизнеса, что уже, естественно, подразумевает инструменты политического влияния. <...> Мне трудно поверить конкретно по поводу Ангелы Меркель, потому что последние годы она из всех западных политиков занимала самую принципиальную позицию в отношении путинского режима.

Пока что самые масштабные санкции США и Евросоюз ввели в 2014 году — после так называемого присоединения Крыма, который в представлении большинства стран мира был аннексирован. Те компании, которые пострадали тогда, готовятся на всякий случай перестраивать работу и сейчас.

Иван Шестов, директор по коммуникациям «Бургер Кинг Россия»: Буквально за три недели нам нужно было перестроить практически все. <...> Тогда мы это сделали,  это было реально трудно, но зато очень быстро мы перестроились, и практически 95-97% сырья мы стали получать от российских компаний. <...> У нас очень малые риски. Как я сказал, почти все мы в России получаем. Есть несколько ингредиентов, и основные сложности там либо с транспортировкой из Европейского Союза, либо из Калининградской области, которая, как вы знаете, немножко особенная с точки зрения расположения. Но на всякий случай прорабатываем пути подвоза морем, либо воздухом. В общем, так потихоньку готовимся.

По последней информации Bloomberg, предполагаемые — уже почти согласованные — санкции против России можно разделить на несколько категорий: против госдолга, финансовые, а также новые торговые ограничения. Financial Times уточняет: санкции могут коснуться окружения Путина, директоров госкомпаний, крупных чиновников, а также их жен и детей. Наибольшие опасения у многих аналитиков связаны с санкциями против российской банковской системы.

Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ: Что же касается отключения от SWIFT. Да, это действительно серьезно. Это тяжело. Но опять-таки об этом уже настолько долго говорили, что в принципе уже кое-какие действия, снижающие эффективность этой меры, уже предприняты. В частности, создана Центральным банком система СПФС <...> такой аналог SWIFT.

Пока самих санкций нет, об этом только ведутся разговоры, уже два месяца. Но и это оказывает влияние на бизнес. Итальянская банковская группа Unicredit передумала покупать российский банк «Открытие».

Дождь направил запрос в 10 крупных банков, работающих в России — как частных, так и государственных. Из них два отказались от комментариев. Остальные на запрос не ответили. Ранее публично высказался только глава Сбербанка Герман Греф: «Когда тебе каждый день чем-то угрожают, то, в конце концов, это перестает пугать, поэтому нас уже этим напугать невозможно. Что будет, то будет, мы ко всем вариантам развития событий готовы».

Представители крупного российского бизнеса молчат. И тому есть объяснение.

Том Блэквелл, генеральный директор EM Communications: Две причины. Во-первых, за санкциями стоит очень сложный вопрос: Украина, конфликт России с Западом. <...> В принципе, если ты бизнес, тебе не очень выгодно, честно говоря, вступить в эту дискуссию, потому что невозможно ничего не говорить и не обидеть 50% мира. <...> Вторая причина — если мы смотрим на все предыдущие санкции, то мне кажется, иногда нет особой логики, почему кого-то выбрали, почему эту компанию выбрали, почему не эту.

Пока у российских предприятий и бизнесменов, судя по всему, нет четкого ответа: как лучше защитить компанию от санкций: потратить деньги на лоббирование или на юристов? В 2020-м президент Путин комментировал ограничения словами «плевать на них». Угрозам нынешним глава государства пока оценку не давал. США и Великобритания обещают утвердить новые меры в первой половине февраля.

Фото:  Александр Казаков / Коммерсантъ

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде