«Если Навальный умрет, мир будет в бешенстве». Исполнительный директор Human Rights Watch о том, чем правозащитники могут помочь оппозиционеру

8 932

31 марта Алексей Навальный объявил голодовку в исправительной колонии №2 в Покрове, объясняя это отказом предоставить ему медицинскую помощь. Ранее политик несколько недель жаловался на боли в ноге и спине. Соратники Навального сообщают, что он потерял 15 килограммов. Администрация ИК-2 угрожает ему принудительным кормлением. За состоянием политика в мире следят более чем внимательно. История с Навальным — слишком громкая, она выходит за рамки внутренних дел России — ведь речь идет об использовании запрещенного химического оружия. Наконец, со стороны западных лидеров было сказано столько слов, столько было требований и угроз, что игнорировать происходящее они не могут. На днях генеральный секретарь международной правозащитной организации Amnesty International Аньес Калламар обратилась к президенту Владимиру Путину с требованием немедленно освободить Навального. Калламар указала на необоснованный арест политика и ухудшение состояния его здоровья. Есть реальная опасность, что российское государство подвергнет Навального медленной смерти, заявила она. Могут ли вообще повлиять на ситуацию с Алексеем Навальным международные правозащитные организации? Екатерина Котрикадзе обсудила это с исполнительным директором Human Rights Watch Кеннетом Ротом. 

Здравствуйте, Кеннет. 

Здравствуйте, рад быть сегодня с вами. 

И мы рады. Спасибо. Первый вопрос, конечно же, о состоянии Навального. Какой информацией о нем вы сейчас располагаете?

У Human Rights Watch нет особого доступа к колонии, в которой содержится Навальный. Конечно, российская тюремная система очень непрозрачна, и всем нам приходится буквально по крупицам собирать информацию, чтобы понять, что с ним происходит. Мы читаем все те же отчеты, что и остальные. Но что мы уже точно поняли: во-первых, над ним, скажем так, издевались в тюрьме. Например, будили каждый час, чтобы якобы проверить, не сбежал ли он — а фактически, чтобы унизить его. У него явно есть две межпозвоночных грыжи — поэтому он испытывает довольно сильную боль. И похоже, что у него есть серьезные респираторные проблемы. К тому же еще и лихорадка. А поскольку было зафиксировано 3 случая туберкулеза — это может быть он. Или это может быть COVID-19. И вот что нас беспокоит: несмотря на эти серьезные медицинские проблемы, похоже, что ему отказывают в предоставлении независимой медицинской помощи. И для этого нет никаких оснований. Это просто попытка жестоко унизить лидера оппозиции. 

Да, именно поэтому он объявил голодовку. Очевидно, что он чувствует себя плохо. Это то, что мы можем понять из получаемой информации. Может ли Human Rights Watch в этих обстоятельствах что-то сделать? Есть ли у вас какие-то инструменты? Ведь наверняка у Вас был подобный опыт. 

Конечно, мы очень обеспокоены состоянием Навального — как и весь остальной мир. То есть, мы же знаем, что в ФСБ уже пытались убить его «Новичком», а сейчас, вместо того чтобы действовать открыто, они, похоже, просто пытаются постепенно сломать его. И, к сожалению, если обратиться к истории, к случаю Сергея Магнитского — представителями оппозиции уже пренебрегали, отказывали им в медицинской помощи, и они погибали в российских тюрьмах. Никто не хочет, чтобы и сейчас произошло то же самое. Конечно, Кремль надеется, что если просто закрыть Навального, это приведет к тому, что массовое  оппозиционное движение, которое во многом он лично помог создать, движение, которое стремится к демократии, которое выступает против коррупции, — что оно просто исчезнет. Но это безумие. Этого не произойдет. И я думаю, важно, чтобы международное сообщество продолжило подчеркивать, что дело не в одном лишь Навальном. Дело в том, что российскому народу нужна власть, которая будет отвечать перед ним — а не перед маленькой кучкой олигархов. И, на мой взгляд, эта мысль все дальше распространяется по Европе, по Северной Америке, по всему миру. 

Как Вы считаете, могут ли быть подписаны какие-то резолюции, заявления или письма, способные повлиять на ситуацию? То есть мы ведь все прекрасно понимаем, что Владимиру Путину явно нет никакого дела до позиции Human Rights Watch или Amnesty International, или любой другой организации. Потому что ему кажется, что вы предвзяты, что вы всегда только защищаете российскую оппозицию, что вы никогда не прислушиваетесь к позиции правительства Российской Федерации. Какие конкретные меры могут быть предприняты, по-вашему, чтобы повлиять на Владимира Путина? 

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа