Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

В ДНР говорят об иностранных «наемниках» в Донбассе. Мы поговорили с главой «Грузинского легиона», где за Украину воюют около 200 иностранцев

8 февраля, 20:22 Екатерина Котрикадзе
6 597
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В самопровозглашенной Донецкой Народной Республике в понедельник заявили о прибытии наемников из Польши. По мнению сепаратистов, задача иностранцев — провести спецоперации вместе с украинскими силами. Среди целей называется «запугивание населения». В эфире программы «Котрикадзе иностранных дел» обсудили эту ситуацию с Мамукой Мамулашвили, командиром «Грузинского Легиона» в Украине. «Грузинский национальный легион» — добровольческое подразделение в Донбассе. Оно было создано в 2014-м и состояло в основном из грузин, но, судя по публикациям в западной прессе, к подразделению присоединяются и другие иностранцы.

Господин Мамулашвили, здравствуйте!

Здравствуйте! Вы знаете, у нас представители более чем тридцати стран, как раз поляков среди них нет. Так что то, что разглашают, скажем так, сепаратистские силы, я могу опровергнуть, потому что как раз польской национальности в «Грузинском легионе» нет. В основном все иностранцы, приехавшие в Украину, состояли и состоят в «Грузинском легионе», поляк у нас был доброволец в 2016 году, это был один человек всего, так что больше я даже не слышал об этом.

Вы знаете обо всех иностранцах, я правильно понимаю? То есть вы курируете как бы всех тех людей, не граждан Украины, которые так или иначе участвуют в боевых действиях в Донбассе?

Вы знаете, в своем большинстве они предпочитали «Грузинский легион» как профессиональное военное соединение, они подсоединялись к нам. Мы, конечно же, это приветствуем, потому что мы всегда разделяли опыт между военными разных стран. У нас были добровольцы из таких стран даже, как Япония.

О!

Так что, в принципе, этот опыт мы накопили. И мы этот опыт и по сей день используем во благо Украины и для протекции суверенитета страны.

Можете описать, сколько сейчас людей состоит в вашем «Грузинском легионе» и какой все-таки национальный состав? Кто превалирует, кого больше?

Доминируют граждане Грузии, конечно, процентов пятьдесят граждан Грузии, все остальные уже приехавшие из разных стран мира. У нас есть доброволец, скажем, из Аргентины, есть доброволец из Чили и вот таких стран, которые, в принципе, понимают, что Украина подвергается сегодня открытой войне со стороны России и независимость Украины сегодня висит на волоске. Эти люди приехали поддержать Украину, и сегодня они состоят в составе «Грузинского легиона».

Мамука, вы наверняка слышали не только о поляках, это совсем свежая новость, а по поводу того, что переброшены туда американские инструкторы. Туда ― в смысле в Донбасс, где вы и находитесь. Вы можете?..

Я еще раз повторяю, на официальном уровне никаких инструкторов туда не перекидывали. Все ребята, которые состоят в «Грузинском легионе», да, у нас есть граждане Соединенных Штатов, это приехавшие добровольцы, это бывшие военные с очень большим опытом, прошедшие миссии в Афганистане и так далее, то есть это ребята, которые прошли по несколько войн.

Да, американцев, насколько я понимаю, десятки. Я исхожу из последней публикации в BuzzFeed, где как раз и интервью с вами я читала, и цифры некоторые были приведены.

Мы сейчас ведем набор как раз, рекрутизацию солдат из разных стран мира. Я хочу сказать, что там сейчас доминируют добровольцы из Грузии, в основном приезжают из Грузии, но, конечно, присоединяются из Европы, из Соединенных Штатов, из Британии и так далее. И это число, скажем, к концу месяца будет намного выше, чем оно сейчас.

Мы не можем сейчас какие-то конкретные цифры называть?

Сейчас в «Грузинском легионе» примерно 200 человек.

200 человек, значит, половина ― грузины, остальные ― европейцы и американцы.

Да-да.

Хорошо. Как вы бы описали мотивы этих людей, в том числе опытных военнослужащих, которые приезжают туда? Это какая-то история про романтичные устремления, или это история про деньги, или это что-то еще?

Знаете, я лично прохожу, скажем так, собеседования с каждым из них, чтобы исключить какие-либо нацистские, расистские настроения и какого-либо рода экстремистские. Мы абсолютно не толерантны к людям, которые носят такую идеологию. К нам присоединяются профессиональные военные, во-первых, во-вторых, люди, которые идеологически понимают, почему они сюда приезжают и почему они хотят помочь Украине. Главная миссия этих ребят как раз состоит в защите населения, которое беззащитно. Защита тех украинцев, которые сами не могут держать оружие и которых можем защитить мы.

Но эти люди зарабатывают, не так ли?

Они не зарабатывают абсолютно ничего. Эти люди на волонтерских основах приехали сюда. На данный момент никто из них не получает зарплату, абсолютно никакого оклада.

Потрясающе, то есть это все просто по воле сердца.

Да, да, потому я и провожу собеседования лично, чтобы исключить момент какой-то корысти в этом, потому что для меня с самого начала была неприемлема какая-либо оплата. Но когда мы поступили на контракт с украинской армией, официально мы находились на контракте три года, все ребята, кто пошел на контракт, получали официальную зарплату, такую же, какую получает обычный украинский солдат, потому что по закону, подписывая контракт, ты не можешь отказаться от зарплаты.

Я прошу прощения, Мамука, а вы на что существуете? Вы там с 2014 года.

Мы существуем на дотации наших друзей. Очень долгое время «Грузинский легион» содержала моя сестра, которая финансово помогала «Грузинскому легиону». Также очень большую роль сыграли гражданские волонтеры, которые помогали с продуктами питания и так далее. То есть все, что связано с «Грузинским легионом», в основном связано с волонтерством, и мы никогда, скажем так, не просили помощи от государства.

Хорошо. Давайте перейдем к ситуации, которая сейчас, на данный момент, сложилась в Донбассе. Что меняется в последнее время и меняется ли? Наблюдаете ли вы какие-то движения, которые бы были для вас сигналом к, например, вторжению, большому, широкомасштабному вторжению России?

Россия вполне может такой шаг сделать, исходя из неадекватности ее правительства, но дело не в этом. Есть сигнал, конечно же, и это не концентрация войск на Донбассе, где уже есть укрепленная линия фронта, это концентрация русских войск как раз на границе с Белоруссией, где идет основная концентрация войск, специфической техники, которая может потенциально быть использована для наступления. И это для нас, военных, сигнал того, что может вполне быть полномасштабное наступление России.

Я бы сказал, что украинская армия сегодня на сто процентов готова встретить любого врага, украинская армия сегодня далеко не та, которой она была в 2014 году. Это полумиллионная армия с колоссальным опытом войны, который ей, к сожалению, пришлось пройти, потому что Россия вторглась в Украину.

А вы лично, Мамука Мамулашвили, грузин, казалось бы, вот вам это зачем?

Я с девяностых годов воюю против агрессии России. Первый раз это было в 1993 году. Мой отец, военный генерал, который взял меня на войну в Абхазии, мы попали в российский плен в Абхазии, конец войны уже, и я очень четко помню, что меня ассоциирует вообще с Украиной и почему мне захотелось поехать и помочь украинцам. Я помню, как местное население в Грузии тогда… Были такие очень негативные настроения вообще насчет войны. И я помню, как многие говорили: «Приехали украинцы нам помогать». И даже та маленькая часть, которая приехала, это было так мотивационно для грузин тогда, и это была настолько большая помощь, что слово «украинец», когда я его услышал уже в 2013 году при Майдане, во мне спровоцировало то, что украинцам надо помочь.

Еще один фактор того, что украинцы, Украина и Грузия ― стратегические партнеры. Более трехсот тысяч беженцев эвакуировала из зоны опасности как раз украинская армия, украинский флот и украинская авиация. Они как раз смогли эвакуировать женщин и детей, которые практически были подвержены расстрелу. И, конечно же, мы в свою очередь сможем, хотим и сможем сделать для украинцев то же, что они в свое время сделали для нас.

Кстати, если вы помните эти кадры, когда украинцы эвакуировали детей и женщин с приграничной линии моря, это такие очень распространенные кадры, на эту лодку поднимают одного ребенка, его прямо бросают, скажем так, на одну из военных лодок. И этот парень, Коте Лашхия, он был нашим офицером в «Грузинском легионе», его спасли украинские военные. В 2014 году он погиб за Украину.

Ох! Скажите, пожалуйста, Мамука, вы же наверняка держите какую-то связь с президентом Украины Владимиром Зеленским. Когда вы создавали этот легион, «Грузинский легион», то президент был другой в стране. Как сейчас, какие у вас отношения складываются с администрацией, с офисом президента Зеленского, с ним лично? Он приезжал в Донбасс неоднократно. Общались ли вы? Расскажите, если это не секрет.

Знаете, лично с Зеленским я не встречался. У нас очень плотные отношения, конечно же, с государственными структурами, потому что мы не хотим быть за гранью закона Украины. Мы сотрудничаем со многими структурами, хотя мы остаемся добровольцами и в случае надобности подписываем контракт с украинской армией.

Настроения, конечно же, очень позитивные. Я бы не сказал, что у нас когда-либо были проблемы. У нас были проблемы при президенте Порошенко в свое время, к моему большому сожалению, под этот политический, скажем так, раскал событий попал как раз «Грузинский легион». Нас просто пытались дискредитировать при президенте Порошенко.

А при Зеленском этого не происходит? Какие-то сигналы от них поступают? Расширяйтесь, мол, или давайте, не знаю, переместимся из этого места в другое, или что-то еще.

Нет, у нас есть своя база логистики, куда, скажем так, по запросу, мы сейчас помогаем обучать три тысячи гражданских человек, которые практически хотят научиться элементарным навыкам и знать, как поступить при полномасштабной войне и при вторжении России. У нас сейчас действующая программа, наряду с рекрутизацией ребят из разных стран мира мы проводим тренинги как раз по обучению гражданских лиц.

И еще хотела уточнить по поводу химического оружия, о котором говорит, наверняка вы знаете, министр обороны России господин Шойгу, и не только он, представители так называемых ДНР и ЛНР тоже. Что вы про это можете сказать? Есть ли у вас сведения о наличии химоружия на территории Донбасса?

У меня есть сведения, что как раз русской стороной было завезено химическое оружие на территорию Донбасса и они пытаются использовать это химическое оружие для провоцирования полномасштабной войны. Этой информацией я владею на сто процентов.

Хочу уточнить по поводу химоружия. Откуда у вас эта информация, можете ли вы делиться источником?

Знаете, я не могу назвать источник, не хочу сказать, что это слухи, но вполне возможно, что российская сторона, исходя из риторики только о химическом оружии, вполне может использовать химическое оружие для развязки полномасштабной войны.

То есть это не точно?

Я бы не сказал, что точно, конечно, и это не совсем слухи.

Спасибо вам большое!

Фото: Валентин Спринчак / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде